перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Фюрер-музей: жизнь и смерть Корнелиуса Гурлитта

Скончался владелец самой известной и скандальной арт-коллекции, состоящей из награбленного нацистами во время Третьего рейха. Егор Мостовщиков взял эксклюзивное интервью у представителя Корнелиуса Гурлитта и составил подробную историю скандала вокруг его полотен.

Искусство
Фюрер-музей: жизнь и смерть Корнелиуса Гурлитта Фотография: ИТАР-ТАСС

В престижном районе Мюнхена Швабинге на 82-м году жизни умер сын нацистского арт-дилера Корнелиус Гурлитт, главный арт-ньюсмейкер последнего полугода. После себя затворник оставил месяцы ожесточенных медиавоплей, груду неразрешенных реституционных споров, славу главного врага жертв холокоста, три заброшенные квартиры, никаких наследников и, самое главное, 1663 арестованных предмета искусства: картины, рисунки, полотна, статуи и украшения — на сумму от полумиллиарда до миллиарда долларов. Среди них — работы Пикассо, Матисса, Дюрера, Тулуз-Лотрека, Отто Дикса, Пауля Клее, Оскара Кокошки, Эрнста Людвига Кирхнера, Марка Шагала, Макса Либермана и многих, многих других. Мировая пресса называет это мюнхенским кладом, люди Гурлитта и немецкое правительство называет это швабингской коллекцией. В этой истории есть все, о чем только можно мечтать: искусство, война, грабеж, тайны, большие ценности, весьма сомнительные действия прокуратуры, суды, разборки и шлейф оскорблений и скандалов.

Дом Корнелиуса Гурлитта

Дом Корнелиуса Гурлитта

Фотография: Getty/Fotobank

Корнелиус Гурлитт происходил из древней немецкой интеллигентной династии. Дед-тезка был известным историком искусства, двоюродный прадед-тезка был композитором, в роду были музыканты, художники, коллекционеры. Отец Корнелиуса, Хильдебрандт Гурлитт, был известным арт-дилером и в начале XX века собирал работы модернистов. Третий рейх признал любимых Гурлиттом модернистов «дегенеративным искусством» и стал работы повсеместно отнимать, уничтожать и продавать. Будучи на четверть евреем, Хильдебрандт был поражен в правах, выгнан с работы из двух музеев, но стал одним из четырех арт-дилеров, которые под началом рейхсминистра пропаганды Йозефа Геббельса отбирали собранные со всей Европы предметы искусства. Гитлер мечтал построить громадный фюрер-музей в Линце, собственный наци-Лувр, и в Линц вагонами свозились предметы искусства. 

Строительство музея финансировалось за счет продажи «Mein Kampf», Гурлитт же должен был ездить по всей Европе и сортировать то, что нацисты забирали из музеев, частных коллекций, галерей и антикварных магазинов, — неправильное, «дегенеративное», публично сжигалось или отправлялось в хранилища, другая часть распродавалась, чтобы покупать «правильное» искусство. Тайком от властей Хильдебрандт оставлял себе некоторые работы, оформлял бумаги, сколотил внушительную коллекцию и спрятал ее. После войны Хильдебрандта признали жертвой репресссий, а коллекция, как он твердил, была уничтожена еще при бомбежке Дрездена. Даже американское движение Monument Men, о котором Джордж Клуни как раз к скандалу с Корнелиусом снял одноименный фильм, заполучило 115 полотен из собрания Хильдебрандта, но он убедил их в законности происхождения картин — и ему их вернули четыре года спустя. В 1956 году Гурлитт-папа разбился в автокатастрофе и завещал своему сыну сохранить коллекцию во что бы то ни стало.

Ганс Христоф. «Пара», 1924 — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Ганс Христоф. «Пара», 1924 — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Фотография: Getty/Fotobank

Корнелиус Гурлитт завещание отца выполнял честно — он был бюрократическим призраком, фантомом: у него не было работы, он не был зарегистрирован в местной полиции, налоговой, социальных службах, пенсионных фондах, здравоохранительных органах. Он жил затворником, иногда продавал какую-нибудь картину, чтобы прокормить себя, и большую часть своей жизни проводил дома, разговаривая с полотнами. Корнелиуса поймали по чистой случайности, картины арестовали по делу об уходе от налогов, немецкое правительство это скрывало почти два года и скрывало бы дальше, если бы не журналисты. Полное содержание коллекции публике до сих пор не известно. На сайте Koordinierungsstelle Magdeburg — Координационной службы по потерям культурных ценностей — на данный момент выложено 458 работ, их можно рассмотреть. Всего, по оценкам немецких властей, из 1663 работ провенанс 970 требует изучения; из них 380 точно были конфискованы нацистами, еще 590 изучаются. Наследие Гурлитт оставил большое и спорное, его представители настаивают, что краденых и изъятых картин в коллекции всего 3%, и до его смерти пытались оспорить в суде саму конфискацию.

Поскольку в российской прессе после первых недель скандала о деле Гурлитта писать перестали, «Афиша–Воздух» составила полную хронологию всей истории.

  • 201022 сентября
  • 201123 сентября
  • 2011декабрь
  • 201228 февраля — 2 марта
  • 20134 ноября
  • 20125 ноября
  • 20127 ноября
  • 20139 ноября
  • 20139 ноября
  • 201311 ноября
  • 201313 ноября
  • 201318 ноября
  • 201319 ноября
  • 201321 ноября
  • 201329 ноября
  • 2013Декабрь
  • 201312 декабря
  • 201323 декабря
  • 2014начало января
  • 201410 января
  • 201429 января
  • 201430 января
  • 201431 января
  • 20143 февраля
  • 201410 февраля
  • 201414 февраля
  • 201417 февраля
  • 201424–28 февраля
  • 20143 марта
  • 201426 марта
  • 20147 апреля
  • 20146 мая
  • 2010
    22 сентября
    Корнелиус Гурлитт едет на поезде из Цюриха в Мюнхен, его рутинно досматривает таможенная полиция и обнаруживает у странного старика 9 тысяч евро наличными. Это не запрещено — декларировать надо только суммы свыше 10 тысяч евро. Но дедушку заподозрили в нелегальной торговле и уходе от налогов, потому что у него не было работы.
  • 2011
    23 сентября
    Год спустя местный суд города Аугсбург на юго-западе Баварии выдает судебный ордер на обыск квартиры Гурлитта в Швабии по запросу прокуратуры Аугсбурга.
  • 2011
    декабрь
    За 1,17 миллиона долларов Гурлитт через аукцион «Лемперц» в Кельне продает картину Макса Бекмана «Укротитель львов». Позже аукционный дом заявил, что по договоренности с Гурлиттом часть средств была отправлена наследникам еврейского арт-дилера Альфреда Флетчхейма, который был вынужден бежать из Германии и умер в нищете в Лондоне в 1937 году.
  • 2012
    28 февраля — 2 марта
    Домой к Гурлитту приезжают 30 полицейских, они обыскивают дом и четыре дня конфискуют коллекцию, которую не ожидали найти. Все полотна в хорошем состоянии, хоть некоторые без рам и они десятилетиями хранились среди упаковок из-под лапши, бобов и остатков фруктов.
  • 2013
    4 ноября
    Немецкий журнал Focus публикует историю о конфискации, и о деле Гурлитта наконец становится известно общественности. Поднимается международный скандал с критикой как немецких властей, которые так долго скрывали саму находку, а теперь не показывают картины, так и старика Гурлитта, который так долго хранил наворованное. Гурлитт пишет письмо в журнал Spiegel, перепутав его с Focus, и просит нигде не упоминать его имя.
  • 2012
    5 ноября
    Баварская полиция «затрудняется» назвать озверевшим журналистам местоположение Корнелиуса Гурлитта.
  • 2012
    7 ноября
    Американский историк искусств Марк Масуровски рассказывает Reuters про те 115 картин, которые Monument Men конфисковали и потом вернули Хильдебрандту. Среди полотен были работы Марка Шагала, Эдгара Дега, Макса Бекмана, и теперь есть вероятность, что 8 полотен, кисти Мишеля Жоржа, были все-таки украдены нацистами.
  • 2013
    9 ноября
    Испуганный медиавзрывом зять Корнелиуса, 80-летний житель пригорода Штутгарта Корнвестхайма, сдал полиции на хранение 22 картины. По первоначальным оценкам, они не краденые, сам мужчина ни в чем не обвиняется.
  • 2013
    9 ноября
    Раскритикованное Баварское министерство юстиции объявляет, что будет работать совместно с Баварским министерством культуры, Немецким федеральным министерством финансов и комиссаром федерального правительства по культуре, чтобы собрать оперативную группу. На сайте lostart.de появляются первые 25 работ из коллекции Гурлитта.
  • 2013
    11 ноября
    Paris Match выслеживает Гурлитта у его дома и фотографирует.
  • 2013
    13 ноября
    Немецкое правительство заявляет, что из 1406 работ 970 могли быть конфискованы нацистами, а в оперативную группу войдут еврейские специалисты — ведутся переговоры с руководством «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии». Появляются первые наследники — претенденты на картины. The New York Times публикует сообщение о проживающем в Нью-Йорке 88-летнем слепом адвокате Дэвиде Торене, который заявил, что картина Макса Либермана «Всадники на пляже» из коллекции Гурлитта принадлежала его двоюродному деду, еврейскому фабриканту Давиду Фридману. О своих правах заявляют потомки адвоката из Дрездена Фрица Глейзера, который продал нацистам свою обширную арт-коллекцию, чтобы остаться в живых. Как минимум 13 картин из собрания Гурлитта, заверяют потомки, — Глейзера.
  • 2013
    18 ноября
    Гурлитт дает журналу Spiegel первое и последнее интервью в своей жизни. В нем он протестует против конфискации: «Я не буду разговаривать с ними, и я ничего не отдам им по своей воле. Когда я умру, они могут делать с моей коллекцией все, что пожелают». Гурлитт заявил, что владеет картинами законно, потому что получил их в наследство от отца: «Я никогда не имел ничего общего с приобретением картин, я занимался только их сохранением». Отца он называет героем, который спас работы от нацистов, от бомбежки, от русских и от американцев: «Он любил искусство и боролся за него».
  • 2013
    19 ноября
    Прокуратура города Аугсбург сообщает, что Гурлитт сможет получить обратно порядка 400 картин из своей коллекции — это все работы, которые точно не были украдены нацистами.
  • 2013
    21 ноября
    Президент Центрального совета евреев Германии Дитер Грауман заявляет, что прокуратуре необходимо пересмотреть планы по передаче части картин из «мюнхенского клада» его владельцу Корнелиусу Гурлитту.
  • 2013
    29 ноября
    На lostart.de уже 219 произведений из коллекции Гурлитта. Среди них: рисунки, акварели и эстампы Эдгара Дега, Эжена Делакруа, Поля Сезанна, Пабло Пикассо, Альбрехта Дюрера и Оноре Домье. Кроме того, есть эскизы Родена, Гогена, Моне.
  • 2013
    Декабрь
    У Корнелиуса Гурлитта проблемы с сердцем, он попадает в больницу, ему делают операцию и оставляют на лечение. С этого момента он следит за делом через газеты.
  • 2013
    12 декабря
    Немецкое издание Bild сообщает, что полотно Марка Шагала «Аллегорическая сцена» было украдено у еврейской семьи Блюмштейн. Предварительная оценка стоимости — 1,8 миллиона долларов. Журналисты узнали, что до Второй мировой братья Блюмштейн жили в Риге, в 1941 году гестапо конфисковало у них ценности, включая картину, братья смогли сбежать в США, остальные члены их семьи погибли. В 1957 году братья подали заявку на компенсацию имущества, украденного нацистами, в 1981-м они получили 25 тысяч немецких марок — около 17 тысяч долларов. Bild связался с сыновьями Савелия Блюмштейна, Нилом и Филиппом, которые сейчас живут в США; их отец умер в 2009 году, братья сказали, что отец часто говорил о картине Шагала.
  • 2013
    23 декабря
    Местный суд Мюнхена назначает Корнелиусу Гурлитту опекуна — адвоката Кристофа Эделя, который специализируется на налоговой и попечительской деятельности.
  • 2014
    начало января
    Кристоф Эдель расширяет команду Гурлитта: к ним присоединяется доктор Ганнес Гартунг, доктор Тидо Парк и Дерек Сец, они должны заняться ведением уголовного дела Гурлитта. У дедушки появляется серьезная команда опытных юристов.
  • 2014
    10 января
    Бавария объявляет о разработке нового закона, который облегчит возвращение похищенного или конфискованного нацистами искусства его владельцам или их наследникам. Главная цель — устранение 30-летнего срока давности для реституции похищенного имущества: сегодня по истечении этого срока после покупки произведения сомнительного происхождения его можно не возвращать первоначальным владельцам, чем многие пользуются. Никто не скрывает, что делается это исключительно из-за Гурлитта.
  • 2014
    29 января
    Корнелиус Гурлитт заявляет о готовности вернуть произведения законным владельцам, если будет доказано, что они были отняты насильственным путем, а не получены в результате честной сделки. «Если еврей был убит и затем картины достались его отцу, мы, разумеется, их вернем. Но, насколько нам известно, о подобном до сих пор не сообщалось», — заявляет его адвокат Ганнес Гартунг.
  • 2014
    30 января
    Защита Гурлитта возбуждает уголовное дело против офиса главного прокурора в Мюнхене за нарушение служебной тайны. Основная причина жалобы — публикация фотографий квартиры Гурлитта во время обыска и других конфиденциальных деталей из материалов дела, в первую очередь в журнале Focus.
  • 2014
    31 января
    Административный суд Аугсбурга постановляет, что власти Германии должны обнародовать полный список произведений искусства, конфискованных из мюнхенской квартиры Гурлитта. Иск в суд подала немецкая ежедневная газета Bild, которой прокуроры отказались передать информацию обо всех найденных картинах. Прокуратура с решением суда не согласна.
  • 2014
    3 февраля
    Представители Гурлитта выпускают обращение от его лица: «Наш клиент не может доверять и верить необходимой беспристрастности и добросовестности следственных органов, если они участвуют в потенциально преступных действиях, передавая конфиденциальную информацию».
  • 2014
    10 февраля
    Корнелиус Гурлитт сообщает, что у него есть еще один дом, там тоже есть картины и он хочет их защитить от возможных краж. Дом находится в Зальцбурге, в Австрии, там находят 60 картин, под руководством опекуна Эделя их застраховывают, упаковывают, отвозят в безопасное место и реставрируют. Среди картин — Моне, Ренуар, Пикассо. Представители Гурлитта заявляют, что ничего краденого там вроде бы нет.
  • 2014
    14 февраля
    Адвокаты Гурлитта подают апелляцию в суд Аугсбурга против выданного 23 сентября 2011 года ордера на обыск и конфискацию швабингской части коллекции. По словам команды, ордер на конфискацию был выдан на основе подозрений в уклонении от уплаты налогов и НДС на импорт, которые команда считает необоснованными. Основательная 45-страничная апелляционная жалоба говорит не только о процессуальных нарушениях, но и об отсутствии разумных оснований для подозрений вообще. Плюс команда подчеркивает: эта конфискация противоречит принципу соразмерности. Гурлитт, по их словам, понимает весь моральный груз этой истории и прятаться не собирается, готов искать решение по всем картинам с «проблематичным провенансом», но использовать уголовное дело для решения реституционных претензий нельзя.
  • 2014
    17 февраля
    У Гурлитта появляется сайт: на нем есть обращение от самого Корнелиуса, где он говорит, что просто хочет жить в мире и спокойствии со своими картинами. Ганнес Гартунг делает заявление: «В Германии полно публичных и частных коллекций, которые содержат гораздо больше потенциально краденных предметов искусства, чем коллекция Гурлитта, но никто почему-то не выдвигает никаких санкций против этих коллекций или директоров галерей, ответственных за них. В данный момент мы ведем переговоры с шестью претендентами на картины, что составляет три процента от всей швабингской коллекции. Это единственные, кто с нами связался».
  • 2014
    24–28 февраля
    В дом в Зальцбурге, чтобы убраться и выбросить громоздкий и бесполезный мусор, снова приезжают люди Гурлитта. Во время разбора завалов они обнаруживают помещения, в которые раньше нельзя было попасть, а там — еще произведения искусства. Оказалось, что в этом доме хранилось не 60, а 238 картин. Все это перевезено в безопасное место. Семь картин написаны пейзажистом — дедом Корнелиуса Гурлитта Луи Гурлиттом, который умер еще в 1897-м. Другие акварели и картины маслом — авторства Моне, Коро, Ренуара, Мане, Курбе, Писарро, Тулуз-Лотрека, Либермана, Сезанна и Нольде. Большая часть коллекции — рисунки, включая Пикассо и Мунка. Также обнаружены серебряные сосуды, керамические чаши, бронзовые, мраморные и железные скульптуры, в том числе Родена.
  • 2014
    3 марта
    Власти Австрии заявляют, что у Гурлитта был третий дом, в австрийском городе Бад-Аусзее, где до своей смерти в 2012 году жила сестра Корнелиуса Бенита, не оставившая наследников. Когда ее тело забирали из дома, там видели картины — дом ими был «набит». Никаких обысков в этом доме не проводилось. По некоторым данным, дом принадлежал дяде Хильдебрандта Гурлитта Вольфгангу, который вроде как тоже скупал произведения искусства по поручению нацистов. Сайт об инвестициях в искусство Art Investment сообщает, что в этом городе были сильны пронацистские настроения и многие офицеры рейха держали там дома для отдыха, поэтому «выглядит довольно странным, что здесь добровольно поселился еврей Вольфганг Гурлитт». Там же, по сообщению издания, расположены соляные шахты, в которых нацисты прятали 6 тысяч произведений искусства; неизвестно, имели ли Гурлитты к ним доступ.
  • 2014
    26 марта
    Только месяц спустя становится известно про новые находки в Зальцбурге. Кристоф Эдель приводит слова Корнелиуса: «Если работы в Зальцбурге или Швабинге будут обоснованно подозреваться в том, что они были украдены нацистами, пожалуйста, верните их обратно еврейским владельцам». Эдель добавляет: «Пусть не будет никаких сомнений в том, что мы выполним инструкцию нашего клиента. Мы как раз собираемся вернуть работу из швабингской части, которая небезосновательно подозревается в том, что она краденая. Обсуждения с другими претендентами были конструктивными, и мы ожидаем в ближайшие недели возвращения еще нескольких работ». Доктор Ганнес Гартунг уволен.
  • 2014
    7 апреля
    Большая новость, которую очень ждали люди Гурлитта. Федеральная земля Бавария, федеральное правительство и Корнелиус Гурлитт достигают соглашения: еще год оперативная группа изучает все картины, все, что не успеет изучить, вернет, также вернет все «непроблемные» работы, а Гурлитт обеспечит к работам постоянный доступ, чтобы группа могла их изучать. Все, что будет под подозрением, останется у группы, а сам Гурлитт может назначить туда минимум одного эксперта от себя. Баварский министр юстиции хвалит Гурлитта: «Я всегда чувствовал, что очень важно говорить с герром Гурлиттом и найти взаимоприемлемое решение. Он принимает свою моральную ответственность, и я уважаю его за это».
  • 2014
    6 мая
    Корнелиус Гурлитт умирает утром в своей квартире в Швабинге в присутствии доктора. После очередной серьезной операции на сердце и недели в госпитале Гурлитт просит отвезти его домой. Последние недели жизни он проводит дома в присутствии медсестер. Со смертью Гурлитта заканчивается и назначенная судом опека, и само расследование.

Незадолго до смерти Гурлитта «Афиша–Воздух» взяла интервью у его официального представителя Штефана Хольцингера. Из-за наплыва запросов со всего мира у Хольцингера было мало времени, поэтому интервью должно было продолжиться утром 9 мая, но после смерти Корнелиуса Гурлитта Хольцингер перестал отвечать «Воздуху».

  • Штефан, расскажите, что сейчас вообще происходит в деле Гурлитта?
  • Дело Гурлитта надо понимать и разделять: есть гражданский процесс и уголовный. В гражданском деле согласно немецким законам все достигло 30-летнего срока давности, но мы не будем прятаться за законом: у нас есть моральная ответственность. У нас есть шесть исков по поводу картин. Всего шесть человек, которые говорят, что у них есть права на некоторые картины! Притом что о деле Гурлитта сейчас знает каждый младенец: у этого дела невероятное паблисити. По нашему убеждению, к трофейному, конфискованному искусству может быть отнесено 30–50 картин, не больше. Криминальная же часть дела — это само изначальное расследование против господина Гурлитта и наша апелляция к суду Аугсбурга по поводу незаконности конфискации коллекции в 2012 году. Мы рассчитываем, что одержим победу в этом деле.
  • Как немецкое общество относится к этой истории? Ситуация ведь спорная: с одной стороны, Хильдебрандт, явно рискуя жизнью, сохранил такое количество работ, которые могли были бы просто быть уничтожены, с другой стороны, работал на нацистов.
  • Я не эксперт в этой области, но мне кажется, что немецкое общество заинтересовано в истории отца господина Корнелиуса Гурлитта Хильдебрандта, который был не только талантливым арт-брокером и работал после войны на страну. Думаю, у общества смешанное отношение и взгляд на его личность и дела. Ну и сам Корнелиус не может отвечать за действия и жизнь своего отца, люди это понимают. Также общество заинтересовано в будущем самих картин и очень внимательно следит за развитием всего дела.
Эдвард Мунк. «Сын» — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Эдвард Мунк. «Сын» — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Фотография: Getty/Fotobank

  • Почему немецкие власти не публикуют всю коллекцию? Они говорят, что изучили еще не все картины, но ведь у них было два года на это, пока о деле никто не знал.
  • Я не могу говорить за немецкие власти, но в целом я могу сказать, что совершенно неважно, как на это смотреть: с правовой точки зрения или нет, есть там трофейные картины или нет, есть иски или заявления о собственности или нет, это все равно остается личной коллекцией Корнелиуса Гурлитта. И если вы просите публикацию полной коллекции, то тогда вы должны об этом попросить всех частных коллекционеров во всем мире. Видимо, немецкие власти уважают частные права господина Гурлитта. Хоть в каком-то смысле. Да, два года для изучения коллекции — и правда очень серьезный срок, согласен. Мы, конечно же, хотим их вернуть. Но даже если наша апелляция будет успешной и все вернется, мы приложим все усилия, чтобы все трофейное искусство было возвращено своим законным владельцам. И если мы будем успешны в суде, а я думаю, мы будем, это совсем не означает, что мы прекратим изучать заявки и передавать картины. Это очень важно.
  • А чего Гурлитт раньше-то сам этого не сделал? У него было достаточно времени.
  • Да, это вполне закономерный вопрос. Учтите, Корнелиус Гурлитт стал ответственнен за всю коллекцию и получил ее в наследство в 1956 году, когда его отец погиб в автомобильной катастрофе. Господину Гурлитту тогда было всего 24 года. В те дни не было интернета, не было баз данных, как lostart.de, например. Я не говорю, что это оправдание, я говорю, что это было другое время. У Гурлитта и сегодня нет интернета, он не знает, что это такое, у него даже мобильного телефона нет. И если вы посмотрите книги и записи отца Гурлитта, там нет пометок типа «эта картина была украдена гестапо, и мы должны вернуть ее». Конечно, вы можете сказать, почему же он не дал другим людям посмотреть на эти работы и сказать, было ли там трофейное искусство или нет, но вы должны понимать: Корнелиус Гурлитт следовал заветам отца. Отец сказал ему: «Что бы ни случилось, коллекцию надо сохранить и сберечь». Очевидно, он именно это и делал.
Эдвард Мунк. «Меланхолия 1» — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Эдвард Мунк. «Меланхолия 1» — найдена в тайнике Корнелиуса Гурлитта

Фотография: Getty/Fotobank

  • У него есть семья?
  • Нет. У него нет детей, нет жены, он совершенно один. Он хотел и жил такой жизнью: совсем один, ни с кем не разговаривал, ни с кем не встречался. Он выходил из дома по ночам, чтобы ни с кем не видеться и не встречаться, чтобы на кого-нибудь не наткнуться. Я не могу его осуждать. Это жизнь, которую он выбрал. Но очень важно, что сейчас он понял и четко сказал: если есть доказательства, что картины ворованные, то мы их незамедлительно вернем. Мы как раз скоро вернем первую картину.
  • Какую?
  • Я не могу пока сказать, какую именно, и вообще комментировать то, что пишут в прессе, — скажем, сколько людей заявили о правах на картины. Есть еще претенденты, которые решили остаться вне медийного поля, и я это уважаю.
  • Почему так долго писалась апелляция? Конфискация случилась еще в 2012-м.
  • Этому есть очень простое объяснение: целых два года Корнелиус Гурлитт не нанимал адвокатов — он был совершенно беспомощен. Потом суд назначил ему законного защитника, мистера Эделя. И он сказал: «Ну что же, господин Гурлитт, вы должны сражаться с конфискацией в правовом поле, нам надо нанять адвокатов». В определенном смысле господин Гурлитт совсем не от мира сего, по крайней мере не от нынешнего мира. Он не понимает все эти юридические тонкости. Он думал: «Я все получу обратно когда-нибудь, если даже ничего не буду делать». Но потом он все-таки передумал.

Хоть Корнелиус Гурлитт и умер, дело его еще не закончилось. О том, что первая картина будет вот-вот возвращена наследникам жертв холокоста, люди Гурлитта говорят последние пару месяцев, но прогресса никакого. Сама по себе история могла в первые дни показаться диковатой — не столько потому, что вдруг нашли такой невероятный клад, но еще и потому, что война закончилась 69 лет назад, а отголоски ее до сих пор доносятся до нас. 

На самом же деле волна реституции продолжается. Израиль заставил свои музеи проверить, нет ли среди их коллекций украденного во время холокоста; Monument Men Foundation передал Национальному архиву США недавно обнаруженный альбом с фотографиями похищенных нацистами произведений искусства, которые выпускали для отчетов перед Гитлером об успехах в изъятии культурных ценностей; Франция, в музеях которой есть порядка 2 000 не востребованных жертвами холокоста работ, недавно вернула наследникам целых три картины — для страны, которая за последние 69 лет вернула всего 70 картин, это большой успех; и так далее.

Что касается самого Корнелиуса Гурлитта и его работ, то 7 мая стало известно, что он оставил завещание. Человек-фантом оставил всю свою коллекцию, очищенную от краденых и проблемных работ, самому старому музею Швейцарии — Музею изящных искусств Берна (Kunstmuseum Bern). Музей выпустил ошеломленное заявление, где подчеркнул, что новость для них самих удивительна, никакой связи с Гурлиттом у них нет, а попечительский совет, отдавая отчет в ценности «невероятного наследства», понимает весь груз ответственности, которое оно несет, и до тщательного изучения всех бумаг никаких больше подробностей озвучить не сможет. 

Больше всех этим известием воодушевлен самый известный в мире арт-детектив Кристофер Маринелло, представляющий интересы семьи еврейского арт-дилера Поля Розенберга, который бежал из Париж, когда Францию оккупировала Германия, и оставил всю свою коллекцию. Внучка Розенберга Анна Синклер, она же бывшая жена бывшего директора Международного валютного фонда, многие годы добивается возвращения наследия деда, в чем ей помогает Маринелло. Он не сомневается, что совсем скоро вернет наследникам картину Анри Матисса «Женский портрет», и жестко отрезает: «Ни при каких обстоятельствах эта коллекция не должна быть известна как «коллекция Гурлитта». Она была собрана только благодаря холокосту — давайте не будем этого забывать».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить