перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Александр Мамут «Просто надо предлагать что-то нормальное»

Бизнесмен Александр Мамут постоянно вкладывается в культуру: «Стрелка», кинотеатр «Пионер», издательство «Аттикус». С недавних пор он владеет еще и крупнейшей британской книжной сетью Waterstone’s. Лев Данилкин поговорил с Мамутом о книгах и книжном бизнесе.

Архив

— Почему вдруг сеть книжных магазинов?

— Мне кажется, что в связи с бурным развитием интернета растет поколение дегенератов, и мне это не очень нравится. В какой-то момент люди должны осознать важность чтения. Не обязательно бумажного — хотя оно мне кажется более эффективным, чем электронное. И с точки зрения воспроизводства лучших достижений цивилизации, и с точки зрения воспитания, и с точки зрения формирования качественного человека. Не все должны читать, но процентов 15–20 должны. Не тупеть же, годами играя в компьютерные игры.

— Для акционера LiveJournal это довольно странное заявление. Одной рукой вы покупаете книжные магазины, другой — интернет-культуру. Они же конкурируют.

— LiveJournal — это дневники. Люди всегда вели дневники — Гонкуры, Достоевский, Николай Второй. Мы их с удовольствием читаем. И старые и новые.

— И все-таки блоги — это одно, а книжная культура — другое.

— Нет. Они могут конкурировать за время, но все это про чтение и письмо. Твиттер, например, не про письмо. Ну и потом — я бизнесмен, и вы не везде найдете гармонию между моими инвестициями. Что в книгах, что в калийных удобрениях.

— Ходят слухи, что вы собираетесь сделать во флагманском магазине Waterstone’s на Пикадилли русский отдел.

— Я попросил предусмотреть эту возможность. Мне бы очень хотелось, чтобы там продавались книги на русском языке — не переводы, а именно русские книжки из России.

— С чем это связано?

— В Лондоне живет много русских.

— А есть какая-то идеологическая подоплека? Вы бы хотели быть проводником русской культуры на Запад?

— Да нет, я так на это дело не смотрю. Но будет хорошо, если издатели заинтересуются, что-то переведут, привезут каких-то авторов. Русских же мало переводят. Все Акунин да Улицкая.

 

 

«Вы не везде найдете гармонию между моими инвестициями. Что в книгах, что в калийных удобрениях»

 

 

— У вас есть какие-то предпочтения, касающиеся современных русских писателей? Есть книги, которые вы не хотели бы продавать в ваших книжных магазинах — или ужасно хотели бы?

— Я же обычный читатель. Пелевин мне очень нравится. Сорокин очень нравится. Иной раз прочтешь что-нибудь — тоже понравится. Елизаров, например. Собственной позиции как у издателя у меня, конечно же, нет.

— Вам бывает стыдно за что-то, выпущенное вашим издательством?

— За текст — нет. Бывает не очень удачное оформление. Мы стараемся не издавать пошлых книг.

— Вы участвуете в выборе книг?

— Я могу иногда рекомендовать то, что нравится мне. Вот издали биографию Исаака Шапиро, знаменитого адвоката, русского еврея, родившегося и пожившего в Японии. Издали кулинарные книжки Вероники Белоцерковской. Она была блогером, и я ей предложил сделать книжку.

— Говорят, в 2012 году будет выставлен на продажу Дом книги. Вы не хотите купить эту сеть?

— Его не выставляют на продажу, они собираются превратить его из Московского государственного унитарного предприятия в акционерное общество. Но если такие планы будут, то я бы хотел, чтобы этому предшествовала дискуссия. Например, в чем смысл этой приватизации? В том, чтобы московский бюджет получил какие-то дополнительные деньги? Но может быть, у московского бюджета есть другие источники, и не обязательно продавать независимую книжную сеть? Может быть, ее надо не продавать, а развивать? Может быть, подумать и придумать модель, чтоб она эффективно функционировала? А может быть, ее надо продавать, но не целиком, а по частям? А может, не по частям, а целиком, — но тогда кому и на каких условиях?

— Но она ведь прибыльна?

— Она прибыльна, потому что там нет аренды. Суть их прибыли в доходах от дешевой аренды. Так же, как у «Молодой гвардии», «Москвы» и «Библио-глобуса» — они были выкуплены трудовыми коллективами по схеме чековой приватизации. Они не платили. А скажи инвестору: «Выкупи Дом книги на Новом Арбате, он стоит икс тысяч долларов за квадратный метр, и организуй там книжную торговлю» — ни в одной стране мира это не работает, это никто не купит.

— Похоже, вам все же интересно думать об этом.

— Интересно. Если прочту в газете, что что-то подобное намечается, напишу им письмо.

— Напишете?

— Если с Waterstone’s разберемся. Может быть, у меня появится какое-то понимание, как это нужно организовать. То есть безучастными мы не будем, безусловно. Мне интересно в дискуссии вступать, потому что мне кажется, у города должны быть иные приоритеты, кроме денежных. Москва — дико тупой город, в том числе потому, что мало книжных магазинов, сильно меньше, чем могло быть. Может, «тупой» — неправильное слово. Но вот есть Новый Арбат — ужасная, бездуховная, пошлая, некрасивая, чудовищная улица. А может, надо передать каждый из магазинов на ней в руки хорошему человеку? Не сетям, а отдельным, независимым книжным магазинам. Мне бы хотелось, чтобы у города был приоритет — развивать здесь культуру вообще и чтение как существенную, важнейшую ее часть. Это надо поддерживать. При Лужкове тщательно поддерживались, опекались и лелеялись всякие самодеятельные черкизоны. Я бы хотел, чтобы новое московское руководство так относилось к магазинам, галереям и образовательным учреждениям. Книжный магазин не выдерживает конкуренцию с магазинами, торгующими китайским ширпотребом. Аренда дорогая, цены на книги низкие, рынок не в самом лучшем состоянии. Хотя традиции читательские есть, и предложи людям почитать — они с удовольствием. Наставь по всему Новому Арбату пивных ресторанов — будут люди пиво пить. Сделай вместо пива галереи, книжные магазины, кафе приличные — люди и там будут.

— За вами тянется негативный шлейф, опыт владения книжной сетью «Букбери».

— Я им не владел. Я был миноритарным акционером с тремя мазуриками — Дмитрием Кушаевым, Романом Лолой и Максимом Щербаковым, которые продали свои 65 процентов базовой алюминиевой компании, нарушив акционерное соглашение, после чего компания обанкротилась. Я им дал деньги и не управлял этим ни на каком этапе.

 

 

«Москва — дико тупой город»

 

 

— Джеймс Донт, которого вы наняли управлять Waterstone’s, чему-то вас научил? Например, как должен выглядеть идеальный книжный магазин?

— У него есть своя лондонская сеть, которую он построил за двадцать лет, — Daunt Books, она мне очень нравилась и нравится. Он знает про это все, и, наверное, я смотрю на проблему его глазами. Идеальный книжный магазин — это магазин, который отвечает потребностям конкретной городской среды, того микрорайона, где он находится, который знает своих читателей. Магазины, которые находятся на расстоянии километра друг от друга, — это разные магазины. Книги должны быть в достаточном, но не избыточном количестве и правильно расположены. Атмосфера должна быть такая, чтобы магазин стал необходимой частью социальной жизни человека. То же самое про Москву. Кто-то говорит: нажал на кнопку, загрузил тексты — читай себе в ридере, это так удобно. В принципе, ужинать тоже можно на кухне, но люди ходят в кафе, сидят там часами, общаются. То же самое должно быть с книжными — это часть городского маршрута. Причем приятная часть.

— В Англии и природный, и городской ландшафт гораздо более разнообразны. Тут степь, а в городе более-менее одинаковые спальные районы, что Чертаново, что Алтуфьево. Есть центр и все остальное. Насколько донтовская модель приложима к Москве?

— Просто здесь мало уделяется внимания индустрии первых этажей. Она какая-то искаженная. Все было каким-то образом приватизировано, а после этого сдавалось в аренду или продавалось тем, кто мог позволить себе высокую стоимость покупки или аренды. Если вы пройдетесь по городу, то обнаружите, что на первых этажах есть только банки, парфюмерные магазины, сверхдорогие суши и ювелирные. А если вы посмотрите на какой-нибудь европейский город, то там первые этажи разные, много мелких семейных несетевых бизнесов. Когда нет монополии на сдачу в аренду, то она выстраивается для разных бизнесов. И поэтому все это выглядит уютно. Поэтому там есть место для книжных.

— Значит ли это, что в Москве невозможно построить сеть магазинов по британскому образцу?

— Очень сложно — и аренда выше, и цены на книги меньше.

— Понятно, как какие-нибудь условные выпускники «Стрелки» могут перепридумать книжный на Новом Арбате, превратить его в идеальный магазин; а что делать с книжными в Чертаново?

— Сделай уютное место с теми же выпускниками «Стрелки» — туда пойдут. В парке Горького чуть-чуть ситуация изменилась — и пошли люди с совершенно другими целями, с другим выражением лица. С детьми, собаками, пледами, термосами с чаем — а не с тремя бутылками портвейна и пивом. Я вот хожу туда раз в неделю: сидят, расслабляются, что-то друг другу шепчут. Человеческая обстановка. Просто надо предлагать что-то нормальное: уютный книжный магазин, детских книжек побольше, с интересными учебниками, с актуальной зарубежной прозой. В Чертаново это легче сделать. Это будет центром для определенного количества людей, которым не надо будет задыхаться в «Библио-глобусе» из-за отсутствия воздуха. Для этого опять-таки нужна какая-то поддержка. Низкая муниципальная аренда для книжного магазина — очень правильное дело. Чего-то недозаработают — зато обстановка в районе станет не такой криминогенной. Люди будут заниматься, читать, становиться лучше. Я вижу здесь прямую связь.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить