перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Малевич был человеком современным и необычайно открытым»

На прошлой неделе в Тейт-Модерн открылась крупнейшая за 25 лет ретроспектива Казимира Малевича. Кураторы Тейт редко дают интервью иностранным журналистам — у них есть свой годами выверенный пул, — но для «Воздуха» Ирия Кандела сделала исключение.

Искусство
«Малевич был человеком современным и необычайно открытым»
  • Первая за 25 лет большая ретроспектива Малевича — замысел как масштабный, так и опасный, ведь надо удивлять. Что было самым важным для вас в этой выставке?
  • Мы попытались пристально вглядеться в Малевича на протяжении всей его жизни — от самых ранних работ в начале двадцатого века до 1930-х, и это наше достижение. Обычно Малевича знают по его картинам в жанре супрематизма, и мало внимания уделяется поздним работам, которые привычно считаются не столь важными и мощными. Мы пытаемся изменить отношение и показать, как менялось высказывание Малевича: как он наворачивал круги от фигуративного искусства к абстракционизму, от абстракционизма — к фигуративному. В сущности, для него не имело никакого значения, в какую форму облекать свои эксперименты с холстом. Наша ретроспектива пытается понятным языком объяснить, как он накапливал творческие силы, разрабатывал свой художественный язык, от начала и до самого конца.

    Конечно, исключителен в нашей выставке и сам факт, что нам удалось собрать работы из главных хранилищ творчества Малевича: музея Стейделик в Амстердаме, из греческой коллекции Костакиса, фонда Харджиева, собрания Государственного Русского музея в Петербурге, Третьяковской галереи, нью-йоркской МоМА, Центра Помпиду в Париже. Нам удалось заполучить большое количество работ Малевича на бумаге, в общей сложности около двух сотен набросков, рисунков — замечательно прекрасных!
Каземир Малевич. «Автопортрет», 1908—1910

Каземир Малевич. «Автопортрет», 1908—1910

  • Какое место занимает в ретроспективе Малевич-супрематист?
  • Конечно, супрематизм — центр художественной жизни Малевича. Мы подробно рассказываем о легендарной и водораздельной выставке футуристов «0,10» в 1915 году в Петрограде, где Казимир представил несколько десятков работ в жанре супрематизма. Даже удивительно осознавать, что с тех минуло уже сто лет. Половина работ утеряны, и у нас нет ни малейшего представления, где их теперь искать. Зато большую часть сохранившихся картин мы привезли на выставку в Тейт-Модерн. Зал, посвященный «0,10» станет одним из главных в ретроспективе.
  • Философ Борис Гройс назвал главную картину Малевича «Черный квадрат» знаком космической смерти. Иные критики видят в ней божественное. Какое у вас отношение?
  • Загадка «Черного квадрата» вечно бросает вызов критикам, так было раньше и остается поныне. Это радикальное высказывание, жест. Некоторые говорят, что Малевич декларировал конец традиционной истории искусства, но я вижу, исходя из контекста, что «Квадратом» он открывал новую реальность, новый мир для искусства. Это искусство больше не зависело от внешнего. В записях Казимира есть интересные наблюдения, что нужно обходить, перешагивать все отжившие формы живописи, включая кубизм, которые несут хоть какую-то перекличку с пейзажем, с внешним обликом мира и его очертаниями. Супрематизм для Малевича означает неограниченные возможности. Лично я считаю «Черный квадрат» очень оптимистичной картиной, она — о конце, который таит в себе начало. Я имею дело с молодыми художниками, которые по-прежнему зачарованы «Черным квадратом» и своим творчеством пытаются разгадать его коды, — и для них, и для меня эта картина необычайно живая и актуальная.
Каземир Малевич. «Плащаница», 1908

Каземир Малевич. «Плащаница», 1908

  • Музей Стейделик в Амстердаме снял очень живое, с беспечной музыкой, видео, в котором «Черный квадрат» путешествует на лифте, попадает в руки музейным рабочим, они долго прилаживают его к стене. Планирует ли Тейт как-то «оживить» шедевр, поиграть с ним?
  • Это первоклассная идея, мы тоже пытаемся увлечь молодых посетителей, подключаем видео, блоги. Еще мы непременно будем собирать впечатления гостей — и о выставке, и о работе, и из этого тоже может родиться какая-то арт-форма.
  • Известно, что на Малевича оказала серьезное влияние иконопись. Есть ли в выставке упоминание о религии?
  • Русские православные иконы безусловно повлияли на Малевича, прежде всего своей гаммой, тонами. В начале своих поисков художник имитировал импрессионизм, как можно увидеть по коллекциям Щукина и Морозова в Москве. Иконы же привлекли Казимира тем, что дали ему нечто совершенно новое — гладкие ровные пространства нетронутого белого, золотого и алого. После суетливого смешения красок и оттенков у импрессионистов иконы являли Малевичу разделение и размеренность: четкость форм, обособленность цветов — и оказывается, что иконопись дала каркас всему тому, что он создаст впоследствии, особенно супрематизму. О религиозном наполнении его жизни можно сказать, что он был человеком современным и необычайно открытым, в его мыслящий котел попадало все: религия, наука, символизм, — он все это замешивал, заваривал в невообразимых пропорциях, питая свой и без того причудливый, гениально скроенный разум. Если почитать сочинения Малевича, станет еще отчетливее, что он всего себя бросал на служение будущему — новым обществам, социальным порядкам и, конечно, искусству.
Каземир Малевич. «Супрематизм», 1915

Каземир Малевич. «Супрематизм», 1915

  • Малевич и политика считаются вещами несовместимыми. Он сам говорил, что искусство первичнее реальности и должно держаться в стороне от политики (а конструктивистов обзывал «лакеями действительности»). И все же — в двадцатом веке, при Сталине, от политики было не скрыться. Виден ли в работах Малевича политический манифест?
  • Я думаю, да. Он не был настолько вовлечен в политические реалии, как Родченко или конкструктивисты, приложившие в определенный момент руку к советской пропаганде. Но Малевич принимал участие в художественных комиссиях, стал директором Института Художественной Культуры в Петрограде, преподавал в Витебске в Народном Художественном училище «нового революционного образца», которое возглавлял Шагал. Группа его учеников, вдохновителем и руководителем которой стал Малевич — УНОВИС, «Утвердители нового искусства», пыталась адаптировать достижения своего искусства для бытовой жизни. Вместе с художником Эль Лисицким Малевич задумал оформление для улиц Витебска — картины, которые можно экспонировать на улицах. Разработки УНОВИСа дошли даже до предметов утвари, вплоть до таких земных вещей, как керамическая посуда, глиняные горшки, текстиль. В этом было соприкосновение Казимира с реальной советской жизнью. Впрочем, он действительно удалял себя от политики, шел параллельным путем. Он не был политическим художником в том смысле, что пытаться искусством вразумлять неразумных и сметать барьеры, но его полисом был мир искусства, и за границы он редко выходил.
  • На выставке будут даже скульптуры Малевича, довольно редкие.
  • Основа коллекции — картины и рисунки. Но мы с большим интересом и азартом собирали керамику, которую оформил Малевич. Отдельная виньетка нашего собрания — наблюдения Малевича об архитектуре. Мы покажем замечательные модели зданий, которые Казимир разработал в 1920 годах. Это, если хотите, белые трехмерные сочинения на тему архитектуры — не столько макеты, сколько драматичные конструкции, в которых Малевич экспериментировал с формой, объемом, массой. Совершенно абстрактные и по-настоящему красивые.
Казимир Малевич. «Динамический супрематизм», 1915 или 1916

Казимир Малевич. «Динамический супрематизм», 1915 или 1916

  • Сейчас проходит год Культуры Россия — Великобритания, и эта выставка — единственный вклад Тейт-Модерн в эту программу. Как так получилось, что главный лондонский музей современного искусства выставляет русским флагманом Малевича. Неужели с его времен не появилось достойных, более поздних русских художников?
  • Отнюдь нет, больших талантов много. У нас едва закончились выставки Александра Родченко и Любови Поповой. Вообще в Тейт-Модерн был не так давно создан отдельный комитет по России — он прицельно работает на поиск новых объектов для приобретения, созданных в XX веке. Причем на нашем радаре и громкие имена, и молодые художники. Так что мы сейчас активнее интересуемся Россией и планируем много новых выставок, но было бы физически невозможно вместить в один год, поэтому выбор пал на Малевича.
  • Казимир Малевич жил и творил в турбулентные времена, начало 20-го столетия. Прошел век, а времена по-прежнему турбулентные. Может ли искусство примирить и прекратить конфликты?
  • Я скептически отношусь к возможностям искусства в таком деле. Искусство могущественно во многих вещах, но когда дело доходит до противостояния, конфликта, одним искусством никак не обойтись — нужно куда больше. Дипломатия, диалог, компромисс. Искусство помогает лучше понять действительность, но дальше люди должны действовать сами, чтобы не разрушить этот не лишенный обаяния мир.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить