перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

Cheese People, Pahsa, Little Magic Shop и другие группы из Самары

В четвертом выпуске рубрики от создателей паблика Motherland о локальных музыкальных сценах разных городов России — десять хороших групп и один сайт из Самары.

«Большая деревня»

«Большая деревня» — сайт «о Самаре, в которой интересно жить», был придуман ровно год назад журналисткой Таней Симаковой (кому-то известной в качестве создательницы паблика «Сапоги старшей сестры»), студентом-медиком Александром Красновым и оценщицей собственности Лерой Алфимовой. Сейчас «БД» является одним из немногочисленных прогрессивных порталов о городе; в числе его постоянных авторов больше десяти человек, которые пишут о культуре, городских сообществах, и, конечно же, музыке — местным группам и исполнителям посвящен отдельный, непрестанно пополняющийся новыми материалами спецпроект «Энциклопедия самарской музыки».

Таня Симакова Таня Симакова главный редактор

«Судить о музыкальном ландшафте города нам тяжело, поскольку мы достаточно глубоко в него погружены и почти со всеми более-менее активными музыкантами знакомы лично. Понятно, что Cheese People и Bajinda — это наше безусловное достояние, но не ими одними полнится волжская земля. Из последних заметных явлений можно выделить хор Roundelay, который пару лет назад засветился коллаборацией с Arcade Fire, а совсем недавно выпустил очень крутой альбом. Есть Леша Тилли и Саша Во, есть отдельная гаражная сцена (The Spoon Box, Mystic Brew), есть чуваки, играющие пост-метал, есть популярный у нас серф-проект Cold War Party, а есть панки «Марафон 15», и даже самарский рэпер Капа недавно записал очередную пластинку. Нельзя не упомянуть Федула Жадного с его пародиями на русский рок и всю тусовку вокруг, у них достаточно много поклонников. Отдельно хочу выделить очень крутых электронных музыкантов: это Дима Spurv и наш любимый диджей Azamat, сооснователь отечественного лейбла «Береза» и постоянный автор «Большой деревни».

Конечно, у каждого тут своя тусовка по интересам, но все равно почти все между собой так или иначе знакомы. Отчасти этому способствует крайне малое количество концертных площадок. Клуб «Здесь», главное андеграундное место в самом центре города, закрылось в прошлом году из-за какого-то невнятного инцидента с участием сотрудников прокуратуры. Там было на самом деле круто, из убитого подвала молодые ребята своими силами сделали натурально Boiler Room, вечеринки проходили со среды или четверга по воскресенье, и почти каждая была не похожа на предыдущую. В «Здесь» выступали и электронщики формата Long Arm, и Захар Май, и какие-то заезжие иностранцы с укулеле, и черт знает кто вообще. Сейчас в Самаре осталась «Звезда», большой клуб, который в 90-х переоборудовали из советского ДК, выступление местных команд в нем и так большая редкость, а теперь прошла информация, что клуб дорабатывает последний сезон, а потом вместо него откроют музей рок-н-ролла, даже не спрашивайте. В баре «Саша» мы проводим камерные концерты (его владельцы очень помогли нам с созданием «Большой деревни»; мы, можно считать, одна команда, работаем сообща): к нам приезжали «СБПЧ» и Alpha-Beta. Есть бар «Труба», организованный в помещении бывшей бани, но там давно не случалось ничего хорошего, если не считать выступления Sonic Death годичной давности. Есть еще одно очень неоднозначное место — бар «По ту сторону», в котором на сцене можно увидеть все что угодно: дефицит площадок привел к тому, что там в течение вечера может играть панк-рок, а потом начаться брейккор-вечеринка или неожиданно выступить группа из восьми человек в костюмах будто из фильма «Шапито-шоу». Есть еще старейший рок-бар «Подвал», в котором уже лет пятнадцать проходят рок-концерты, впрочем, ничего выдающегося в «Подвале» давно не было — даже выступление «Ансамбля Христа Спасителя» отменили из-за давления правоохранительных органов. 

Все более-менее значимые местные команды играют на «Ночи музеев» или других культурных событиях подобного плана, например, не так давно в Самаре открылся Музей модерна, летом они делали большой недельный фестиваль, и каждый вечер на открытой музейной площадке выступали живые группы, было очень круто. В целом в Самаре групп полно, есть неплохие студии для записи и репетиционные базы, а играть негде. Это, наверное, и есть главная особенность самарской сцены.

Что касается стиля, то, безусловно, большое влияние на местную сцену в свое время оказали Bajinda и Cheese People; пожалуй, в Самаре немало групп, выступающих в жанре инди-поп. По идее, на нас должен был бы повлиять Грушинский фестиваль, тем более что каждый самарец рано или поздно там оказывается, но почему-то ни молодых бардов, ни фолка, ни антифолка у нас нет. Есть еще одна отличительная черта — доводить все до абсурда. Никто из зрителей не удивится, если на сцену выйдет волосатый мужик с примотанными к туловищу пластиковыми сиськами или женщина в костюме смурфика. Видимо, живые концерты для многих такая редкость, что хочется выступить по полной программе и хорошенько запомниться если не музыкой, то хоть внешним видом. 

Вообще, Самара — это большой город, примерно полтора Сан-Франциско. Примерно с мая она превращается в курорт, где никто не работает, значительная часть тусовки переезжает на природу и живет на дачах, а чаще в палаточных лагерях за Волгой, благо, что из центра города туда можно добраться за 10 минут на лодке. Все лето на природе проводятся опен-эйры, всевозможные локальные фестивали, так что при большом желании можно устроить вообще все. Да, у нас мало площадок для концертов, но зато куча возможностей для того, чтобы организовать что-то самим — любая более-менее вменяемая активность найдет своего зрителя».

Cheese People 

Однозначно самая выдающаяся и известная из самарских независимых групп, и вообще — одна из первых громко заявивших о себе «новых отечественных». Несколько лет назад песни Cheese People с завидной частотой крутились по телевидению и радио — услышать их было можно везде, от рекламы M&M’s и «Билайн» до сериала «Маргоша»; вскоре после своего появления коллектив был приглашен на все возможные крупные российские фестивали, концертная деятельность разрослась за пределы страны, а дебютный альбом вообще был издан одновременно и у нас на лейбле «Снегири», и в далекой Японии. Сейчас для Cheese People наступил, кажется, менее громкий период (в этом материале даже не будет никакого комментария от группы, так как она давно перестала принимать какое-либо активное участие в музыкальной жизни города). Но это вовсе не мешает участникам продолжать делать то, что и раньше выходило у них превосходно: эклектичную, очень увлекательную и как бы игрушечную музыку в жанре электропоп, в которой вокалистка Оля Чубарова с непередаваемым озорством поет о роботах, мартышках, зомби, видеоиграх, солдатах, пчелах и прочем веселом безумии.

Кавер Cheese People на «Долю риска» «Мумий Тролля» из трибьюта «Афиши»

Bajinda Behind the Enemy Lines 

Принято считать, что с уходом фронтмена из какой-либо группы уходит самая ее соль, да и о существовании этой самой группы говорить порой уже и не приходится. Bajinda Behind the Enemy Lines — один из тех немногочисленных примеров, когда с крупными переменами в составе и с приобретением нового вокалиста, Ильи Семина, группа не стала хуже, и даже наоборот — помолодела и посвежела, ни разу не изменила себе и продолжила исполнять безудержный и хлесткий танцевальный электророк, как и в прежние времена. За два последних года BBTEL выпустили полноформатный альбом «Pučina» и несколько синглов, отыграли множество концертов и почти полностью вернули чуть было не ушедшую популярность.

Bajinda Behind the Enemy Lines Bajinda Behind the Enemy Lines

«Музыкальная тусовка в нашем городе наверняка до сих пор существует, только мы в ней никак не участвуем уже несколько лет. Раньше мы регулярно играли совместные концерты с различными группами из Самары. В последние годы мы отошли от этой практики и стараемся играть либо сольно, либо с нашими старыми друзьями Cheese People. Молодые коллективы всячески объединяются и играют «солянки» в небольших клубах. Это нормально, так было всегда и так будет всегда. Путь от двадцатиминутных выступлений в компании пяти других групп в маленьких клубах до больших сольных концертов на более крупных площадках вовсе не такой долгий, каким он кажется в начале. В последние годы в Самаре появилось очень много начинающих групп, среди которых даже мы — люди, которые практически не следят за самарской сценой, — можем выделить несколько очень даже неплохих. Проблема, как и прежде, одна — отсутствие адекватных площадок среднего и малого формата. Те места, где проходит большинство концертов самарских групп, к сожалению, сложно назвать концертными площадками. Адекватная площадка, на наш взгляд, в Самаре всего одна — это клуб «Звезда». В нем проходит 90% от всех хороших концертов в нашем городе.

Когда мы только начинали гастролировать за пределами нашего родного города, кто-то из столичных музыкальных журналистов объединил Bajinda Behind the Enemy Lines, Cheese People и тольяттинцев On-The-Go и 2 Dollars Gat под одним общим названием «поволжская волна». У всех этих групп было достаточно мало общих черт (в голову приходит только одна — английский язык в текстах), потому, если говорить о том, что отличает именно самарскую музыку от всей остальной, правильнее всего на этот вопрос будет ответить одним словом — Волга! Мы выступали в очень многих городах, но нигде не встречали столь сильной зависимости города и его жителей от реки, на которой он расположен. Вся жизнь и инфраструктура здесь нераздельно связаны с Волгой. Река — это и главная достопримечательность, и главное место отдыха, и главный источник вдохновения, не только для нас, а вообще для всех жителей Самары».

Pahsa 

Pahsa — это псевдоним Павла Тетерина, первого фронтмена неоднократно упомянутой выше BBTEL, под которым тот записывает свои новые мягкие инди-поп-песни о «жизни в мире больших контрастов». Для раскрытия их потенциала музыкант прибегает к помощи других исполнителей и продюсеров, разделяющих схожие предпочтения и представления о звучании. На данный момент Тетерин активно репетирует и ищет талантливых музыкантов — для формирования теперь уже полноценного коллектива.

Павел Тетерин Павел Тетерин Pahsa

«Самара в последнее время мне все больше напоминает Петербург. Очень творческий город. Все больше людей собирают группы, репетируют там и тут, что-то записывают, и это здорово.

Открываются новые концептуальные заведения, арт-школы, имидж-студии, кафе, пабы. Но по-прежнему ощущается дефицит достойных концертных площадок, где артисты могли бы реализовать себя, продемонстрировать. У меня нет ощущения единого музыкального комьюнити в моем городе. Как-то все очень разрозненно. Думаю, все перерождается в который раз. Ищет себя отчаянно. То есть старая тусовка уже подросла и занялась семейными делами, а новая еще не созрела.

Самара способна вдохновлять. Своей природой в первую очередь. Может быть, я это придумываю себе, но даже ощущается какая-то медитативность здесь. Музыкальная индустрия постепенно развивается, музыкантов становится все больше. Я говорю «больше», потому что нельзя пройти по городу и не увидеть ни одного человека с гитарой, виолончелью или флейтой».

VLNY 

VLNY — это двадцатичетырехлетний музыкант Дмитрий Артемьев, который, закончив Аэрокосмический университет и поиграв в нескольких малоизвестных самарских постпанк- и инди-рок-коллективах, задумался о сольном творчестве. Изначально проект носил название [L], по первой букве имени тогдашней девушки исполнителя (это была большая любовь, и львиная доля песен была написана под ее непосредственным влиянием), однако позже из практических соображений был переименован в более внятное «Волны». Музыку Артемьев пишет и сводит сугубо один, в основном дома по ночам, и, кажется, слушать ее нужно так же — в тишине и одиночестве: это романтичный, камерный полуакустический поп с очень личными, интимными текстами на русском языке и вокальной подачей, напоминающей одновременно Ifwe и, неожиданно, Ивана Дорна.

Дмитрий Артемьев Дмитрий Артемьев VLNY

«Ну, из музыкальной жизни я как-то выпал, очень давно не ходил ни на какие концерты самарских ребят. О новых релизах я в основном узнаю из интернета. Могу сказать, что в общем уровень музыки в Самаре оставляет желать лучшего, я бы выделил, наверное, с десяток действительно достойных групп. Несмотря на многообразие команд (а их действительно много, и, что самое удивительное, играют они достаточно качественно в основном), сам музыкальный материал, на мой взгляд, у большинства второсортный. 

К радости музыканта, в городе достаточно много репетиционных баз, но, к сожалению, мало концертных площадок и студий звукозаписи хорошего уровня, их можно по пальцам одной руки сосчитать. Если брать заведения, куда к нам приезжают с концертами наши уважаемые звезды эстрады, их, конечно, достаточно: Lust, Vinyl, Maximilians, Art & Fact и многие другие. Но, к сожалению, в эти клубы практически невозможно пробиться обычному музыканту или группе. Если у тебя есть своя банда, ты можешь рассчитывать либо на камерное выступление в каком-нибудь антикафе (их у нас достаточно много). Либо, если хочешь зафигачить полноценное выступление, у нас есть легендарное заведение, рок-бар «Подвал», — я уверен, все самарские музыканты там поиграли, прежде чем начать выступать где-то еще. Помимо «Подвала», чуть ли не каждый год открываются новые заведения, но почему-то они долго не живут. Дольше всех продержался рок-бар «Кратер» — по-моему, года три; до него были клубы «Олимп» и «Здесь» — оба канули в лету… Также есть клуб «Звезда», в котором, если повезет, можно выступить на разогреве у приезжающей группы. Это, пожалуй, самый достойный клуб в плане звука и инфраструктуры у нас в городе. Именно в него приезжает множество артистов, от Chariot и до Ассаи. Также у нас проводят достаточное количество интересных выставок и фестивалей, на которые приглашают понравившиеся организаторам группы для музыкального сопровождения.

А сам город у нас красивый! Дороги, правда, — говно, но это, наверное, много где так».

Little Magic Shop 

Группа Little Magic Shop была создана самарками Кариной Григорьевой и Сашей Байдачной, которые, наслушавшись самой разнообразной музыки, от Высоцкого до D’Angelo, решили «сделать что-то свое», купили семплер Akai 2500 и «стали пробовать сочинять». Вскоре выяснилось, что семплера недостаточно, а для реализации идей необходимо более мелодичное и, главное, живое звучание; тут на помощь пришел давнишний друг — участник Cheese People Миша Шимаров, как раз мечтавший написать материал для какого-нибудь «не замороченного формой и содержанием проекта». Результатом совместной работы стала звенящая, переливчатая, полная волшебных образов и очень наивная индитроника, источниками вдохновения для которой служат старые книги, красота русской классической музыки, инструментальные баллады японского композитора Дзе Хисаиси, насекомые, индустриальные пейзажи и космос, живущий внутри людей.

Александра Байдачная Александра Байдачная вокал

«У нас свое сообщество: хип-хоп-проект Lo Kick, часть Cheese People и мы — это Юра Мо, Миша Шимаров, а еще исполнительница Джу, басист Алексей Титенко (великолепный джазовый музыкант) и Роман Петросян (барабанщик, он играет во многих самарских бандах). И мы все общаемся. Как только я решила заниматься музыкой, сразу поняла, что пойду к этим ребятам за советами. Лет десять назад мало кто, кроме них, в Самаре знал о хорошей современной андеграундной музыке. Они и по сей день самые крутые-крутые!

В последнее время в городе стали появляться исполнители и люди с небанальными идеями, со своим видением и пониманием музыки. Совсем недавно можно было запросто попасть на вечеринки битмейкеров, у нас существовало целое сообщество энтузиастов фанки-битс, джи-фанка и прочего, ребята регулярно играли лайвы в клубе «Здесь», иногда собирались в баре Jazz Bass. Было интересно, но мероприятия посещали по большей части «свои», люди знающие. Сейчас вроде бы многие разъехались кто куда, о концертах сообщества мало слышно. Постоянных крупных площадок для выступлений музыкальных банд сейчас у нас нет. Раньше была «Бумажная луна», довольное известное место, туда все ходили выступать и слушать! Закрыли… Зато появилось невероятное количество чайных, и там вроде бы что-то происходит, но что-то этническое и не масштабное. Еще есть интересная арт-площадка в отреставрированном Музее модерна. Но это не столько площадка для музыкантов, сколько просто интересное место, и там часто что-нибудь устраивает необычный самарский персонаж Саша Во. Он и музыкант, и фотограф, и дизайнер!

Культуры в Самаре много! Гастролеры на любой манер, от всемирно известных музыкантов до небольших провинциальных групп, экспериментальных команд. Лично меня вдохновили последние концерты Morcheeba и Стинга, которые посетила. Ажиотажем пользовалось выступление The Offspring; кого ни спросишь — все были там. Проходят концерты в основном в одном и том же клубе «Звезда» (но местные команды там встретишь редко). В прошлом году одна известная сигаретная компания устраивала бесплатные вечеринки и собрала едва ли не весь цвет современной электронной музыки и разных форм инди: Pompeya, Tesla Boy, Audio Bully’s и так далее. Наши клубы до этого момента, наверное, и не знали, что могут вместить столько народа — по пять тысяч человек.

А вот чего в Самаре действительно мало, так это джаза. Джазменов можно пересчитать по пальцам, а коллективов и вовсе нет. Лично я знаю только одну истинную джазовую вокалистку в нашем городе! Конечно, есть биг-бэнд, проходят концерты столичных исполнителей в филармонии, но местной среды нет, хотя раньше, насколько я знаю, джазмены процветали! Сейчас нет площадок, где бы постоянно звучала такая музыка. А ее, я думаю, очень не хватает нашей публике».

The Spoon Box

The Spoon Box появились под впечатлением от проектов Олега Гитаркина «Нож для фрау Мюллер» и Messer Chups; название создатели позаимствовали у лауреата британской премии за самый странный заголовок для книги — «Tattooed Mountain Women and Spoon Boxes of Daghestan». С тех пор прошло шесть лет, и из всех первоначальных участников в группе остался всего один — Алексей Татищев. После долгого затишья зимой 2012-го он решил объединиться с самарскими серф-рокерами Los Mojos, и именно в таком составе коллектив существует поныне. Что касается музыки, то она, вопреки бытовым переменам, все время оставалась неизменной: The Spoon Box создают ироничные инструменталы в стиле муви-серф, с нарезками из старых треш-фильмов (в качестве бонусной визуальной составляющей) и с аудио-семплами, взятыми оттуда же. На данный момент команда пишет полноформатный альбом у себя в гараже, работает над новым концептуальным видеорядом и планирует осенний тур по Центральной России и Уралу.

Алексей Татищев Алексей Татищев создатель группы

«У нас есть свой круг гараж-серф-групп, с которыми мы вместе играем концерты, стараемся друг друга поддерживать. Помимо The Spoon Box и Los Mojos, это Mystic Brew и первая в Самаре серф-группа Cold War Party, появившаяся еще в 2005 году, которая сейчас медленно записывается и очень редко дает концерты. Беспокоит отсутствие новой крови в нашем кругу: люди приходят на концерты, но команд, близких нам по духу, не появляется. За местной сценой я перестал активно следить уже давно и не возьмусь ее оценивать, особенно в положительном ключе. Как правило, это подражание модным тенденциям. Но качество музыки определенно с каждым годом растет. С клубами же все гораздо сложнее. Сейчас для The Spoon Box практически не осталось места, где мы могли бы сделать концерт в нейтральной обстановке без ограничений по времени мероприятия. Поэтому в Самаре мы не играли уже почти полгода. Дима из Polska Radio One сказал, что у них в городе тоже проблема с концертными площадками. Но по сравнению с Самарой начала 2014 года, в Екатеринбурге все очень неплохо.

Каких-то отдельных особенностей у самарской музыки нет: интернет на всех один, поэтому и музыка в большинстве своем тоже одинакова. Современные группы вряд ли ориентируются на местную сцену. Вместе с глобализацией пропала индивидуальность. Но остались старые коллективы, про которых можно сказать, что это музыка из Самары: например, «Контора Кука» или Федул Жадный. Еще есть академический ансамбль «Волжский народный хор» и их программа «Легенды седых Жигулей» — вот это точно местная тема.

Несмотря на все, Самара — это прекрасный город. Здесь живут хорошие люди, на концерты приходит замечательная публика. У нас красивая природа, Жигулевские горы, вдоль города протекает река Волга. Пока еще не полностью снесена старая часть города и так называемая деревянная Самара, и это все не может не вдохновлять. Мы очень любим этот город и не собираемся никуда уезжать. Тут есть все, что нужно музыканту и человеку».

«Дискоробот»

Beautifulmonster

Самарская команда Beautifulmonster исполняет легкий, непосредственный инди-рок, вдохновленный гармонией и красотой местной природы, а также совершенно повседневными, но чувственными эпизодами человеческого существования. Создатели рассказывают, что главной их целью является абсолютная искренность и естественность, не загнанная в рамки жанровых определений и обусловленная полным осознанием и осмыслением каждого трека. «Сейчас мы знаем, о чем мы говорим в наших песнях, что мы вкладываем в момент написания и что мы проживаем в момент исполнения. Наша музыка о том, что людям надо проснуться, начать ощущать жизнь, ощущать ее течение. Если касаться ассоциаций, некоторые из наших песен можно сравнить с произведениями Рея Брэдбери».

Федор Фуфаев Федор Фуфаев вокал, гитара

«Мы очень любим Самару. Нельзя сказать, что здесь сформирована сильная и активная тусовка, которая была бы заинтересована в музыке, подобной нашей, однако в последнее время можно наблюдать определенное развитие. Радует, что в Самаре появляются новые клубы, в которых становятся гостями интересные исполнители, появляются новые издания, которые формируют актуальный взгляд на музыку в общем и на самарскую музыкальную среду в частности. Все это создает определенную осмысленность, профессиональность процесса. Публика активнее посещает концерты не только состоявшихся или «широко известных в узких кругах» музыкантов, но и начинающих самобытных коллективов. Создается все больше интересных проектов вполне серьезного уровня. В нашем городе, в принципе, немало достойных музыкантов, и мы всегда искренне радуемся их успехам, стараемся общаться со всеми из них. Но, конечно, хотелось бы видеть более сплоченную и многочисленную тусовку, со всеми плюсами, которые рождаются из этого. 

Немаловажно, что в Самаре есть очень хорошие условия для записи материала. Часть инструментов мы пишем на студии «SBS Records», часть на студии «Абориген». Заниматься музыкой в Самаре комфортно, но, конечно, серьезным музыкантам нельзя ограничиваться выступлениями только в Самаре. Мы хотим надеяться, что наш родной город скоро станет одним из важных культурных центров страны и сможет дать музыкальному миру новые достойные имена».

«Here I Am»

Vuri Roots

Дерзкая инди-рок-группа, с которой начинал нынешний вокалист Bajinda Behind the Enemy Lines Илья Семин, а также их барабанщик Илья Суслинников. После ухода доброй половины участников Vuri Roots взяли отпуск на три года, и вот совсем недавно, в феврале 2014-го, заявили о воссоединении первоначального состава, в честь чего выпустили два новых сингла и еще несколько запланировали на ближайшие месяцы. Впредь команда амбициозно обещает «вдохновляться исключительно легендами, расти, развиваться и играть зубастый рок-н-ролл, ориентированный на широкую аудиторию, а не на горстку своих людей». Что до «Бажинды» — она не ревнует.

Илья Суслинников и Илья Семин Илья Суслинников и Илья Семин

«Все движение в Самаре переросло из кучки неформалов в кучку модных ребят, мило тусующихся в околоквартирных клубах под порядочно поднадоевший всем синтипоп. Многие даже не знают, куда пойти развлекаться. Стало модно играть «трендовую» хипстерскую музыку, пришедшую из Москвы и Питера; чем хуже ты играешь и поешь — тем круче (это ведь так искренне и честно). В последнее время больше молодежи стало интересоваться музыкой, но за этими детишками нужно пристально следить. Единственное положительное изменение, произошедшее на самарской музыкальной сцене за последнее время, — это мы!»

Mystic Brew

Самарская формация музыкантов, ищущая спасения от «серых будней, повсеместного безумия и социальной безысходности»; убежать от жестокой реальности участникам Mystic Brew помогают песни, которые те пишут под влиянием от музыки гаражных и психоделических банд конца шестидесятых. Кислотный электроорган, мажорные тональности, тягуче-визжащие гитары, грязноватое и немного рассеянное звучание — выходит все довольно аутентично и при этом нескучно.

Дмитрий Птицын Дмитрий Птицын

«Музыкальная жизнь в Самаре достаточно разнообразна. Сейчас с каждым днем становится теплее, и скоро мы снова сможем наблюдать кучки неформалов на главной улице города, которые распевают песни Цоя и Хоя с настойчивыми призывами вложить некую сумму в их алкогольный фонд. С каждым годом их становится больше. Наверное, это хорошая тенденция, в каком-то смысле. А вот клубы вообще закрывают, за последние полгода закрыли уже целых три, и это очень печально. Одна из площадок, клуб «Здесь», которая радовала удобным расположением и домашним уютом, была закрыта со скандалом представителями властных структур.

Наш город — это большая деревня, и музыканты знают друг друга, хоть и творят в разных жанрах. На разные концерты приходит достаточно разные люди. Из тех групп, которые преуспели, могу выделить постметаллистов Io Apreo, музыка у ребят на уровне. Также не могу оставить без внимания Frankly Speakers (о жанровой принадлежности говорить сложно), которые совсем недавно порадовали всех своей очередной отличной EP. WLVS сейчас в европейском туре, так что можно сказать — ребята тоже пришли к успеху. Вообще, все это показывает, что самарская музыка определенно развивается, хотя и не имеет какого-то явного лидирующего направления — все делают то, что любят».

«Without You»

Lilii

Авторы электронного трио Lilii считают, что хорошая песня придумывается не дольше пяти минут, а лирику и музыку сочиняют всегда спонтанно, в совершенно разных местах и при разных обстоятельствах: в метро, во время утренней пробежки или чистки зубов, наедине с прекрасной дамой или в процессе намазывания масла на хлеб. Впрочем, чем бы ни были навеяны творческие настроения, а инспирированы композиции «Лилий» всегда одним — темой космоса и теплыми ностальгическими воспоминаниями. Сейчас группа работает над проектом «Дикое поле», посвященным «детству, бесконечным краям, горизонтам и родному дому, под крышей которого мы все спешим за чудесами». Материал записывается на одной из самых востребованных студий города «Волна звукозапись», особенностью которой является большой набор редкой и старой аппаратуры со всего света, от Чехословакии и Германии до США и Японии. Все песни в рамках проекта публикуются сразу же после сведения и в итоге должны составить единый одноименный онлайн-альбом, за развитием которого можно наблюдать уже сейчас — на страницах Lilii в социальных сетях.

Матвей Матвей

«Я думаю, что каждый человек, где бы он ни родился, всегда будет испытывать теплые чувства к своей улице, ее домам, людям, с которыми он рос, друзьям, с которыми хулиганил по молодости, злым дядям и тетям, от которых получал по шеям за свои хулиганства. Для нас таким местом стала Самара. В нашем городе строят ракеты, космические аппараты, есть соответствующий национальный исследовательский университет. Можно сказать, что Самара в буквальном смысле пропитана космической темой, и все это отражается и в архитектуре, и в творчестве. Город заметно разделен на старую и новую части. Война не дошла до него, и еще дореволюционные строения, парки и площади сохранились, на некоторых зданиях даже осталась реклама различных модных домов, не менее модных калош и «трактировъ» того периода, хотя время ее заметно потрепало. Старый город очень красивое место, здесь сосредоточены театры, музеи, большая часть арт-клубов. 

Мы росли в новой Самаре. Это типовые дома с мозаичными панно на фасадах, на которых были изображены космонавты, ракеты, сталевары, монтажники-высотники и прочее светлое будущее; это многочисленные памятники ракетам и самолетам, есть даже космический музей, который непосредственно прикреплен к ракетоносителю «Союз». Поэтому, когда я говорил, что город буквально пропитан космической темой и темой больших открытий и свершений, как видите, я ничуть не лукавил.

Если бы вы спросили меня про музыкальную жизнь города лет десять назад, то ничего хорошего я бы не сказал и тихо всплакнул на вашем плече: ни интересных групп, ни интересных мест попросту не было, хотя кислотные любители рейва или хауса со мной не согласились бы. Но сейчас все иначе. Как грибы начали появляться по-настоящему интересные музыканты, места, где можно хорошо провести время с интересными людьми и живой музыкой, да и красивых девушек еще никто не отменял. Сейчас в Самаре как никогда велика вероятность, что, случайно зайдя в какое-нибудь заведение с живым звуком, вы услышите что-то весьма интересное. Это может быть и проект «Один!» Антона и Павла Золиных (одна из недавних работ которого, «Герда», с Бутусовым получилась весьма вкусной), это может быть Lirrika и их теплые мелодии. Из последнего, что мне понравилось, — Дима Артемьев с его «Волнами». Хотя и про наших англоязычных «старичков» мы тоже не забываем (Bajinda, Cheese People). В общем, есть музыканты, которые заслуживают внимания. Сейчас, пожалуй, самарская сцена по-настоящему интересна. Кроме этого, мы с Лео (также участник Lilii. — Прим. ред.) с удовольствием посещаем концерты музыкантов из других городов, например Mujuice, «Обе две», Pompeya, Kira Lao и многих других. На таких выступлениях (как местных команд, так и гостей) очень приятная обстановка — это интересные улыбающиеся люди, теплый звук, всегда можно согреться чашечкой чая, а если на следующий день выходной, то можно позволить и чашечку чая с крендельками.

Город, конечно, вдохновляет на творчество. Я не случайно в самом начале привел небольшое описание Самары, чтобы постараться немного погрузить вас в ее атмосферу, сформировать определенный образ в вашей голове и дать возможность понять, что движет нами, когда мы делаем свою музыку. Разумеется, вдохновляет не только сам город, но и окружение, в котором ты обитаешь. У нас много друзей художников, инженеров, музыкантов, архитекторов и фотографов — каждый талантлив по-своему. Проводя время с этими людьми, заряжаешься их энергетикой, настроением, нестандартным видением, казалось бы, простых вещей. И говоря о сегодняшней новой творческой волне города, можно говорить не только о музыкантах, но и о художниках. В частности: Алексей Богданов с его жесткими и глубокими работами, но при этом честными и настоящими. Это Олег Зак с так нравящейся мне графикой (хотя порой он немножко скромничает, говоря о себе), к тому же Олег замечательный поэт и музыкант. Мне самому интересно, почему вдруг в одночасье в нашем городе случился такой резкий творческий подъем. Мы росли в 90-е — не самый лучший период. Раздолбанные детские площадки, заброшенные стройки, которые после развала Союза остановились, казалось, навсегда. Но при этом ни я, ни, верно, кто-то другой не скажет, что у него было несчастливое детство. Наше детство было счастливым! Конечно, нашему поколению хотелось чего-нибудь прекрасного. Видимо, когда мы выросли и у нас сформировались свои взгляды и мысли, нам захотелось ими поделиться, поделиться каждому по-своему».

«Tumanom»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить