перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Иду на ты: как художники поссорились с Африкой

На аукционе Vladey продали работы из собрания Сергея «Африки» Бугаева, которые недавно были предметом судебного разбирательства. «Воздух» поговорил с участниками конфликта и вспомнил, как герой фильма «Асса» поссорился со старыми друзьями и стал коллекционером.

Искусство

В мае 2013 года в Петербурге в Научно-исследовательском музее Российской академии художеств состоялась выставка «Аcca: последнее поколение ленинградского авангарда», где были показаны работы ленинградских художников конца 80-х годов. Работы принадлежали коллекции Сергея «Африки» Бугаева, члена объединения «Новая академия» и друга ее основателя Тимура Новикова. На выставку пришли и другие художники «Новой академии», которые с изумлением обнаружили там свои работы, считавшиеся давно потерянными. По их словам, отчаявшись добром получить произведения обратно, Инал Савченков, Олег Маслов, Евгений Козлов и Олег Зайка обратились в суд. Они утверждали, что Бугаев присвоил эти картины еще в 80-х, когда в качестве представителя «Новой академии» помогал устраивать заграничные выставки. Работы вывозились полулегально, иногда даже оформлялись как декорации для выступления группы «Поп-механика» Сергея Курехина. Ни о каких официальных бумагах и разрешениях на вывоз речи не шло. В августе 2013 года художники подали в суд, который решил, что Африка-Бугаев должен вернуть работы их авторам, однако тот подал встречный иск — и в феврале 2014 года суд признал его законным владельцем коллекции. Сергей Бугаев неоднократно заявлял, что собирается создать музей неофициального искусства Петербурга конца 80-х, но вместо этого передал часть работ на аукцион Vladey, где они были проданы в числе прочих в понедельник, 24 ноября. Общая выручка аукциона составила 838 тысяч евро. 

«Те картины, которые были выставлены на аукцион, я ему не дарил»

Инал Савченков Инал Савченков Художник

без названияКартина Инала Савченкова «Без названия», которую Сергей Бугаев передал на аукцион, была продана за €12 000«У Бугаева не одна моя картина — и не две, и не десять, а больше. Те картины, которые были выставлены на аукцион, я ему не дарил. Как он их приобрел, если не давал мне денег, пусть это останется на его совести. Но дело в том, что, помимо моих картин, он взял еще работу моего брата Сергея и выставил ее под моим именем. 

Там изображено что-то вроде карнавала — Сережа изображал много таких механических игрушек. На тот момент ему было от 13 до 15 лет. По картине видно, что рисовал ребенок, я никогда не пользовался простым карандашом — во всяком случае, в те годы. Другая картина, которую он выставил, — это одна из лучших моих работ. Она называется «Пожарный», но на аукционе — «Без названия». Когда я впервые увидел ее на выставке, хотел забрать, потому что такими работами должны распоряжаться мои близкие, родственники. Я недоволен тем, что эта работа ушла так нелепо, без названия. Ну что, молодец он (Сергей Бугаев. — Прим. ред.), хитрый парень. Мы разговаривали с Овчаренко (Владимир Овчаренко, основатель аукциона Vladey. — Прим. ред.), он предлагал мне проценты от продажи работ — и я сейчас думаю, брать мне эти проценты, не брать. Потому что для меня это больше чем картина. Похоронена определенная концепция, чего тут говорить. А вообще я чувствую себя замечательно — ничего хорошего от Сережи Бугаева не ждал и не жду».

«Я пытался их как-то забрать: приходил к нему, стучал, он не открывал, звонил — он к телефону не подходил»

Олег Маслов Олег Маслов Художник

«Мои картины, которые участвовали в суде, на аукционе не были выставлены. Картины ему (Сергею Бугаеву. — Прим. ред.) присуждены, все законные методы мы использовали, к незаконным прибегать не стали. Что можно сказать — раз суд решил, значит, так и есть. В свое время Африка взял у меня работы на [зарубежную] выставку и не вернул. Я подозревал, что они у него, но видеть не видел. Впервые увидел на той выставке (в Академии художеств в 2013 году. — Прим. ред.). Первые пару лет я пытался их как-то забрать: приходил к нему, стучал, он не открывал, звонил — он к телефону не подходил. Когда мы встречались, он говорил, что они то ли на границе застряли, то ли у галериста остались, — погоди, говорил, скоро-скоро; ну, в общем, по-разному отмазывался. Ему палец в рот не клади — тут же придумает какую-нибудь наукообразную фразу о том, что музейное дело заглохло и он не будет участвовать в этом фарсе — и потому все продает. Я уверен, что он еще не все выставил, и у него в руках еще много картин, которые нами считались пропавшими. Оказалось, они нашли свое уютное теплое место и хранятся в хороших условиях. После той выставки, которую мы обнаружили, должна была быть вторая в Академии художеств. Так как мы проиграли суд, никакие претензии я не могу ему предъявлять, кроме личных. Я с ним с конца 90-х не разговариваю, но мир большой, человек он обаятельный, артистичный — всегда найдет, с кем пообщаться».

«Мне жаль этих художников»

Сергей «Африка» Бугаев Сергей «Африка» Бугаев Художник, исполнитель роли мальчика Бананана в фильме «Асса»

«На аукционе продавалась микроскопически малая часть моей коллекции. Музей я уже делать, скорее всего, не буду, потому что в одиночку это очень тяжело и партнеров нелегко найти. У меня были предметы, касающиеся определенного времени и места, конкретно — Ленинград конца 80-х. Исторически это очень важный период, но, к сожалению, у нас в стране отсутствует такая наука, как музееведение. Поэтому если у меня и оставались какие-то иллюзии насчет того, что оставшаяся часть коллекции закончит свой путь в каком-то музее, то они рассеяны. Как известно, это не моя коллекция — мы начинали ее собирать еще с Тимуром Новиковым, часть ее легла в основу собрания Отдела новейших течений Русского музея. Вы знаете, я не уверен, что буду выставлять эти вещи. Есть и другие части коллекции — например, тибетское искусство, которое я частично передал в Эрмитаж. Владеть этим не хотелось бы — хотелось бы делать экспозиции, в которых встречались бы какие-то смыслы. Несмотря на то что я участник исторических процессов в русской культуре, я не хочу нести ответственность за ребят, безвременно покинувших этот мир, в лице Тимура Петровича Новикова и Сергея Анатольевича Курехина, которые заслуживают определенного рода музейного изучения. Но только если рассматривать музей не как свалку, а место, где происходят проявления каких-то исторических параметров культурного процесса. Я отчаялся что-то сделать, кого-то в чем-то убедить, потому что в музейном деле все вышло из-под контроля.

Это все было давно, и мне жаль этих художников, потому что никто не уделяет им внимания — и они сами решили его привлечь, используя средства массовой информации и платформу, которая была предоставлена им «оранжевой революцией». Соответственно, художники пропиарились, как им хотелось. К счастью для меня, они проиграли в суде, но по-другому быть и не могло. Боюсь это все разбирать в деталях, но когда художники, в том числе одноклассники, говорят, что здесь они тебе дарили, а здесь не дарили, — это весело и смешно. Но в данном случае речь идет о полноценной информационной войне, организованной в мой адрес либеральными СМИ в лице, например, таких явлений, как «Новая газета», «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», газета «Коммерсант». Это меня радует, это усиливает здоровую бодрость живущего на земле гражданина».

«Осенние торги Vladey прошли отлично»

Владимир Овчаренко Владимир Овчаренко Основатель аукциона Vladey

«Осенние торги Vladey прошли отлично: 70% реализованных лотов — великолепный результат, тем более в наших непростых экономических условиях. Торги подтвердили как наличие серьезных коллекционеров российского современного искусства, так и интерес к талантливым молодым художникам. Наследники художника Георгия Гурьянова получат авторское вознаграждение согласно действующему в РФ законодательству так же, как и художники, чьи работы перепродаются публично через торги Vladey».

«Он же хитрый и запасливый — погибнуть работам не дал»

Константин Агунович Константин Агунович Арт-критик

«Очевидно, что Сергей «Африка» Бугаев решил капитализировать свою коллекцию — и для этого была устроена выставка. Была устроена с особым цинизмом, учитывая историю с покойным Гурьяновым (бывший барабанщик «Кино», один из первых участников «Новых художников», почетный профессор «Новой академии». По рассказам друзей, Гурьянов приходил на выставку и просил вернуть свои картины, на что Бугаев якобы ответил «А ты купи»; до судебного заседания Георгий Гурьянов не дожил. — Прим. ред.). Все вещи оставили Африке — уже теперь, после аукциона, очевидно, что истцы по первому иску были правы и эти картины нужны были Африке для того, чтобы их продать. Последовательность его действий говорит именно об этом. С ним многие не хотят ссориться, потому что вспоминается его потенциал в разного рода вещах. Например, история с Юрием Красевым (Циркулем), который в состоянии подпития устроил разборку с владельцем ларька около своего дома — и его собирались судить за вооруженный грабеж. Тут же все вспомнили, что первым делом надо звонить Африканцу, чтобы он помог со связями. Не знаю, участвовал он в этом на самом деле или нет.

В 80-е и 90-е годы такие случаи были не редкостью: вот, например, Александр Глезер вывозил работы за границу якобы для того, чтобы устроить музей, но в итоге музей появился только недавно, а до этого он все 80-е ими успешно торговал.

Что касается аукциона — на рынке сейчас интересная ситуация, когда вторичный рынок дешевле первичного. Это особенность нашего рынка, которая немного связана с тем, что наши авторы о себе довольно высокого мнения. Но этот фактор не главный — это просто что-то с рынком, он дешевеет. Если бы у Африканца не было необходимости эти работы сбросить как можно скорее, чтобы еще какой апелляции не случилось, — он бы их, наверное, придержал. 

То, какое положение Африка занимает среди своих коллег — это его собственный выбор. Никто его не выгонял из друзей и остракизму не подвергал. Например, история его участия в Венецианской биеннале в 1999 году такова, что за несколько месяцев до открытия павильона не было известно, кого там выставлять, и, главное, не было денег. Оказалось, что есть человек, который и деньги может собрать, и выставиться мгновенно. Поэтому он там и оказался. Думаю, если бы работы, о которых шла речь в суде, погибли, на Африку бы все поворчали, да и забыли. Но он же хитрый и запасливый — погибнуть работам не дал. Это зависть к его коммерческой жилке».
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить