перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Сфорца» в Центре им. Мейерхольда: ополченцы, философский камень и Тото Кутуньо

В Центре им. Мейерхольда прошли премьерные показы спектакля «Сфорца». Алексей Киселев считает, что костюмированная мелодрама про падение миланского средневекового феодализма стала главным политическим спектаклем сезона.

Искусство
«Сфорца» в Центре им. Мейерхольда: ополченцы, философский камень и Тото Кутуньо

На исходе XV век. По всей Европе расцветает проклятый буржуазный Ренессанс, но гордая Ломбардия держится. Могучие стены первопрестольного миланского замка хранят святые инквизиторские традиции, железным занавесом укрывая обеспокоенного герцога Висконти со свитой и семейством от угрожающего национальной безопасности гуманизма. Попутно ведется война с соседними республиками, погрязшими в ереси, во имя укрепления могучих скреп феодальной монархии. Но все меняется, когда приходит он — поклонник Платона и «Нирваны», на коне и с преданным войском, красавец кондотьер Франческо Сфорца. Так бы он и проскакал себе мимо, не попадись ему на глаза юная и прекрасная Бьянка, она же дочь и единственная наследница местного престола.

Фотография: meyerhold.ru

Известно, что Саша Денисова (соавтор хита «Театр.doc» «Зажги мой огонь», колумнист «Русского репортера» и до недавнего времени — штатный драматург Маяковки) пишет исторический роман, и «Сфорца» — его театральная демоверсия. Каков выйдет роман — покажет время, а пьеса получилась на редкость замечательная, как минимум с точки зрения театральной механики. Помимо фирменного жонглирования нетривиальными историческими фактами (а знаете ли вы, как правильно приготовить ядовитое зелье? что такое карты Таро на самом деле? чем отличается философский камень от философской воды? где находится третий гвоздь с того самого креста?) и чеканных афористичных диалогов в наличии: поступательная композиция, несколько внятных и внезапно пересекающихся линий, все персонажи переживают сложное развитие — словом, старая добрая модель в эталонном воплощении. И даже с жанровой точки зрения тут наблюдаются захватывающие метаморфозы: если первый акт передает привет драматическим карикатурам Эрдмана, то во втором действие обретает просто-таки шекспировский пафос. Который, впрочем, вовремя снимается посредством энергичного исполнения шлягера одной небезызвестной калифорнийской группы.

Фотография: meyerhold.ru

Другое дело, что аллюзии на нынешнее положение дел в нашем с вами отечестве, которые даже издали кажутся слишком толстыми, тут укрупняются порой до неприличия. Когда уже все уяснили, что миланский Кремль точь-в-точь как московский, что Святая церковь — РПЦ, а жизнерадостный художник Бонифачо — перспективный стартапер, совершенно не обязательно предъявлять еще и украиноговорящих вояк в касках и вести торжественные монологи про важность традиционных ценностей. Стоит ли говорить, что, когда за атмосферу средневековой Италии в спектакле отвечает Тото Кутуньо, пародировать по-богомоловски новостной эфир федерального телеканала — такая же сомнительная затея, как подкладывать композицию «Creep» ансамбля Radiohead под романтическую сцену.

Фотография: meyerhold.ru

Однако именно вот эти жирные эпизоды, как ни странно, дают актерам наиграться вволю, а зрительному залу — нахохотаться. Режиссера Алексея Жеребцова явно изменила прошлогодняя совместная работа с Денисовой — спектакль «Алиса и государство» в ЦИМе же. Не осталось и следа от технологической сумятицы, неказистых юморесок и украшательной хореографии. В «Сфорце», если не замечать электрогитары в руках Бонифачо, все настроено под камертон пьесы; холодное пространство металлических параллелепипедов (художник Александр Арефьев) при всей выразительной скупости обживается максимально богато, не говоря уже о филигранном каскаде ненавязчивых гэгов. Что до ролей, тут просто изобилие отличных работ. Илья Барабанов (Le Cirque de Charles la Tannes) играет смешного дремучего колдуна, незаметно превращая его в чуть ли не трагического героя; Андрей Смирнов (Liqiud Theatre) разместил свой образ главного героя в одном ряду с Данилой Багровым и Эрастом Фандориным; а невероятно обаятельная работа Инны Сухорецкой («Практика») в образе Бьянки с ее коронными вопросительно-возмущенными акцентами в самых неожиданных местах — вообще безоговорочно лучшая женская роль если не последних лет, то уж сезона точно.

Фотография: meyerhold.ru

И, между прочим, у нас на глазах сформировалась уникальная труппа, собранная почти по рок-н-ролльным канонам — на общей волне и без коммерческих целей. Она прошла извилистый путь от «Зажги мой огонь» в «Театр.doc» и «Пыльного дня» в ЦДР к «Алисе и государству» и «Сфорце» в ЦИМе и сформировали свой вполне узнаваемый стиль. А заодно произошло еще одно важное событие, которого все уже устали ждать, — «новая драма», десять лет назад проводившая фестиваль под девизом «Ищу героя», добилась своей цели. Герой был обнаружен не в подворотне, не на трибуне, не за компьютером и не в параллельной реальности, а там, где и искать забыли. Он явился в доспехах и принес с собой лозунг: «Человек — мера всех вещей». И, похоже, у него есть все шансы победить вселенское зло. Потому как за ним не только правда, высшее образование и рок-н-ролл, но и разрушающая крепостные стены любовь.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить