перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Феминистское искусство в России: от бокса в галерее до плясок в храме

В этом году одной из участниц основного проекта Венецианской биеннале стала петербургская художница Глюкля, в прошлом участница феминистской арт-группы «Фабрика найденных одежд». «Воздух» вспомнил самые яркие этапы в развитии российского феминистского искусства.

Искусство

Киберфеминистский интернационал 

1997, 1998

Фотография: Ольга Моисеева

Первая встреча международного Киберфеминистского клуба состоялась в Касселе во время десятой «Документы». Она произошла по инициативе гамбургской художницы Корнелии Солфранк (группа Innen). Третий съезд клуба прошел уже в Санкт-Петербурге на Пушкинской, 10, где на тот момент активно действовал созданный Ириной Актугановой и Аллой Митрофановой «Кибер-фемин-клуб»На первой встрече в Касселе Актуганова и Митрофанова выступили с докладом «Воплощение кибер/нет/шизо-феминизма», а группа «Фабрика найденных одежд» («ФНО») показала свой «Магазин найденных одежд», который работал на постоянной основе на Пушкинской. Там продавались экспонаты, переделанные художницами из обычных предметов гардероба. Глюкля и Цапля практиковали тогда арт-терапию с помощью создания удивительного внешнего вида, а свое предприятие называли магазином-утопией. Основной задачей Киберфеминистского интернационала было определить киберфеминизм как отдельное движение в рамках активно развивавшейся тогда киберкультуры. Долгое время такому объединению мешала приставка «фем», которая смущала зарубежных художниц.

Татьяна Антошина 

«Музей женщины», 1997

Фотография: Татьяна Антошина

В фотографиях, снятых по мотивам известных произведений искусства — «Олимпии» Мане, «Девочки на шаре» Пикассо, «А ты ревнуешь?» Гогена, — художница Татьяна Антошина поменяла местами мужские и женские персонажи. Таким образом она перевернула с ног на голову гендерные роли: сильный пол стал слабым, а слабый — сильным. Свой «Музей женщины» Антошина противопоставляет традиционному «музею мужчины», то есть многочисленным изображениям обнаженного женского тела во всех традиционных собраниях, от Британского музея до Эрмитажа.
Проект принял участие в первой российской музейной выставке, посвященной гендерному искусству, понятому довольно широко, «Искусство женского рода» в Третьяковской галерее. 

Людмила Горлова 

«Как я люблю (фотороман)», 1997

В жанре фотороманов, которые только начали появляться в России в 90-е, Людмила Горлова рассказывала историю попыток советской женщины соответствовать идеалам, транслируемым телевидением. В главной роли выступала сама художница. В облезлых интерьерах ее героиня пыталась придать себе светский лоск, воспроизводя разнообразные штампы из медиа, однако ее попытки достичь счастья окончились провалом. Такая эстетизация женской неудачи отличала Горлову от ее западных коллег, предпочитавших не концентрироваться на частных трагедиях. Другой фотороман Горловой «Здесь с любовью не шутят, или Как выйти из кризиса» кончался для главной героини — московской учительницы — хеппи-эндом, то есть свадьбой с иностранным миллионером. Правда, счастье длилось недолго, брак не сложился — и учительница вернулась в Москву, где тем временем завершился финансовый кризис и наступило всеобщее счастье. 

Алена Мартынова 

«Все на продажу», 1998

В ситуации экономического кризиса и специфических условий российского художественного рынка Алена Мартынова создала произведение с прейскурантом секс-услуг, которые она была готова оказать любому желающему, и приложила свою фотографию в одном корсете. Такой радикальный жест был способом поговорить о свободе каждой женщины распоряжаться собственным телом. В более раннем видео «Завершение фразы. Технология радикального жеста», показанном в московской TV Gallery, Алена Мартынова совместила кадры из фильма «The Wall», в которых главный герой сбривает себе брови и волосы на груди, и съемку бритья собственного лобка. В тексте к выставке она сравнивала процедуру с таким же рутинным для нее действием, как накладывание красок на холст, и спрашивала: «Кто может опровергнуть то, что бритье лобка такая же художественная операция, как и живописание?»

Елена Ковылина 

«Бокс», 2005

В память о дадаисте Артюре Краване Елена Ковылина пригласила всех желающих сразиться с ней на боксерском ринге, установленном в галерее XL. Художница заявляла,  что женщины тоже имеют право отстаивать свое место в искусстве в честном поединке. Готовиться к перфомансу она начала за 20 дней — ежедневно тренировалась в настоящем боксерском клубе. Один из боев с заведомо более сильным противником — крупным и сильным мужчиной — Ковылина все же предпочла проиграть, сдавшись без боя. Правда, сразу же напомнила собравшейся публике, что свой основной бой с чемпионом в тяжелом весе Джеком Джонсоном знаменитый дадаист тоже проиграл, будучи нокаутированным в первом раунде

«Фабрика найденных одежд»

«Три матери и хор», 2007


Видео петербургской группы «Фабрика найденных одежд» (Наталья Першина-Якиманская, Глюкля, и Ольга Егорова, Цапля) посвящено проблемам материнства в современном обществе. Три женщины рассказывают о своей нелегкой судьбе, а им отвечает хор из консервативного дедушки, сердобольной бабушки, ребенка, повторяющего «мамочка, ты самая лучшая у меня», самих художниц и поэта Павла Арсеньева. Работа рассказывает о том, как в патриархальном обществе, не готовом обеспечить матерей какими-либо льготами, каждая пытается выживать как может, сталкиваясь с осуждением и непониманием со всех сторон. В прошлом году группа прекратила свое существование. Глюкля сосредоточилась на сольных произведениях и в этом году принимает участие в основном проекте Венецианской биеннале, а Цапля участвует в проектах группы «Что делать?»

Александра Галкина 

«Расстрел», 2012

Во время акции Александра Галкина и ее соавторки выстроились в шеренгу напротив дворца президента в Варшаве, засунули себе под одежду воздушные шарики и лопнули их булавками. Перформанс приобрел пугающую актуальность после недавнего материала «Год за аборт», в котором говорилось о перспективе введения уголовной ответственности за аборты. Впоследствии новость оказалась уткой, тем не менее принятие закона о контроле за абортами обсуждается довольно давно.

Pussy Riot 

«Панк-молебен», 2012

Во время панк-молебна уже теперь знаменитой на весь мир группы PussyRiot прозвучало несколько высказываний о патриархальности современного российского общества. Дальше — известно: арест, абсурдный суд, разделение, «двушечка», досрочное освобождение, мировая известность Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной и защита прав российских заключенных. Сейчас в адрес Толокно и Алехиной все чаще звучат обвинения в несоответствии идеалам феминизма, тем не менее «Панк-молебен» стал самой популярной российской художественной акцией последних 10 лет. 

Виктория Ломаско 

«Девочки» Нижнего Новгорода», 2013

Виктория Ломаско, которая работает в узнаваемом жанре социального графического репортажа, провела несколько дней в квартирах, где принимают клиентов нижегородские секс-работницы, нарисовала их портреты и записала наиболее яркие реплики. Героини рисунков имеют мало общего с образами проституток, запечатленными в массовом сознании, скорее это обычные женщины, делающие тяжелую работу

«Феминистский карандаш»

2012, 2013

Кураторка Надежда Плунгян и художница Виктория Ломаско два года подряд проводили фестиваль социальной графики «Феминистский карандаш». В первый год в мероприятии приняли участие 6 художниц, а во второй, когда событие состоялось в рамках «Медиаудара» и 5-й Московской биеннале», — 35. Среди участниц второго фестиваля были: Умная Маша с графическими работами, посвященными  границам между женской дружбой и лесбийскими отношениями в общественном сознании, Яна Сметанина с портретами обитательниц психиатрической больницы, группа Gandhi, сама Виктория Ломаско и многие другие. Тогда же Александра Галкина вторглась в пространство выставки, нарисовав рядом с некоторыми работами «*****» (маленькие члены), что вызвало множество споров в художественном и активистском сообществах. Одни говорили, что таким образом Галкина показала закрытость и «сектанство» российских феминисток, другие сочли такой жест атакой на без того незащищенную группу.

Микаэла 

«Сцена», 2014


Во время перфоманса Микаэла устроила самую настоящую женскую истерику с битьем посуды. Она кидала на пол тарелки и возмущенно рассказывала, с какими проблемами и непониманием ей приходится сталкиваться  в мире, где правят мужчины и  мнение женщин никто не считает нужным учитывать. Завершался перформанс фразой художницы: «Первый мой импульс был извиниться и пойти за веником. И я не буду этого делать, потому что это (все сказанное. — Прим. ред.) правда, и то, что мне хочется извиниться, — это тоже правда, но думаю, что важно не сделать этого». 

Виктория Бегальская 

«Пояс Афродиты», 2014

Виктория Бегальская совместно с Александром Вилкиным и секс-работницами Санкт-Петербурга поставили кукольный спектакль, основанный на интервью участниц проекта. Секс-работницы также озвучили кукол и исполнили несколько ролей в спектакле. Работа была попыткой в очередной раз освободить профессию проституток от общественных стереотипов и поговорить о проблемах ее представителей. Спектакль претендует в этом году на премию «Инновация» в номинации «Произведение визуального искусства». 

Gandhi

«Изнасиловали — рожай», 2015

Фотография: www.facebook.com/pages/Gandhi

Петербургское объединение уличных художниц и художников с постоянно меняющимся составом выступает с позиций ненасильственного сопротивления и делает граффити на социальные темы. Картинка с православным аистом в погонах с ребенком в клюве была посвящена законопроекту, запрещающему делать аборт, а также отсутствию государственной защиты для жертв изнасилования. 
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить