перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Зачем Яна Блиндер, Алиса Игнатьева и другие инди-музыканты идут на «Голос»

Фотография: Юрий Чичков / Сергей Пацюк

Продолжается третий сезон шоу «Голос» на Первом канале, перенявшего у «Фабрики звезд» задачу открывать новые имена в российской поп-музыке. После успеха Антона Беляева из Therr Maitz многие другие независимые музыканты решили попытать там удачу. Мы опросили пятерых из них, зачем им это было нужно.

Яна Блиндер

Раньше сотрудничала со многими другими деятелями московской клубной жизни, сегодня вместе с продюсером Андреем Рыжковым сама сочиняет и исполняет песни сольного проекта Yana Blinder — такой салонный вариант нового R’n’B. Прошла кастинг на «Голос», но до обидного неудачно выступила на слепом прослушивании

Яна Блиндер

Фотография: Сергей Пацюк

«Я родилась в Ростове-на-Дону, в три года с родителями переехала в Испанию. В 11 лет я поступила в музыкальную школу и с 13 начала выступать с группами как приглашенная вокалистка, а также собирать свои музыкальные проекты — это были разные группы, их было очень много, турила по несколько месяцев, дала несколько концертов в Непале. Школьное образование я получала с репетиторами, чтобы больше времени уделять музыке. Моя бабушка Екатерина Шамак — преподаватель вокала, поэтому я не получала высшего музыкального образования, а получила, скажем так, альтернативное. У нее брали уроки вокала Макарычевы из On-the-Go, Надя Грицкевич («Наадя»), Андрей Касай из NRKТK, Poko Cox и многие другие инди-артисты.

Раньше за «Голосом» я не следила, но следила за австралийским, американским, европейскими аналогичными шоу. Подать заявку на третий сезон российского «Голоса» я решила спонтанно за две недели до окончания подачи заявок, и меня пригласили на кастинг. Меня подстегнули не самые простые условия, в которых ты можешь показать себя. Меня заинтересовала динамика: идя на «Голос», ты ставишь себе задачу расти, учиться, работать над новым материалом, зачастую несвойственным тебе ранее, учишься его подавать, преподнести себя зрителю целиком за несколько минут и сразу слышишь решение — да или нет.

На кастинге под фортепиано я исполнила одну из своих любимых песен Corona «Rhythm of the Night». Все были в восторге, я тоже — в моей обработке песня звучит совершенно иначе. Для слепых прослушиваний песню подбирала долго, ничего не нравилось, ничего не подходило, пока вместе с редакторами мы не остановились на The Beatles «Let It Be». Уверена, я отлично подготовилась к прослушиванию. Но ритм подготовки к конкурсу действительно сказался стрессом. К моменту выхода на сцену я совершенно не волновалась, была сильно уставшей. И произошло то, что произошло: впервые за 20 лет на сцене я забыла текст. Никогда ничего подобного со мной не случалось, в середине песни как по щелчку произошел какой-то провал в памяти. Бабушка всегда говорила мне: даже если ты ошибся, надо продолжать, это закон для артиста в любой ситуации. Но практики у меня в этом не было. В ту секунду, когда я поняла, что забыла второй куплет, у меня опустились руки, и ту подачу, которую я отрабатывала и хранила для выступления, я рассыпала. Я запаниковала. В какой-то момент перестала слышать себя в мониторах. Я продолжала петь, но, в общем, я споткнулась и растерялась. В состоянии аффекта на слова членов жюри я повторяла только: «Отстой! Отстой!» — это все, о чем я думала в тот момент. До этого момента мне было совершенно неважно, что думают обо мне люди со стороны, но когда ты показываешь себя так плохо, любое мнение ранит. Из-за этой внештатной для меня ситуации слепое прослушивание я не прошла — что называется, первый блин комом.

Яна Блиндер исполняет «Let It Be» на «Голосе»

Я рассчитывала на любой результат — как на то, что никто из членов жюри ко мне не повернется, так и на то, что повернутся все. Но дело не в том, кто повернулся, выбрал — не выбрал, дело было в том, чтобы блестяще выступить и показать зрителю, на что я способна. Сам факт конкурса для меня явно вторичный. Да, я сильно расстроилась. Меня до сих пор преследуют флешбэки, в моей голове эта ситуация проигрывается снова и снова: как так могло произойти, как можно было ее избежать, как нужно было из нее выходить.

Если раньше я перебирала в голове членов жюри, думая, к кому хорошо было бы попасть в команду (склонялась к Агутину), то сейчас, общаясь с участниками конкурса, которые продолжили участие и приступили к репетициям с наставниками, понимаю, что все члены жюри профессионалы, они все в порядке, все хорошие. Все отлично разбираются в музыке и работают с отдачей с каждым конкурсантом. Если в следующем году у меня появится шанс снова попасть на «Голос», я обязательно пойду — не для того, чтобы ко мне повернулись, а для того, чтобы в отведенное время спеть от и до отлично, раскрыться для зрителя на этой короткой дистанции. Я вернулась к работе, продолжаю выступать и работать над дебютным альбомом моего сольного проекта Yana Blinder. А при случае в следующем году, конечно, хотелось бы устранить эту недоработку в моей карьере».

Семен Лашкин

Участник группы Radio Kamerger, исполняющей изобретательные каверы на поп-хиты с виолончелью, духовыми и акустическими инструментами — как в клубах, так и просто на улице. Прошел кастинг в «Голос», но не прошел слепые прослушивания

Семен Лашкин

Фотография: Юрий Чичков

«Я родился в Волгограде, вырос в музыкальной семье, мама — скрипачка, папа — виолончелист. Выбора у меня особо не было — до 15 лет играл на виолончели. Затем решил стать крутым программистом и на некоторое время бросил музыку. Потом понял, что не хочу всю жизнь провести за компьютером, и поехал в Москву делать группу. Искал себя: играл на акустической гитаре, на басу, писал песни. Поступил в училище при Консерватории, где встретил скрипачей, с которыми мы собрали группу. Всегда хотел пожить вне России и уехал в Европу: пожил в Германии, Италии, Голландии. В Амстердаме деньги закончились окончательно, и я пошел на улицу играть на виолончели: от Баха до «Smells Like Teen Spirit», стал петь. В Европе люди внимательнее и реагируют на все необычное, исполнение песни «Солдат» 5’Nizza вызывало бурю эмоций. Выступления на улицах стали приносить по сто евро за час, я приятно проводил время. В 2012 году я вернулся в Москву и продолжил петь и играть на улице. Чаще всего играли мы в Камергерском переулке, поэтому группу мы решили назвать Radio Kamerger. Завели страницы в соцсетях, стали выступать по клубам с программой каверов в сопровождении струнного ансамбля. Наше первое видео, снятое на «Smooth Criminal», попало в европейские плейлисты как лучшее исполнение кавера на эту песню. Стали записываться, выступать, приняли участии в трибьюте к 200-летию Лермонтова. Сегодня Radio Kamerger — мой основной проект.

За «Голосом» я не следил, узнал о существовании проекта, когда друзья стали присылать мне записи с выступлениями на шоу Антона Беляева. Мол, вот, наш-то товарищ там! Летом 2014 года мы с группой принимали участие в конкурсе «Пять звезд», производством которого занимается «Красный квадрат» — та же команда, которая делает «Голос». Мы прошли в финал, взяли приз альтернативного жюри, и продюсеры посоветовали мне попробовать свои силы в «Голосе». Я вернулся работать в Голландию, там случился корпоратив, после которого у меня появились деньги, чтобы вернуться в Россию, и на следующий день я отправился на кастинг. Готовиться к прослушиванию у меня не было времени, так как в Голландии учил классическую программу на 50 минут, больше ни на что времени не оставалось. Мне пришло в голову — сейчас понимаю, что это была ошибка, — спеть песню U2 — «With or Without You». Второй песней за 20 минут подготовил «Любочку» «Маши и медведей». 

Судя по всему, выступление Семена не попало в эфир, поэтому посмотрите, как Radio Kamerger играют «Smooth Criminal» Майкла Джексона

С песней U2 меня взяли готовиться к слепым прослушиваниям, но песня оказалась сложной технически, притом в ней не было чего-то такого, чтобы зацепить, поразить зрителя. В ней высокие длинные ноты, которые надо дотягивать. Даже если ты их вытянешь, ни на кого особого впечатления это не производит, а если недотягиваешь — это всем заметно. Мне уже не нравилась ни песня, ни аранжировка — хотел ее заменить, но было уже поздно. Оно и понятно: 150 человек в очереди, с каждым никто сюсюкать не станет. На слепых прослушиваниях я исполнил трек с виолончелью, но понятно, что это никого в жюри не интересовало, на этом конкурсе участников выбирают за голос. Некоторое время назад я стал заниматься вокалом, но по специальности я все-таки не вокалист. Из-за волнения и недостатка опыта я спел хуже, чем на саундчеке. В общем, ко мне никто не повернулся. Члены жюри говорили впоследствии что-то ободряющее, но это уже не важно, не прошел — и не прошел, конкурс есть конкурс.

Признаться, я не рассчитывал на 100%-ный успех, на шоу пошел ради пиара группы. Мне кажется, кроме Беляева, об участниках «Голоса» быстро забывают. Кто помнит, кто там был в первом «Голосе»? Ставка Беляева сыграла на все сто, а остальных я не помню. Он профессионалом был, им и остался, он получил пиар и отрабатывает его вместе с группой. Большинство участников шоу не смогли справиться с реалиями вне шоу.

Так или иначе, я считаю, что мне не нужно было проходить. Как артист я оказался не готов и к конкурсу, и к предполагаемому росту популярности — нам как группе это сейчас все-таки не нужно. Нам бы пришлось много выступать и продолжать играть каверы, а мы сейчас как раз начинаем писать свой материал, искать собственное лицо. Конечно, уходя со сцены, я расстроился. Я молодой музыкант, и такие ситуации подкашивают. Любой конкурс — работа, «Голос» — работа на высоком уровне. Как профессионал я был расстроен, что недодал, недотянул. Считаю, это было полезным уроком».

Алиса Игнатьева

Фолк-певица, единолично представляющая проект Alisa Franka, в рамках которого поет невероятно пронзительные песни на русском и украинском с хрупкими аранжировками. Прошла кастинг на «Голос» и слепое прослушивание — попала в команду Пелагеи

Алиса Игнатьева

Фотография: Юрий Чичков

«Я москвичка, учусь на пятом курсе РАМ им. Гнесиных по специальности «дирижер народного хора». На вокальное отделение не пошла, потому что мне всегда хотелось узнать, из чего складывается музыкальная ткань, узнать диапазон профессии как можно шире — в этом плане образование дирижера дает больше возможностей. С детства я увлекалась народной, фолк-музыкой — из нее родились все остальные жанры. Моему сольному проекту Alisa Franka пять лет. Псевдоним Franka появился очень просто — это имя моей прабабушки-полячки. Вместе со своими музыкантами я исполняю народную музыку в современной аранжировке, хочу показать, насколько эта музыка глубока и актуальна.

Я решила пойти на «Голос» после просмотра второго сезона. Просто отправила заявку на сайт проекта — к моему удивлению, мне перезвонили. Я не поверила своему счастью, прилетела из отпуска и сразу с самолета отправилась на кастинг. Для отборов участники готовят песню на русском и иностранном языках. Если члены жюри слышат какую-то интересную краску в твоем голосе, тебя могут остановить и начать расспрашивать, просить исполнить что-нибудь еще. То есть регламент прохождения кастинга очень гибкий, поэтому две песни — это формальность, но каждого участника пристально изучают. Во главе всех кастингов сидит Юрий Аксюта, вместе с ним еще человек 15 редакторов и продюсеров Первого канала. Удивительно чуткие, внимательные люди: задают вопросы в самую точку, помогают расслабиться и раскрыться, если просят исполнить что-то дополнительно, это 100%-ное попадание в репертуар и возможности конкурсанта. На моем кастинге также присутствовал Антон Беляев, полуфиналист второго сезона, — некоторые участники прошедших сезонов входят в состав жюри предварительных отборов. В комнату жюри на отбор заходят группы по 10 человек, и минут через 20 объявляют результаты.

Исполнение Алисой песни «Там у вишневому саду» на «Голосе» — после этого она стала одной из главных фавориток как жюри, так и зрителей

На кастинг я на всякий случай пришла с балалайкой, исполнила The Cranberries «Zombie» и украинскую народную песню, а до Шакиры и русскоязычной песни Анны Герман, которые также подготовила, дело не дошло, меня засыпали вопросами. Больше всего жюри заинтересовала «Там у вишневому саду» — украинская народная песня, которую мы пели в детстве вместе с бабушкой. Я давно исполняю ее на концертах, и она всегда берет за душу.

Единственное, о чем я думала в день слепых прослушиваний: «Что же они сказали прийти утром, а выступаем почти ночью?» Многие артисты успели перенервничать и перегореть, напряженный график проекта многих выбивает из колеи. Меня поддерживали мои близкие: мама, брат, молодой человек и моя подруга и менеджер Xuman Records Света Прорвич, с которой мы тоже работаем долгое время. На прослушивании я решила исполнить песню «Там у вишневому саду» — народную песню, с которой связано мое детство и недавно ушедший родной человек, и это чувство любви мне помогло, ею мне хотелось поделиться. Не так важно было, чтобы ко мне повернулись, мне просто хотелось выйти и рассказать историю, не растеряться и достойно выступить. Когда я шла на кастинг, о выборе наставника, если вдруг я попаду на шоу и все члены жюри повернутся, может, и фантазировала, но несерьезно. Когда узнала, что прошла на слепые прослушивания, конечно, захотела попасть в команду Пелагеи. Она исполняет народную музыку, с детства я в том числе пела и ее песни. Ее в музыкальном плане я знаю давно, и это мне близко. Так и случилось — ко мне повернулась Пелагея. Сейчас она готовит меня к следующему этапу — дуэтам. Мне не важен результат конкурса — важно получать удовольствие от процесса, важно, чтобы меня почувствовали наставники и зрители».

Владимир Иванов

Участник Jukebox Trio — вокального ансамбля, умело перерабатывающего а капелла мировые хиты. Группе уже 10 лет, и она — один из самых заметных фигурантов как клубной, так и празднично-корпоративной московской жизни, но телебарьер так и не прорвала. Владимир прошел кастинг на «Голос», но не прошел слепое прослушивание

Владимир Иванов

Фотография: Юрий Чичков

«Родом я из Казани, учился в Казанском авиационном институте, где на базе вокальной студии появилась группа Jukebox Trio, вместе с которой восемь лет назад я переехал в Москву, где работаю и по сей день.

11 лет назад, когда я только начинал петь, но не понимал, как этим можно зарабатывать и как работает шоу-бизнес, я принял участие в конкурсе «Народный артист», лишний раз убедившись, что конкурсы не то, чем я хочу заниматься. Поэтому от участия во всевозможных конкурсах мы на продолжительное время отказались. Сначала к «Голосу» я относился скептически, но периодически посматривал, оказалось, шоу совсем неплохое.

Я посмотрел на своих коллег — Тину Кузнецову, у которой в свое время брал уроки вокала, Антона Беляева — вот уж кто ярый противник всего тупого в мире музыки, но и он туда ринулся и очень хорошо себя охарактеризовал. Их успех лишний раз убедил меня в том, что «Голос» — это волна, которую стоит попытаться поймать. Победа не самоцель, а дополнительные эфиры на Первом канале лишними не бывают.

Я подал заявку, меня пригласили на кастинг, где с порога поразила организация, сильно отличающаяся от той, с которой я столкнулся на своем первом телевизионном проекте 11 лет назад. На кастинге я исполнил песню Рея Чарлза «I’ve Got a Woman». Юрий Аксюта меня спросил: «Все хорошо, Володя, а ничего, что вы здесь, а ваши коллеги — нет?» Ребята, которые в тот момент были со мной за сценой, крикнули, что они не против. В Jukebox Trio Гарри исполняет басовые партии, а Илья делает битбокс. Заявку подавал только я, так как из нас троих в коллективе я, скажем так, выполняю функцию главного мелодиста, что подходит под поп-формат конкурса. За счет конкурса я не планировал уходить в сольное творчество — как и Антон Беляев, шел представлять себя как часть существующей группы.

Владимир исполняет «Happy» на слепом прослушивании на «Голосе»

Кастинг я прошел, и меня пригласили на слепые прослушивания, для которых я подготовил «Happy» Фаррелла Уилльямса. Сильно я ее не менял, чтобы не испортить, спел ее так, как считал нужным. На «Голосе» некоторые участники стараются быть замеченными, сильно изменив структуру песни, но это является одной из основных претензией судей конкурса — если не умеешь делать хорошо, лучше не делать. Поэтому песню я решил не перепридумывать, спел так, чтобы самому было в кайф. Спел, но не прошел. Выходя на сцену, я не думал о победе или о том, к кому в команду пойти, если обернутся все члены жюри, я хотел просто хорошо выступить. Впрочем, если бы предоставилась возможность выбора, я бы пошел к Пелагее. Она талантливая вокалистка, и мне было бы чему у нее поучиться. Я доволен тем, как выступил, но никто из судей не повернулся. Полагаю, правда, проблема уже заключалась в том, что выступал я в один из последних дней слепых прослушиваний и команды наставников к тому моменту были практически сформированы. Как мне кажется, к тому моменту члены жюри стали максимально требовательны и придирчивы, так как добирали уже что-то экстраординарное.

Учитывая, что на прослушивание в команду поддержки я привез из Казани маму, но не прошел, было грустно. Впрочем, расстраивался я только часа два. Зато скоро группа Jukebox Trio празднует 10-летие: 10 лет отработали и, думаю, еще 10 просуществуем».

Анна Волкова

В 2011 году выпустила сольный альбом «Шепотом» с поп-музыкой вполне формата Первого канала — вокальные джаз- и русскоязычные романсы с виньеточными аранжировками. Позже заиграла трип-хоп под именем Anise Project. Была приглашена на кастинг «Голоса», но не прошла его — во многом по своей воле

Анна Волкова

Фотография: Юрий Чичков

«Родом я из Северодвинска, окончила факультет иностранных языков РУДН, по образованию я лингвист. На сцене выступала с четырех лет — пела на всех городских праздниках при Дворце культуры им. Ленинского комсомола, в шестнадцать записала рок-альбом, тогда же выиграла региональный конкурс «Северная звезда», а когда мне исполнилось семнадцать, папа, что называется, прикрыл лавочку и настоял на получении серьезного образования. Лингвистическое образование я применила и как переводчик, и как педагог, но хватило меня ненадолго. Так я стала менеджером по продажам — продавала все, от рекламы до автомобилей Ferrari и Maserati. Впоследствии я стала продавать интеллектуальный труд людей — фотографов, дизайнеров, копирайтеров. Меня захватила фотография: отучившись в Школе Родченко у Меглинской, я стала фотопродюсером и открыла фотоагентство, которое впоследствии выросло в брендинговое агентство полного цикла. Так от бизнес-брендинга мы перешли к шоу-биз-брендингу: делали айдентику для Иры Дубцовой, Марии Мироновой, Александра Арутюнова. Офис располагался на «Арме», и однажды его обнесли — всю технику вынесли подчистую. На этом агентство закончилось, в тот же период я познакомилась с Guru Groove Foundation и предложила им себя в качестве брендмейкера: руками своих коллег я сделала для них айдентику, фотостиль, разработала позиционирование. Мы проработали два года, на сцену я не собиралась, но моя коллега, композитор и продюсер Надежда Новосадович, с которой мы вместе работали с проектом Guru Groove (я занималась пиаром, а Надежда — продажей концертов), стала вытаскивать меня на квартирники, где я снова стала петь — песни, которые написала она. У меня затянулся творческий конфликт с коллективом, который разрешился фразой, брошенной звукорежиссером: «Раз ты такая умная, то иди сама и пой». Этот пинок мне и был нужен, и я пошла. В 2011 году мы расстались с Guru Groove Foundation, и уже через три месяца я выпустила дебютный русскоязычный альбом «Шепотом», написанный Новосадович. Далее появилась джаз-босанова-программа, с которой я приняла участие в фестивале Lady in Jazz. С автором Новосадович по идеологическим причинам мы разошлись, на фоне чего я решила на контрасте с душевной русской лирикой сделать агрессивный электронный танцевальный проект Anise и в 2014 году выпустила дебютный альбом. За год мы горы в Москве свернули. Нас и в Германии играли, и во Франции. В Москве у нас плотнейший концертный график. Публика очень разная: от Gipsy, Château de Fantômas, Manon до «Мастерской», «Рок-Вегас» и «16 тонн». Сейчас с Anise мы пишем новую пластинку. На низком старте релизы двух клипов и новогодний сингл.

За «Голосом» я следила с первого сезона, но себя в проекте я не видела. С кастингами у меня по жизни не складывается, я совершенно не проектный артист, не могу петь под чужую дудку, если того требует формат. Во втором «Голосе» приняли участие артисты, которые мне очень нравятся, — Антон Беляев и Тина Кузнецова. В тот момент вместе с Therr Maitz мы делили менеджмент, после «Голоса» у Антона пошли умопомрачительные объемы заказов, и наш директор Алена уговаривала меня подать заявку. Меня же отталкивало, что после участия в телепроектах к артисту, хочешь не хочешь, приклеивается ярлык: этот с «Фабрики звезд», этот с «Народного артиста», этот с «Голоса». Но именно «Голос» отличается от предыдущих проектов уровнем бренда, начиная с иностранных аналогов — английского, голландского, американского; на международной сцене графа в резюме «участник «The Voice» категорически работает в плюс.

«Feel Black» пример того, что Анна сейчас исполняет в рамках Anise Project

Продюсеры «Голоса» увидели меня на полуфинале «Новой волны» и предложили попробоваться на «Голос». Там я выступала на девятом месяце беременности, выступила суперярко, шла туда как боец, шла побеждать. Все члены жюри были в восторге, поставили плюсы, но Игорь Яковлевич Крутой посмотрел на мой живот и сказал: «Все хорошо, но давай иди-ка ты рожай, потом сама спасибо скажешь». Домой меня отправили с формулировкой: «Вам тут делать нечего, вы готовая артистка».

Подавать заявку на третий «Голос» я не хотела, но решила, что надо сходить и закрыть уже для себя этот гештальт. Все, что меня толкало на проект, — медийка: засветиться, попиариться, но далее выступать только как Anise — со своим проектом. Я согласна с Яной Блиндер, которая сказала, что на «Голос» стоит идти артистам, которые в основном репертуаре исполняют каверы — это кавер-проект. Одно дело, мы бы соревновались голосами, исполняя при этом собственный репертуар. Совсем другое дело, когда речь идет о каверах: я их в 15 лет напелась в ресторане, лично мне они претят. Я не универсальный солдат и раскрываюсь только в том материале, который мне близок.

В день кастинга я впервые оставила трехмесячного сына с няней и очень беспокоилась по этому поводу. Меня предупреждали: пой что-нибудь веселое, покажи диапазон. Диапазона, которым удивить можно, у меня нет, две с половиной октавы, я решила показать тембр — низкие обертоны, песок в голосе — и спела классическую «Strangers in the Night». Настроя побеждать у меня не было, а это соревнование. Я не готовилась, решила: спою как спою, руки себе выкручивать не буду, если так надо — пройду, если нет — нет. Члены жюри, которые видели меня ранее, сказали, что ждали другую Волкову: что я приду, спою им Джо Кокера, как на «Новой волне» — там это произвело фурор. В общем, спела я без энтузиазма, сказала, что у меня дома ребенок и головой я там, они сказали: «Ну раз так, то иди домой». И я была счастлива!

Я не ждала от «Голоса» школы. Ну предположим, я бы прошла, ну стал бы мне Агутин рассказывать, как завоевать внимание зрителя, да я и так это знаю опытным путем. В плане вокала расти нужно, но для этого есть педагоги по вокалу, а «Голос» — это шоу, этому на проекте и учат. Билан тебе на проекте голос не поставит, это проект для профессионалов, а я не профессиональная певица, у меня такой задачи не стоит, я хочу стать крутым артистом».

Этот материал был опубликован в журнале «Афиша» №19 (192) с 20 октября по 2 ноября 2014 года.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить