перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

«Татуировка с Pussy Riot — моя самая любимая!»

Приезжающая в Россию датчанка MØ — о Pussy Riot, дебютном альбоме, панк-роке и религии

  • — О вас до сих пор многие пишут как о новичке, хотя у вас альбом вот-вот выйдет, и хиты есть — по-моему, в новичках вы ходили еще год назад. Вы сама чувствуете себя дебютанткой?

— Пока да. Вот выйдет альбом — перестану ей быть (разговор состоялся до релиза дебютного альбома MØ «No Mythologies to Follow» — Прим. ред.). Ну, сами понимаете — это серьезное заявление, подведение каких-то первых итогов. После пластинки я буду не новичком, а настоящим музыкантом.

  • — Вы при этом практически сразу, в начале карьеры попали на мейджор-лейбл, ничего толком не успев записать. Как вас нашли Sony?

— Это было в Нью-Йорке в 2012-м. Буквально за один день вокруг MØ началась какая-то шумиха, про меня начали писать и говорить — так что нам с менеджером пришлось даже отбиваться от предложений разных лейблов. Но нам, конечно, хотелось заключить с кем-то контракт. В итоге выбрали Sony. В первую очередь нам понравилось, что, как нам показалось, их интересовала я и моя музыка, а не образовавшийся вокруг меня хайп. Мы хотели сотрудничать с теми, кто любит именно музыку, иначе это было бы бессмысленно. Но я, конечно, очень удивилась — все действительно произошло за один день. Все начали предлагать встретиться, договориться.

«Pilgrim», одна из первых песен MØ и первый хит певицы — как и многие песни певицы, о том, что главное оставаться собой; на дебютный альбом MØ «No Mythologies to Follow», вышедший 10 марта, она тоже вошла

  • — А Sony от вас что-то требуют? У них есть какие-то ограничения? Как сейчас вообще большие лейблы с молодыми артистами обращаются?

— Нет, ничего не требуют. Это еще одна причина, по которой я их выбрала. Они не стали говорить: «Так, вот это нужно поменять, имидж мы вам такой сделаем, а музыка будет вот такая». Они сказали: «Ты нам нравишься, делай и дальше так, как делаешь». И до сих пор никакого давления не было.

  • — Еще очень важный момент в вашей карьере был, когда вы повстречали продюсера Ронни Виндала — можно сказать, второго участника MØ. Как это случилось?

— Нас свел менеджер. Он одновременно работал со мной и с Ронни. Когда я только начинала делать музыку под именем MØ, я сочиняла рэп, все такое, а потом вдруг переключилась на поп-песни, стала писать искренние тексты. Можно сказать, поменяла жанр. И вот эти мои поп-демо мой менеджер послал Ронни Виндалу, тому понравилось, он попытался их как-то спродюсировать. И тут сразу щелкнуло. Я услышала его набросок для песни «Maiden» — и сразу стало ясно, что он меня понимает. Мне очень нравится, как Ронни продюсирует, ему нравится моя музыка, в общем, все само собой случилось — как по волшебству.

  • — А насколько вообще важна роль Виндала в вашей музыке? Он только звук делает или песни с вами пишет?

— Нет, я одна пишу мелодии и тексты. Сочиняю в основном на пианино. Еще записываю вокал в одиночку — потом посылаю все это Ронни, а он начинает что-то вокруг продюсировать, тоже один. Мы, конечно, встречаемся, обсуждаем все, он иногда мне говорит: «Нет, вот так делать нельзя» — и я чаще всего соглашаюсь. Но творим мы по отдельности. Несколько раз он присылал мне бит, и я уже поверх него что-то придумывала, но так редко случается.

«XXX 88», трек MØ, сделанный большим американским продюсером Дипло; посотрудничали они после того, как MØ упомянула в твиттере, что хотела бы поработать с Дипло — а фанаты певицы уговорили продюсера

  • — У вашей пластинки такое непростое название — «No Mythologies to Follow». За альбомом стоит какая-то идея или концепция?

— Да. Большая часть песен — про молодость, а если точнее, про то, как ты юн и не знаешь, что делать, чувствуешь себя потерянным в этом безумном мире, не можешь найти себе места. У нас больше нет Библии, нет объединяющей религии — только интернет, соцсети и медиа, которые рассказывают, что правильно, а что неправильно. Я пою о том, как найти свой путь, как ориентироваться в жизни. «No Mythologies to Follow» — это значит, что у современного человека нет доктрин, которым он может следовать, надо все придумывать самому.

  • — Вообще, по вашим песням чувствуется, что в них есть какая-то глубина, дополнительный смысл — но в то же время это поп-песни. Вам не кажется, что люди не особо вдумываются в поп-музыку, и это не лучший формат для того, чтобы передать свои мысли?

— С одной стороны, это правда. С другой стороны, она все равно на них влияет. Я всегда любила панк, андерграунд, но в детстве слушала поп-музыку. Ее ценность в том, что ты можешь добраться и достучаться до максимального количества людей. Я хочу вот что сказать молодым людям: «Ты не должен быть идеальным, ты не должен оправдывать чьи-то ожидания, ты можешь найти собственный путь». Когда я была маленькой, лет в 7-8 я слушала Spice Girls и очень серьезно воспринимала их песни — а они про хорошие вещи пели: про сильных женщин, про то, что не надо сдаваться. Если мне удастся что-то подобное донести до людей, я буду счастлива.

Про любовь к Spice Girls MØ обязательно упоминает во всех интервью; певица даже записала кавер на их песню «Say You'll Be There»

  • — Вы выросли в маленьком городе, Оденсе. На вас это как-то повлияло?

— Конечно! Я даже не в Оденсе жила сначала, а в пригороде. Я носила черную одежду, слушала панк — и люди меня не понимали. Мне нравилось там расти, но я была очень одинока. Когда я стала подростком и начала протестовать против всего, стало совсем сложно — и мы перебрались в Оденсе, я пошла в новую школу. Там было попроще. Так или иначе, я научилась быть собой. Но это было не очень далеко от Копенгагена, для России так и вовсе смешное расстояние — пара часов езды на машине.

  • — То есть в Копенгаген вам несложно было переезжать.

— Довольно просто. Я перебралась сюда два года назад, когда мне было 22. У меня своя квартира тут. Но домой я часто возвращаюсь.

  • — Вокал, насколько я знаю, вы тоже исключительно дома у своих родителей записываете.

— Угу. Я сделала из своей детской комнаты маленькую студию. Мне важно быть одной, когда я записываю голос. Я погружаюсь в особое эмоциональное состояние — мне очень сильно может помешать, скажем, звукорежиссер, который сидит за стеклом и смотрит. В одиночестве я свободно себя чувствую: долго играю с голосом, все пробую, разбираю, пока не нахожу лучший вариант.

  • — Но на концертах вам при этом не неловко петь?

— Нет. Ну там другая совсем ситуация. На концерте ты выступаешь с уже готовым материалом, рассказываешь знакомые тебе истории, выпускаешь эмоции. Можно даже некий образ на себя примерить, чего в записи я себе не позволяю. Еще мне помогает то, что нужно много двигаться — я как-то дополняю песни телодвижениями, лицом и телом показываю, о чем они.

Выступление MØ на прошлогоднем фестивале SXSW. На концертах певица играет со своим продюсером Ронни Виндалом — фактически вторым участником группы

  • — К слову о телодвижениях: у вас, мне кажется, есть некоторое ощущение одиночества в музыке — возможно, оно идет из вашего детства и из того, что вы голос в одиночку записываете. В то же время у вас танцевальная музыка, под которую люди собираются вместе и двигаются — вы не видите тут никакого противоречия?

— Да, конечно, вижу. Но в этом вся штука! Я очень люблю контрасты. С одной стороны, меня всегда привлекала меланхолия, тьма. С другой стороны, во мне полно энергии и я, в общем-то, счастливый человек. Мне нравится это смешивать. Простые радостные танцы мне ничего не дают, нужна капля тьмы и вдумчивости.

  • — Современная музыка становится все более интернациональной. В вас, по-моему, нет ничего датского — песни MØ могли бы происходить из любой точки Земли.

— Думаю, так и есть. Я, если честно, много об этом не размышляла: кто-то говорит, что у меня скандинавская музыка, кто-то — что международная. Думаю, дальше границы будут только стираться. Люди открыты ко всему, неважно, откуда ты. Ну вот мы с Дипло договорились через твиттер вместе поработать — датчанка и американец, и все отлично получилось.

  • — У вас до MØ еще была панк-группа, в которой вы, кажется, целых пять лет играли.

— Как я уже говорила, когда мне было четырнадцать, я очень сильно полюбила панк-культуру, левую идеологию, мне захотелось собрать группу и петь на политические темы. Я собрала ее со своей лучшей подружкой, у нас был такой феминистский панк-рок. Пять лет играли, ездили по Европе, даже добрались до Нью-Йорка. Было очень весело: я тусовалась со своей лучшей подружкой, мы каждую неделю напивались, шлялись по сквотам и играли там концерты.

  • — Как вам кажется, сейчас вообще можно быть панками — ну как ваши любимые Sonic Youth в 80-е, например?

— Лучшая группа в мире, к слову. Понимаю, о чем вы. Сейчас все стали всеядные, все все принимают, и скопировать то, что было в 80-е, невозможно, сложно придумать что-то настолько же радикальное. Но мне кажется, что энергия осталась, есть люди, которые транслируют панк. Знаете Iceage, например? Они настоящие панки. Хотя, конечно, слово «панк» сейчас гораздо меньше значит.

«Waste of Time», еще одна песня с «No Mythologies to Follow»

  • — У вас вообще было очень много проектов. Есть ощущение, что с MØ вы наконец что-то нащупали, и теперь знаете, что делаете?

— По-моему, никто не знает, что он делает. (Смеется.) А те, кто делают вид, что знают, ужасные зануды. Но вы правы, с MØ я по-настоящему честная, тут нет никаких компромиссов. Когда я только начинала этот проект в 2009-м, читала рэп, примеряла на себя какие-то образы, получалось, что я — не я, а какой-то другой человек. Теперь все иначе. Даже в панк-группе я не была такой честной, все-таки это была игра.

  • — Вы уже приезжали в прошлом году в Москву.

— Ага, это было очень здорово, но немного странно. Мы играли на фестивале в красивом саду с какими-то шатрами, беседками, все было зеленое — а вокруг этого сада стояли огромные высокие дома. Но мне очень понравилось. В тот раз мы даже татуировки себе сделали, я — с Pussy Riot.

  • — Я, собственно, хотел спросить: зачем вы сделали себе татуировку с балаклавой Pussy Riot?

— Они — мои герои. Серьезно. Плюс я первый раз оказалась в России, мне хотелось сделать что-то запоминающееся. У меня еще семь татуировок, но эта — моя самая любимая.

  • Купить альбом iTunes
  • Концерт Петербург, «Космонавт», чт 30 марта, Москва, «Москва Холл», пт 31 марта
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить