перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Во-первых, я всех крестил. Во-вторых, без молитвы мы не приступаем к работе»

Худрук «Практики», режиссер и драматург Иван Вырыпаев — о новом спектакле «UFO», духовности и Путине.

Искусство
«Во-первых, я всех крестил. Во-вторых, без молитвы мы не приступаем к работе» Фотография: Илья Батраков
  • У твоего нового спектакля «UFO» длинная история. Расскажешь?
  • Несколько лет назад я обратился к одному предпринимателю с идеей фильма про людей, которые общались с инопланетянами. Вообще, с инопланетянами общалось около шести миллионов людей на земле. И процент из них общается с инопланетянами постоянно. Человек сказал: «Отличная идея». И дал мне средств на то, чтобы я мог собрать материал, нужно было встретиться с десятком людей в разных странах. Потом я написал сценарий, но он не понравился никому из про­дюсеров. В итоге фильм не случился, а материал остался. Из него я и сделал пьесу. Но спектакль — это громко сказано. Я один на сцене просто знакомлю с рассказами людей.
  • Ты веришь в инопланетные цивилизации?
  • Ну послушай. Давай предположим, что подавляющее большинство тех, кто утверждает, будто встречался с инопланетянами, — шарлатаны и психи. Но не могут ведь все быть психами и шарлатанами. Должно быть несколько нормальных людей. Впрочем, в этом спектакле мне вообще не важно, видели эти люди инопланетян или нет, это не имеет значения. Важно только то, какой опыт они пережили. Относиться к иным цивилизациям стоит как к метафоре. Которая говорит больше о нас самих, чем об иных цивилизациях.
  • Когда ты возглавил «Практику», ты говорил, что новация, которой известна «Практика», должна войти в согласие с традицией; что есть проблема с театральным образованием и в «Практике» будет образовательная программа для артистов; что это будет театр мультикультурный — вроде журнала National Geographic: люди будут знакомиться здесь с иными культурами и другими типами сознания. Что из этого удалось?
  • Все так и есть. Очень интересный опыт с интегральным курсом, который мы набрали. Курс для актеров, менеджеров и режиссеров. Их двадцать человек. Они учатся бесплатно. Ведет курс Виктор Ширяев, большой специалист по инте­гральному развитию. Я тоже как ученик хожу учиться, когда время есть. Мне очень интересно.
  • Интегральный курс? Что конкретно имеется в виду?
  • Курс интегрального развития. Он показывает человеку карту развития его эго, его сознания. Есть теория, что сознание развивается. Человек смотрит из сегодняшней перспективы на вчерашние свои поступки и говорит: «Господи, какая глупость это была». Что такое старый мудрый ­человек? Это человек, который видит множество перспектив. Вот мы с тобой много лет знакомы, взять наши старые интервью — мы увидим, что в некоторых я какой-то бред говорю. Но когда я это говорил, мне ведь это бредом не казалось. Почему это произошло? Потому что у меня появилась другая перспектива. А если перспективы нет, стоит задуматься. Но откуда она возьмется? Я могу себе помочь, дать ей раскрыться с помощью изучения своего духовного и творческого потенциала. Это полезно всем — и тем, кто биз­несом занимается, и творчеством, да хоть экологией. Есть определенный набор знаний, которые позволяют это развивать.
Возглавив боевую «Практику», былой радикал и провокатор Иван Вырыпаев за­чех­лил оружие и при­­ступил к мирному строительству

Возглавив боевую «Практику», былой радикал и провокатор Иван Вырыпаев за­чех­лил оружие и при­­ступил к мирному строительству

Фотография: Илья Батраков

  • Видишь дефицит осознанности в артистах?
  • Огромный дефицит. А ведь мы же несем что-то людям со сцены. Я вот читаю театральных людей в фейсбуке и вижу, как люди, например, критикуют Путина или пишут: «Что же это такое в нашей стране происходит, да ужас!» И я понимаю, что люди задаются вопросами, на которые Кен Уилбер и интегральная философия дают ответы. Например, нельзя потребовать от Владимира Путина того, на что он неспособен по определению. Потому что человек не может перепрыгнуть на иной уровень развития в один момент. Сознание развивается по спирали. Можем ли мы тре­бовать от Владимира Путина честности? Можем, ее мы требуем от любого человека. А мы можем требовать от него держать слово? Конечно, это не имеет отношения к уровню его сознания. Но его мировоззрение, его эстетические взгляды, взгляды на национальные проблемы и многое другое изменить невозможно. Он такой человек. Он не может измениться ни под влиянием митингов, ни под влиянием общественности, его уровень — это его уровень. Знание этой модели помогает и в театре — в работе с персонажами, с темами, в том, как что ты говоришь зрителю, как строишь с ними диалог. Здесь нет никакой мистики и эзотерики.
  • А будет ли у вас спектакль про бурятскую девушку? Ты рассказывал год назад.
  • В этом сезоне мы его сделаем. «Практика» — это такой театр, где нужно иметь очень гибкую систему. Поэтому мы перестали заявлять свои планы на весь сезон — а вдруг появится что-то очень важное? Вот Казимир Лиске ехал в Нью-Йорке в машине и услышал по радио, как письма двух людей читают. У человека изнасиловали и убили дочку. Потом насильник сел в тюрьму. И написал письмо отцу. Отец как-то ответил — и завязалась переписка. И пятнадцать лет они переписывались. Отец оказался квакером. И он сумел простить убийцу. Не сразу, но простил. Кэз рассказал мне об этом, загорелся. Мы дали ему денег. Он поехал к этому человеку, встретился с ним, поговорил. Тот отдал ему все письма. Все, делаем спектакль. Спектакль о процессе прощения. Как-то так репертуар и складывается.
  • Недавняя премьера «Петр и Феврония ­Муромские» тоже возникла случайно?
  • Да. Это идея Арины Маракулиной, у нее в «Театр.doc» был спектакль на этом материале для школьников. Новый спектакль никакого отношения к тому не имеет. Только материал тот же. Мне очень нравится этот спектакль. Во-первых, тут миф наш национальный. А во-вторых, хотелось, чтобы люди услышали старославянский язык, погрузились в его музыку. Но это нужно сделать в игровой манере. Спектакль придуман через этюды. Он и смешной, и глубокий. Саша Маноцков написал для него музыку, Петя Главатских ее играет.
  • Сейчас часто говорят, что ты сделал из «Практики» русский духовный театр «Глас».
  • Пускай говорят. Я больше скажу. Я всех сотрудников заставляю по утрам молиться. Во-первых, я их всех крестил. Во-вторых, без молитвы мы не приступаем к работе. Мы поем псалмы. Соблюдаем пост. И потом… «Духовный театр». Что значит «духовный»? Вот Марфа Горвиц сейчас ставит «Золушку». Это социальный театр. Жоэль Помра, французский драматург, получил грант Министер­ства образования Франции на создание пьесы для детей и родителей. Это значит, что ты при­ходишь со своим ребенком на спектакль — и вместе вы разбираетесь в трудных вопросах. Или вот Игорь Симонов с политической пьесой у нас будет. Я не очень политикой интересуюсь, но мы ведь про разное, нам нужен взгляд и на политическую систему. У нас репертуар составляется не из того, что нравится лично мне. В театре есть координационный совет. В него входят директор, я, продюсер и еще два менеджера. Мы вместе ­обсуждаем каждый проект. И принимаем на его счет решение, если он только проходит экспертизу на всех стадиях — технической, коммерческой. Большинство моих собственных проектов координационный совет отклонил. Они меня убедили. А насчет «духовного театра «Глас» — наверное, это даже комплимент.
  • Ты видишь себя пастырем?
  • Театр, безусловно, пастырь. А духовность — это осознанность. Так я это определяю для себя. Я не претендую на истину, но полагаю, что театр — это искусство развития осознанности. Я думаю, что есть три уровня искусства. Усыпление — это когда мы делаем все, чтобы тебя развлечь. Борьба — это когда мы с тобой боремся, будим тебя, говорим об острых проблемах, делаем тебе неприят­но за твои же деньги, хлещем тебя по щекам. Это тоже полезно. Третий уровень — созидательный. Когда мы раскрываем твой творческий потенциал. Это такое саттвическое, как говорят индусы, состояние. И не важно, о чем пьеса, — она может быть о гамбургерах или о боге, — важно, на какой энергии это сделано. Острые проблемы тоже нужно обсуждать, но можно делать это, созидая.
  • Я запуталась. Так ты православный или интегральный?
  • Интегральное развитие — это метод анализа, а не духовный путь. Ты можешь быть буддистом — и использовать интегральную карту; можешь быть христианином — и быть интегральным. Есть Маслоу, Джиллиган, Уилбер — психологи и философы, которые между собой спорят и не соглашаются, но все они занимаются развитием. Ведь зачем ты идешь к психологу? Не только ведь чтобы излить на него свои проблемы. Когда ты в порядке, тоже нужно идти к психологу: чтобы посмотреть на се­бя с иной точки зрения. Так и театр. Он помогает нам увидеть жизнь из еще одной перспективы. 
  • Думаю, что публика «Практики» — это люди, у которых уже есть несколько перспектив.
  • Вот я тебе расскажу, что меня поразило. Мы играли сейчас «Благодать и стойкость». Поставили спектакль на 30 декабря в восемь вечера. Что такое 30 декабря? Это время корпоративов. Когда люди празднуют. А билеты разлетелись за 10 минут. И это продолжается. Это хит продаж. Это наша коммерческая удача. А что на сцене? На сцене три часа люди сидят и читают книгу. Ну да, конечно, в зале 100 мест. И не уверен, что, если бы мест было 300, было бы то же самое. Но у ста человек есть потребность вечером послушать. Почему? Потому что это не о раке на самом деле. Это Алена Долецкая убежала в антракте, а потом давай в интервью выяснять, зачем я сделал спектакль о раке. Да не о раке он! Нужно смотреть и второй акт. Это спектакль о движении к целостности. И люди, которые приходят на спектакль, тоже ­хотят целостности. Им важно, что пережила это все реальная женщина, что это не мой вымысел. Этот спектакль — сеанс. Чтобы пойти к хороше­му психологу, нужно большие деньги выложить. А здесь — недорого. И я все-таки как режиссер кое-что сделал: музыку подложил, видео, там нескучно. И не так уж и просто. Актеры на очень высоком уровне энергии находятся и держат на этом уровне зал. Каролина (Грушка, актриса «Практики» и жена Вырыпаева. — Прим. ред.), ­которая много лет занимается практиками — ­йогой, медитацией, — ­может удерживать эту ­энергию. И людям нужно это, видимо. Раз они платят за билет полторы ­тысячи рублей. Мы же их не заставляем.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить