перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Мастерская Брусникина»: как устроена самая востребованная труппа города

Самая многообещающая актерская команда города, с которой на данный момент работают едва ли не все главные герои актуального отечественного театра, открыла сезон в театре «Человек». Алексей Киселев подготовил подробный профайл «Мастерской Дмитрия Брусникина» и ее основателя.

Искусство
«Мастерская Брусникина»: как устроена самая востребованная труппа города Фотография: Мария Савельева

Кто такие брусникинцы

Строго говоря, брусникинцем имеет законное право именоваться всякий студент и выпускник актерского факультета Школы-студии МХАТ, однажды поступивший на курс белобородого добряка с теплым голосом по имени Дмитрий Брусникин. Например, Сергей Лазарев, Александра Урсуляк и Дарья Мороз. Однако с размахом прославить имя мастера выпало четвертому поколению учеников, а именно — набору 2011 года.

За четыре года обучения команда актеров, среди которых некоторым только исполнилось 20 лет, выпустила больше 10 спектаклей за пределами института (куда попросту не влезают все желающие увидеть новый культурный феномен): в «Практике», «Театр.doc», Центре им. Мейерхольда и Боярских палатах. Они открывали юбилейную церемонию «Золотой маски», сочиняли уличные шоу на ВДНХ и перформансы для Пушкинского музея, играли вербатим о телеканале «Дождь» в студии телеканала «Дождь».

В первую очередь брусникицы именно что банда, из 21 участника которой неправильно выделять отдельных героев. И все-таки некоторые имена уже неминуемо выдвинулись на первый план. Василий Буткевич привез с «Кинотавра» приз за лучшую роль («Тряпичный союз» Михаила Местецкого), Марина Васильева сыграла главную роль в «Как меня зовут» Нигины Сайфуллаевой, Петр Скворцов снимается в «Мученике» Кирилла Серебренникова, а сформировавшаяся на курсе музыкальная команда Post/a/Nova во главе с Игорем Титовым активно концертирует на клубных площадках города. На театральной сцене же чаще других на передовой оказываются похожий на Курехина Василий Михайлов, холодная леди-вамп из линчевской вселенной Алиса Кретова и приземистый интеллектуал-бормотун Сергей Карабань. Собранные вместе они представляют собой, во-первых, полное собрание архетипов поколения двадцатилетних, во-вторых — труппу профессиональных актеров, которые могут все.

Брусникинцы в почти полном составе. Слева направо, на подоконнике: Сергей Карабарь, Михаил Плутахин, Тимофей Фотиев, Игорь Титов; стоят: Василий Михайлов, Ольга Воробьева, Гладстон Махиб, Дарья Ворохобко, Алексей Любимов, Анастасия Великородная, Юрий Межевич, Василий Буткевич, Алексей Мартынов, Алиса Кретова; сидят на полу: Роман Колотухин, Марина Васильева, Алина Насиббулина

Брусникинцы в почти полном составе. Слева направо, на подоконнике: Сергей Карабарь, Михаил Плутахин, Тимофей Фотиев, Игорь Титов; стоят: Василий Михайлов, Ольга Воробьева, Гладстон Махиб, Дарья Ворохобко, Алексей Любимов, Анастасия Великородная, Юрий Межевич, Василий Буткевич, Алексей Мартынов, Алиса Кретова; сидят на полу: Роман Колотухин, Марина Васильева, Алина Насиббулина

Фотография: Мария Савельева

Дмитрий Брусникин

Последние четыре года имя одного из самых преданных Школе-студии МХАТ педагогов (вовсе не публичное пространство) не сходит с топов культурных новостей. Премия журнала «Сноб» «Сделано в России-2015» в номинации «Театр» досталась не Евгению Миронову за «Сказки Пушкина», не Борису Юхананову за «Электротеатр Станиславский» и не Тимофею Кулябину за «Тангейзер», а Дмитрию Брусникину за «новый театр — молодой, экспериментирующий, живой».

В перечислении призваний — актер, режиссер, сценарист, педагог — справедливы все, но определяет биографию последнее. С 1982 года, то есть сразу после получения диплома Школы-студии МХАТ, Брусникин уже ассистирует на кафедре, а затем и набирает свой курс. И если поначалу преподавание было своего рода прикрытием для полуподпольной практики перестроечного режиссера-экспериментатора (отдельная страница в истории отечественного театра), то в 90-е педагогика стала делом жизни. Если не принимать во внимание с десяток криминальных и мелодраматических сериалов, где Брусникин числится чаще всего режиссером («Сыщики», все части «МУР есть МУР», «Счастье по рецепту» и так далее), другим важным пунктом в жизнеописании мхатовского старожила служит, конечно, сцена. С возрастанием популярности «Мастерской Брусникина» увеличилось и количество крупных ролей мастера. Чего только стоят его гротескные выходы в премьерных «Пьяных» в МХТ им. Чехова или мученические монологи в «Black & Simpson» в «Практике».

Главным компаньоном Брусникина еще с институтской скамьи был Роман Козак — совместно набранные курсы (1999, 2003, 2007) становились командами профессионалов и попадали, как правило, в труппу Театра им. Пушкина. После трагического ухода Козака из жизни в мастерской, ждущей новых наборов, образовалась скорбная пустота — и вместе с тем настало время радикальных перемен.

Юрий Квятковский Юрий Квятковский режиссер, педагог Школы-студии МХАТ, лидер объединения Le Cirque De Charles La Tannes

«Брусникин еще уникален тем, что у него нет понимания как преподавать. При этом это не осутствие метода, это и есть метод. Он не держится за пройденное и наработанное и понимает, что в любом случае нужно искать, даже в преподавании. Такая крамольная мысль, но она очень важна. Все, что театр предлагает на данный момент, Брусникин превращает в педагогическую систему».

Студии МХТ от Мейерхольда и Вахтангова до Серебренникова и Брусникина

  • 1905Студия на Поварской
  • 1912Первая студия
  • 1916Вторая студия
  • 1919Музыкальная студия
  • 1920 Третья студия
  • 1921Четвертая студия
  • 1943Школа-студия МХАТ
  • 1956Студия молодых актеров («Современник»)
  • 1975Новый драматический театр
  • 1990Пятая студия
  • 2005Studio Six
  • 2006Le Cirque de Charles la Tannes
  • 2012Седьмая студия
  • 2015«Мастерская Брусникина»
  • 1905
    Студия на Поварской
    Сбежавший из труппы МХТ юный Мейерхольд вновь приглашается Станиславским и Немировичем-Данченко в качестве уже не артиста, а разработчика новых театральных форм. Для публики студия так и не открылась, а экспериментальный спектакль «Смерть Тентажиля», единожды показанный в Студии на Поварской, вошел в историю как начало режиссерского пути великого реформатора сцены.
  • 1912
    Первая студия
    Студия при Московском художественном театре, созданная для апробации новых актерских техник, свод которых позднее назовут системой Станиславского, располагалась в несохранившемся камерном зале на Триумфальной площади (парковка напротив гостиницы «Пекин»). Руководил занятиями Леопольд Сулержицкий, здесь же свои первые спектакли ставил Евгений Вахтангов, а в главных ролях творил чудеса Михаил Чехов. В 1924 году команда провозгласила независимость и, назвавшись МХАТом Вторым, получила собственное здание рядом с Большим театром (сегодня здесь РАМТ). Вскоре Михаил Чехов эмигрировал, без него МХАТ Второй продержался до 1936 года и был расформирован.
  • 1916
    Вторая студия
    Частная актерская «Школа трех Николаев» (Массалитинова, Александрова, Подгорного), созданная артистами Художественного театра, в 1916-м переименовывается во Вторую студию МХТ и поселяется в Милютинском переулке. С этого момента руководителем студии стал Вахтанг Мчеделов, воспитавший выдающуюся труппу артистов, большая часть которой (включая, например, Николая Баталова, Аллу Тарасову, Марию Кнебель и Михаила Яншина) в 1924 году вошла в состав МХАТа (с 1919 года уже академического).
  • 1919
    Музыкальная студия
    В первые годы после революции Большой театр и МХТ вели переговоры о создании совместных постановок. В результате были созданы две студии: Оперная — под руководством Станиславского в Большом театре и Музыкальная — под руководством Немировича-Данченко в МХТ. Целью обеих было внедрение режиссерских и актерских практик прогрессивного реалистического театра в оперное искусство; так зарождалась авторская оперная режиссура. В 1926 году студии превратились в театры, объединенные в 1941 году под общим названием Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко.
  • 1920
    Третья студия
    Студия Евгения Вахтангова, самого «театрального» ученика Станиславского, основанная в качестве любительской еще в 1913 году, семь лет спустя получила название Третьей студии МХТ. После смерти Вахтангова в 1922 году, только что окончившего репетиции легендарного спектакля «Принцесса Турандот», студия существовала автономно, а в 1926-м получила статус официального театра. Так появился Театр имени Вахтангова.
  • 1921
    Четвертая студия
    Самая малоизвестная студия МХАТа создавалась для обслуживания районных клубов. В 1927-м студия получила название Реалистический театр и расположилась на Триумфальной площади (здание не сохранилось), где просуществовала 10 лет вплоть до ликвидации в 1937 году. Основная часть труппы была присоединена к легендарному эстетскому Камерному театру, идеологический прессинг которого вскоре привел к смерти основателя — Александра Таирова и переименованию одного из главных театров России прошлого века. С тех пор здесь Театр им. Пушкина.
  • 1943
    Школа-студия МХАТ
    За месяц до ухода из жизни Немирович-Данченко поделился с руководством МХАТа идеей создания школы-студии. Школа и студия в его концепции представляют собой два обязательных эволюционных этапа перед формированием театра, который в конечном итоге всегда должен быть открыт к новому. «В художественном отношении школа-студия должна быть автономна. Да, она должна знать, что такое искусство Художественного театра, но это не значит, что должна всецело ему подчиняться. <...> постепенно с ростом студийцев пусть вырабатывается свое понимание искусства». На сегодняшний день Школа-студия МХАТ — один из крупнейших театральных вузов мира.
  • 1956
    Студия молодых актеров («Современник»)
    Группа выпускников Школы-студии МХАТ (Олег Ефремов, Галина Волчек, Игорь Кваша, Олег Табаков, Евгений Евстигнеев, Лилия Толмачева и Виктор Сергачев) явила истории театра (в пику засилью соцреализма) камерный спектакль небывалой искренности по пьесе Виктора Розова «Вечно живые». Команда назвала себя Студией молодых актеров, а через два года она стала самым популярным театром в СССР под названием «Современник».
  • 1975
    Новый драматический театр
    Театр, труппу которого составили полностью выпускники Школы-студии МХАТ, курса Виктора Монюкова. Первый репертуар составили студенческие спектакли главным образом по современной советской драматургии. В разное время здесь играли, например, Лев Дуров и Никита Джигурда. Театру, история которого не знает очевидных фуроров, катастрофически не повезло с локацией — находится он неподалеку от платформы Лось, в двух минутах от МКАД.
  • 1990
    Пятая студия
    Ученики Олега Ефремова — Роман Козак, Михаил Мокеев и Дмитрий Брусникин, проявившие себя на полуподпольной территории героями новой альтернативной режиссуры на исходе 80-х, — вошли в педагогический состав Школы-студии МХАТ и с благословения мастера назвались Пятой студией. Фактически ничего не поменялось: спектакли их («Чинзано» Козака, «В ожидании Годо» Брусникина, «Эмигранты» Мокеева) продолжали играться на разных площадках, только теперь их объединяла общая дирекция. Через полтора Козак возглавил Театр им. Станиславского, Пятая студия прекратила существование.
  • 2005
    Studio Six
    Нью-Йоркский театр, основанный по возвращении из Москвы группой выпускников американского курса Школы-студии МХАТ. На этом курсе учились, к примеру, Один Байрон, играющий в сериале «Интерны» и Чичикова в «Мертвых душах» Серебренникова и Казимир Лиске, фронтмен спектаклей Ивана Вырыпаева. Впрочем, их мы знаем как раз потому, что они в состав Шестой студии не вошли и остались в России.
  • 2006
    Le Cirque de Charles la Tannes
    Независимая команда актеров, художников, режиссеров и музыкантов, основанная выпускниками совместного курса Дмитрия Брусникина и Романа Козака. «Цирк Шарля Танна» прославился далеко за пределами театрального круга хип-хоперой «Копы в огне». Лидер объединения — режиссер Юрий Квятковский.
  • 2012
    Седьмая студия
    Первый и единственный на данный момент курс Кирилла Серебренникова в Школе-студии МХАТ. Учебные работы с первого года обучения становились спектаклями («Герой нашего времени», «Феи», «Околоноля», «Отморозки») репертуара не только Учебной сцены, но и «Платформы» — главного на тот момент места силы актуального театра. В 2013 году Кирилл Серебренников был назначен худруком Театра им. Гоголя; так появился «Гоголь-центр», в труппу которого вошла в полном составе Седьмая студия.
  • 2015
    «Мастерская Брусникина»
    Вместе с Дмитрием Брусникиным, набиравшим новый курс на фоне шумного успеха Седьмой студии, новую идеологию мастерской разрабатывали молодые педагоги Школы-студии и в том числе — Юрий Квятковский. Таким образом энергию новой труппе, базирующейся теперь в театре «Человек», придали две другие мхатовские силы: Пятая студия и Le Cirque De Charles La Tannes.

Экспериментальная педагогика

Старт потоку коллабораций дал вербатим «Это тоже я» — серия документальных монологов горожан всех мыслимых и немыслимых типов и возрастов, — поставленный с первокурсниками Юрием Квятковским. Известный на тот момент как постановщик хип-хоперы «Копы в огне», именно Квятковский впоследствии стал за руку приводить в Школу-студию МХАТ хедлайнеров всех профессий и направлений, существующих в современном театре. Будучи брусникинцем первого поколения, ассистировавшим Козаку в его последней работе, один из самых востребованных режиссеров города руководит образовательным процессом на курсе бок о бок с мастером.

Таким образом в учебном порядке со студентами работал авангард актуальной драматургии в представительстве Андрея Стадникова, Максима Курочкина и Натальи Ворожбит, лидер физиологического мюзикла Максим Диденко, именитый режиссер от «новой драмы» Юрий Муравицкий, экспериментирующие композиторы Иван Кушнир и Дмитрий Власик, художники Шифра Каждан и Галя Солодовникова. При этом основные дисциплины никто не отменял, к тому же на правах генералов мастерской со студентами занимались такие опытные мхатовские педагоги, как Михаил Мокеев и Марина Брусникина.

Дмитрий Брусникин Дмитрий Брусникин
«На самом деле мы не ставили задачу поменять технологию преподавания, вовсе нет. Мы продолжали делать то, что делали всегда, просто поставили себе задачу, чтобы у каждой нашей работы был результат. Делаем тренинг? Давайте сделаем его таким образом, чтобы из него получился спектакль. В самом начале мы решили делать маленькие подробные этюды, где студентам все понятно. В этом смысле в плане технологии ничего нового не было. Это маленькие короткие отрывки из драматургии или прозы, близкой и понятной им по возрасту. Нашли роман «Россия. Общий вагон», автор — Наталья Ключарева. Начали читать, искать такой материал, который они смогли бы анализировать и предлагать с точки зрения этюда и наших чисто педагогических коротких задач. Это современный текст, современный автор. И стало понятно, что они не знают этих людей, которых знает Ключарева, они просто не понимают, о ком идет речь. Мы поняли, что этих людей надо искать. Разбирая текст, мы создали опросник, и с этими вопросами мы отправили людей в народ. Таким образом Юра притащил Андрея Стадникова, Андрей обрабатывал огромные куски этих монологов. К лету возник экзамен, длился он часов восемь — и более интересного театра я не видел до этого».

Юрий Квятковский: «Это был вход был через документальный театр. Как ни странно, из всех возможных направлений, этот вход в театр — самый перспективный для понимания взаимосвязи театра с реальностью. Это потом ты можешь уже делать вымышленные миры, высказывания, но в итоге они все равно должны будут каким-то образом быть соотнесены с действительностью. Потому что актуальное — это про сейчас. Про сейчас — тема вечная, просто всякий раз для разговора на эту тему нужен новый лексикон. В этом смысле документальный театр, вербатим — это идеальный вход в театр».

Между собой воспитанники Дмитрия Брусникина называют мастера Брюсом

Между собой воспитанники Дмитрия Брусникина называют мастера Брюсом

Фотография: Мария Савельева

Спектакли

На данный момент в послужном списке команды около 10 спектаклей, 7 из которых входят в репертуары разных площадок. Все спектакли радикально отличаются друг от друга, начиная от состава и масштаба, заканчивая жанром и эстетикой. Поэтому идеальной точкой входа служит «Это тоже я» в «Практике», где, во-первых, задействована практически вся труппа, а во-вторых, в нем есть все, что здесь любят: феноменальная актерская органика, много музыки, всепобеждающий неосентиментализм. Здесь же брусникинцы выпустили нечто совершенно противоположное — брутальный постдраматический концерт по текстам Пригова «Переворот» (режиссер — Юрий Муравицкий). Энергичное соц-арт-полотно про слабоумие и отвагу как главный механизм российского бытования.

Во «Втором видении» в Боярских палатах, бродилке по мотивам картин Ларионова и Гончаровой, демонстрируется умение мистически петь хором, причудливо изгибаться и комически импровизировать. Тогда как непосредственно искусство драматического театра, где есть диалоги и сюжет, команда являет в феерическом «Выключателе» (спектакль переезжает из «Театр.doc» в театр «Человек») — емкой компиляции по маленьким пьесам Максима Курочкина.

Вершиной творчества стал интеллектуальный психоз «СЛОН» в постановке Андрея Стадникова — напряженный поток рваных образов о беспомощности и красоте (на самом деле о Соловецком лагере), игравшийся при закатном свете в нескольких залах бывшего завода «Кристалл». Однако, со сменой руководства этого потенциального места силы сменилась и художественная политика, в интересы которой жемчужина московского репетуара не входит.

Новое место: театр «Человек»

В XXI веке от театра «Человек», где торжественно поселилась сразу после выпускного «Мастерская Брусникина», новостей не поступало. Кроме одной, когда три года назад Департамент культуры намеревался его упразднить за неэффективность. Между тем именно в этом крошечном здании в Скатертном переулке в конце 80-х сконцентрировались едва ли не все неприкаянные авангардисты — здесь собирались ученики Анатолия Васильева (Борис Юхананов, Клим, Владимир Берзин), здесь свои первые спектакли ставил Сергей Женовач, здесь же расположилась мхатовская команда в представительстве Михаила Мокеева, Романа Козака и Дмитрия Брусникина. В этом смысле присоединение «Мастерской» в полном составе к театру «Человек» можно воспринимать как возвращение.

Дмитрий Брусникин: «Нам захотелось иметь свой театр, и мы ушли из Художественного театра туда, строить свой. Делать там ремонт, копать что-то. И тогда так получилось, что Сережа Женовач туда пришел с группой артистов в тот период, когда они только заканчивали институт. Была группа Людмилы Романовны (Людмила Рошкован, создатель и бессменный худрук «Человека». — Прим. ред.), наша группа, «Эмигранты» шли (легендарный запрещенный спектакль Михаила Мокеева по Славомиру Мрожеку. — Прим. ред.), Рома (Козак) начал делать «Чинзано», я начал делать Беккета «В ожидании Годо», Сережа начал делать «Панночку». Началась какая-то жизнь. Мы там проработали года два-три. Потом либо потому что в этом маленьком пространстве было слишком много автономных групп и концентрация коммунальной квартиры, либо потому что театр стал развиваться, начался интерес, начались гастроли — наша история с театром «Человек» сама собой завершилась. И потом Олег Николаевич (Ефремов) как-то, наверное, затосковал без нас. Сказал: «Ну, погуляли — и давайте домой».

Прежняя труппа театра остается в неприкосновенности, ровно как и прежний репертуар. Брусникинцы переносят на сцену «Человека» три своих спектакля: «Наташину мечту», «Выключатель» и «Переворот». Остальные спектакли продолжают жить на других площадках, и часть новых проектов команда также планирует выпускать за пределами нового дома. В скромном пространстве «Человека», впрочем, готовится к воплощению одна из самых амбициозных театральных затей последнего времени.

Что «Афиша» писала о «Мастерской Брусникина»

  • октябрь 2012«Это тоже я» в «Практике»
  • февраль 2013Материал о молодых режиссерах театра
  • октябрь 2013Материал о будущих звездах театра
  • июнь 2014«Норманск» в Центре им. Мейерхольда
  • октябрь 2014«Конармия» в Центре им. Мейерхольда
  • январь 2015«Переворот» в «Практике»
  • июнь 2015«СЛОН» на заводе «Кристалл»
  • октябрь 2012
    «Это тоже я» в «Практике»
    Десять лет назад спектакль на основе интервью с простыми людьми показался бы диким авангардом. Усилиями «Театр.doc» техника вербатима стала привычной и общепринятой — и сам факт того, что второкурсники актерского факультета Школы-студии МХАТ бегают по городу с диктофонами, а потом их спектаклем открывает сезон один из самых популярных театров Москвы, в этом смысле наглядная иллюстрация.
  • февраль 2013
    Материал о молодых режиссерах театра
    (О Юрии Квятковском. — Прим. ред.) Сейчас преподает в Школе-студии МХАТ, один из спектаклей, поставленных со студентами — ­вербатим «Это тоже я», — вошел в репертуар «Практики». Квятковский способен привести в театр новую публику — людей, которые качают в сети свежих «Гриффинов», пересматривают советскую фантастику и играют в петанк в парке Горького. При этом язык режиссера развивается: от драм-машин, лазеров, видеопроекций и мультяшных мизансцен он постепенно движется в сторону актерского индивидуального выражения, чему свидетельством — активное использо­вание вербатима.
  • октябрь 2013
    Материал о будущих звездах театра
    Великородная появляется в самых разных образах — от богемной расслабленной фифы в простыне до старушки, путающей эпохи. Играет вместе с однокурсниками в компиляции по «Бесам» в Боярских палатах, в театральной инсталляции по Ларионовой и Гончарову «Второе видение»; в этом сезоне была введена в репертуарный спектакль МХТ им. Чехова «Начнем все сначала».
  • июнь 2014
    «Норманск» в Центре им. Мейерхольда
    ЦИМ сейчас изнутри напоминает одновременно сквот, детский лагерь и театральный вуз. По всем пяти этажам здания бродят, спят, танцуют и читают «Гадких лебедей» дети, двадцатилетние студенты и тридцатилетние «шарлатаны». «Нью-Йорк, Нью-Йорк» Чарли Кауфмана смотрел? — спрашивает Квятковский. — Режиссер создает свой мир прямо на съемках. Тут примерно то же самое. Нам важно создать некий очаг, иллюзорное ощущение коммуны».
  • октябрь 2014
    «Конармия» в Центре им. Мейерхольда
    По сути, каждая новая работа курса — выполнение задания согласно учебному плану. Зачет по наблюдению вырос в документальный хит о жителях Москвы «Это тоже я»; экзамен по русской классике — «Бесы» в сводчатых залах Боярских палат; «Выключатель» в «Театр.doc» — работа с современным текстом. А «Конармия» тем временем — уже дипломная работа курса, то есть объемная демонстрация приобретенных за годы обучения навыков: вокала, сценического движения, речи etc.
  • январь 2015
    «Переворот» в «Практике»
    Брусникинцы, ставящие и Достоевского, и красочные уличные представления, и новую драму, и вербатимы, и пластические перформансы, теперь добавили в копилку вот этот неспектакль — про восстающий из пепла прошлого великий и могучий русский тоталитаризм. И если логика развития себе не изменит, в обозримом будущем самая прогрессивная труппа города будет блистать в подпольном спектакле по Зощенко.
  • июнь 2015
    «СЛОН» на заводе «Кристалл»
    Под занавес сезона сработала еще одна постструктуралистская бомба замедленного действия — «СЛОН» Андрея Стадникова с актерами «Мастерской Дмитрия Брусникина». Спектакль о Соловецком лагере готовился год, и в нем нет ни слова о Соловках и о лагерях в принципе; в нем есть обрывки советских пьес, коллаж из диалогов авторского европейского кино, кейджианское музыкальное колдовство и животная истерика с человеческим достоинством. Все это случается в лучах закатного солнца в нескольких опустевших цехах бывшего завода «Кристалл». Попутно «СЛОН» стал новой вершиной творчества брусникинцев.

Что дальше

Главный проект «Мастерской Брусникина» ближайшего будущего — 21 моноспектакль на сцене театра «Человек». С каждым из актеров команды будет работать один из лидеров современной режиссуры: от Клима, космического служителя Логосу, до главного героя постконцептуального театра Дмитрия Волкострелова. Первые премьеры мегасериала намечены на начало 2016 года.

Не менее масштабная затея — драматургическая железнодорожная экспедиция Москва — Владивосток с целью собрать живой документальный материал о жителях страны и выпустить вторую часть «Это тоже я». По последним сведениям обнаружился меценат, готовый помочь с воплощением этой идеи до конца следующего года.

Ближайшая премьера — «СВАН» по стихотворной пьесе Андрея Родионова и Екатерины Троепольской про гастарбайтеров и нелегкую жизнь поэта в России (в Центре им. Мейерхольда 10 и 11 ноября). Юрий Квятковский на пару с хореографом Виталием Боровиком предложили каждому артисту выучить полностью текст пьесы и позволили начинать с любого места — это будет первый в истории полностью импровизационный пластический перформанс по современной пьесе в стихах.

В проекте также спектакли по Виктору Пелевину и Борису Гребенщикову, одну из премьер нового сезона выпустит с брусникинцами Иван Вырыпаев. Кроме того, только что получившие дипломы артисты уже принимают участие в жизни нового набора Школы-студии МХАТ, новых брусникинцев. И кажется, история успеха «Мастерской Брусникина» — только начало чего-то без преувеличений эпохального.

Юрий Квятковский: «У нас есть подвал — театр-студия «Человек». Но в принципе мы понимаем, что нам надо выживать. Мы сейчас подсоберемся, будем тратить свое время продуктивно, делать проекты, которые будут сами себя аккумулировать. А в данный момент нам нужно, например, 10 человек поселить. Мы будем снимать им жилье, сами будем искать эти деньги. Утопия театральной коммуны продолжается».

Редакция «Афиши» благодарит студию «Воздух» за помощь в подготовке материала.

Теги
Фотографии
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить