перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Процесс Дело «Тангейзера»: кто такой Владимир Кехман

Место уволенного директора Новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича занял Владимир Кехман, петербургский бизнесмен и директор Михайловского театра. «Воздух» публикует краткую хронологию его причудливой карьеры.

Искусство
Дело «Тангейзера»: кто такой Владимир Кехман

1990: Самарский бизнесмен

Сразу после окончания Самарского государственного педагогического университета (факультет иностранных языков), 22-летний Владимир Кехман попадает по знакомству на должность заместителя гендиректора госкомпании «Росоптпродторг» (бывшая «Росбакалея», единолично отвечавшая в СССР за всю существующую бакалею). Спустя год молодой бизнесмен основывает две собственные посреднические фирмы, создавшие ему первый солидный капитал.

1996: Первые бананы

Знаменитый рекламный ролик бренда «Bonanza!»

Ряд попыток покорения продовольственных бизнес-территорий Петербурга середины 90-х приводят Кехмана к созданию компании Joint Fruit Company (JFC), в распоряжении которой в скором времени оказываются крупнейшие банановые плантации Эквадора и Коста-Рики; появляется бренд «Bonanza!».

2000: Благотворитель

В начале нулевых Владимир Кехман начинает активно принимать участие в финансировании и реставрации храмов. Позднее, когда во главе РПЦ встанет патриарх Кирилл, бизнесмена наградят тремя орденами: Даниила Московского, Сергия Радонежского и Серафима Саровского.

2007: Михайловский театр

Самый внезапный поворот в биографии Владимира Кехмана — назначение на должность генерального директора Михайловского театра. Новоявленный деятель культуры начал с капитальной реставрации (для чего вложил 500 млн рублей личных денег), продолжил радикальным сокращением труппы и приглашением звезд первой величины: балетмейстера Фаруха Рузиматова, легендарной солистки Большого театра Елены Образцовой (они стали советниками Кехмана), а в 2011 году — именитого испанского хореографа Начо Дуато. Помимо прочего, Михайловский переманил звезд Большого театра — Ивана Васильева и Наталью Осипову.

Все вместе наделало в театральном мире довольно много шума: перемены невозможно было не заметить. Апологетический материал «Афиши» 2012 года с заголовком «Как театр бизнесмена Кехмана стал одним из лучших в стране» довольно точно передает общие настроения: зал отреставрирован, балетные спекулянты побеждены, список постановок поражает воображение, перед спектаклями читают интересные лекции — в общем, мало к чему можно придраться. 

Уровень Михайловского театра и сегодня отрицать невозможно: скажем, в этом году театр представлен в шести номинациях на «Золотой маске» — с «Царской невестой» Андрея Могучего и «Белой тьмой» Дуато. Разумеется, были и скандалы: первый же сезон при Кехмане завершился новостью об отмене премьеры «Орестеи» в постановке Александра Сокурова. Наиболее популярной версией о причине отмены стало наличие подписи Сокурова под открытым письмом в защиту исторического центра Санкт-Петербурга.

Зачем все это было нужно Кехману — вопрос сложный. «Ну нравится ему музыкальный театр, нравится общество музыкантов, хореографов, критиков», — объясняет в упомянутом выше материале Эдуард Дорожкин. «Ему казалось, что это самый близкий путь к контактам с власть имущими. А контакты с власть имущими — это то, что он всегда очень ценил», — говорит в профайле «Ведомостей» Александр Сокуров. По крайней мере с Путиным ему познакомиться удалось: в возглавляемый Кехманом театр он приезжал четыре раза. Впрочем, «знакомство с Путиным лично Кехману ничего не дало», добавляют «Ведомости».

2008: Принц Лимон

Владимир Кехман репетирует роль принца Лимона в Михайловском театре

Параллельно с реформой театра Кехман успел неудачно попробовать силы на строительном поприще: для того чтобы осуществить проект общественного здания, заказанный Норману Фостеру, директор Михайловского театра рассчитывал снести историческое здание универмага «Фрунзенский»; петербургская общественность отстояла (открытое письмо сработало).

Однако в истории этот период биографии одиозного предпринимателя останется благодаря исполненной им роли принца Лимона в балете «Чиполлино». Прокомментировал экстравагантную выходку Кехман простодушно: «Я именно поэтому и пришел в театр — я хочу петь и танцевать».

2008: Банановый король

В середине 2000-х оборот JFC составлял около $700 млн — пик банановой карьеры Кехмана. Впоследствии JFC сравнительно удачно переживет кризис 2008 года, а часть прибыли бизнесмен инвестирует в девелоперские, зачастую провальные сделки. Несмотря на некоторые успехи на посту директора театра, даже по прошествии трех лет Кехмана не оставляет слава «бананового короля». Что позволяло, например, Владимиру Путину (тогда — председателю правительства) хохмить на эту тему во время встречи с культурными деятелями.

«В.А.Кехман: Мы считаем, что вы театральный человек. Я новый человек в этой отрасли, всего три года я являюсь директором театра...

В.В.Путин: Мы слышали об этом. Мы сейчас шли, я говорю: «Это вы бананами занимались?» Он говорит: «Я».

2011: Обвинение в мошенничестве

В 2011 году начинаются серьезные проблемы с банановым бизнесом, в 2012-м Лондонский суд признает фирму JFC и Владимира Кехмана в частности официальными банкротами. Общая задолженность компании, согласно информации ряда крупных СМИ, составила на тот момент примерно 38,5 млрд рублей. Однако множество анонимных источников тех же СМИ сообщают о хитроумном плане, банкротство в котором не что иное, как спланированная акция с целью освободиться от обязанности выплаты долгов. Так или иначе, год спустя МВД заводит на Кехмана дело по статье 159-й части 4 УК РФ — «Мошенничестве в особо крупном размере», ограничив действующего директора Михайловского театра подпиской о невыезде. Впрочем, тут же отменив это ограничение.

К этому моменту журнал GQ назвал опального бизнесмена «Продюсером года». В интервью, датированном октябрем 2011 года, герой заявляет:

«Моя жизнь, как репертуар хорошего музыкального театра, теперь распланирована на много лет вперед. И это меня невероятно радует. В ней теперь почти нет случайных встреч и неожиданных событий».

2015: Новосибирский театр оперы и балета

Уже после оправдательного решения суда над Тимофеем Кулябиным (режиссером постановки оперы Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета) и Борисом Мездричем (одним из самых опытных и уважаемых театральных директоров страны) на общественных слушаниях в Министерстве культуры Кехман заявил следущее: «То, что было сделано в Новосибирском оперном театре, — это кощунство. Я, как человек верующий, крещеный, православный, как еврей, воспринимаю это как оскорбление. Это демонстрация внутреннего нечестия в стиле и духе союза воинствующих безбожников. Не скрою, я разговаривал сегодня с Мездричем, и он мне сказал, что спектакль этот не отдаст и пойдет до конца. Считаю, что он обязан подать в отставку, а спектакль нужно снять с репертуара».

Двумя неделями позднее министр культуры Владимир Мединский издает приказ об увольнении Бориса Мездрича и назначении на его место Владимира Кехмана. При этом свою работу в Михайловском театре Кехман покидать не планирует, а на Новосибирскую оперу у него уже есть серьезные планы. Первым делом он рассказал о своем видении будущего Новосибирской оперы телеканалу Life News:

«Я уже в Новосибирске. Я уже в театре, это выдающееся здание, и я уже придумал ему название. На следующей неделе я познакомлюсь с труппой, и мы сможем начать здесь новую жизнь. Что касается «Тангейзера», мы завтра сделаем заявление на эту тему, — добавил он. — Никакого скандала нет. Я сюда приехал, чтобы спокойно закрыть эту ситуацию… Я уже все сказал на эту тему… Как крещеный, верующий человек, как православный, как еврей, я считаю, что то, что здесь было сделано, — это оскорбление лично в мой адрес».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить