перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Цалер, Додонов, Горбунов и другие гитаристы о себе и кумирах

Фотография: vk.com/gruppashizgara

«Волна» расспросила интересных российских гитаристов о том, как они начали играть, что думают о мастерстве и на каких музыкантов, играющих на том же инструменте, ориентируются.

Павел Додонов

Фотография: artmageddon.net / А.Бунденко

О себе

«Важнее всего звукоизвлечение — то, как человек может сыграть одну ноту. Если она прозвучит мощно, этого будет достаточно. Техника точно несущественна. Нужно не двадцать нот в секунду уметь играть, а одну-три — но по-настоящему. Еще — умение импровизировать, то есть в любой ситуации уметь выдать что-то интересное. Я всегда сочиняю все здесь и сейчас, практически никаких наметок у меня нет. Прихожу, начинаю играть и записываю. Бывает, что получается песня, которую менять не надо. Бывает, что аранжируем готовые куски.

Гитарист-импровизатор Додонов выступает и сольно, и вместе с Дельфином, с которым сотрудничает с альбома «Звезда»

Мне всегда нравилось искажать звук — раньше я делал это еще с помощью магнитофона. Попадались советские перегрузы и дилеи — уже тогда это все завораживало. Сначала это была неосознанная игра — как чувствуешь, так и играешь. Постепенно все начало формироваться; вообще, это очень интересный процесс, когда начинаешь обращать внимание на какие-то тонкости игры. Это пришло немного позже, когда я начал играть концерты с Дельфином. Я считаю, что именно концертная практика важнее всего для гитариста. Концерт — это вещь экстремальная, там все совершенно по-другому. Именно там становится очевидным, умеешь ты играть на гитаре или нет, владеешь инструментом или не владеешь. Джей Маскис из Dinosaur Jr. говорил, что никогда не занимался дома, никакими гаммами и всем таким — только концертная практика».

О любимых гитаристах

«В самом начале меня вдохновляли гитаристы Joy Division, «Гражданской обороны», Джими Хендрикс. Дальше очень сильно влияли Sonic Youth, Кевин Шилдс. The Cure были в четырнадцать. Намного позже появился Джимми Пейдж и классические гитаристы. Но я до сих пор очень люблю простые партии. Вот Мартин Гор из Depeche Mode вообще гениальный, я считаю. Почти никакой техники, но очень круто. А Хендрикс — это и техника, и то самое звукоизвлечение, подача мелодии. Какие-нибудь Ричи Блэкмор и Зинчук мне совершенно не близки — это для меня просто цирковое представление. Гитарист The Doors, я считаю, тоже очень недооцененный. Из российских самые интересные, на мой взгляд, — Леонид Федоров, Джефф из «Гражданской обороны», Леонид Сойбельман из «Не ждали», который сейчас живет в Берлине. Федоров говорит, что «скорее всего, не умеет играть на гитаре»? На самом деле он лукавит — я тоже могу сказать, что не умею играть».

«Dead Man» Нила Янга — один из самых интересных гитарных треков по мнению Додонова: «Это самый мощный и сильный саундтрек с невероятной атмосферой, чувством, игрой. Для меня то, как Янг играет на инструменте — это эталон гитарного звука и гитарной музыки»

Юрий Цалер («Птица Зу», экс-«Мумий Тролль»)

Фотография: vk.com/gruppashizgara

О себе

«Я умею играть на всех основных инструментах эстрадного ансамбля — фортепиано, барабанах, бас-гитаре и даже саксофоне. На скрипке не умею и на духовых не получалось. Меня с детства водили на концреты и уроки по классу фортепиано, а когда уже появилось первое желание нравиться девочкам, стал интересоваться и гитарой. Русский рок к тому времени еще не совсем сформировался — мы пытались играть The Beatles, The Rolling Stones.

Шугейз, когда мы начинали с «Птицей Зу», был супермодной музыкой. Из постпанка мы слушали The Cure, английскую и американскую новую волну; очень влияли телевидение и Артем Троицкий — он подкармливал всех, мы все это записывали и этим жили. Молодой растущий организм все впитывал, и ранние записи «Птицы Зу» получились ко всему этому близки по настроению. Вряд ли наши записи можно было отличить от западных по качеству, если поменять русский текст на английский или вообще убрать текстовую основу. Достаточно интересно было всем этим заниматься, тем более в наше время царил русский рок — «Чайф», «ДДТ», «Наутилус Помпилиус», — а мы были особнячком, и нам это нравилось. Другим понравиться мы пытались тоже тем, что мы такие необычные ребята.

«Весна» — одна из песен «Мумий Тролля», соавтором которой стал Цалер; в это воскресенье музыкант выступит в составе своей группы «Птица Зу»

Да, я давал уроки гитары Илье Кормильцеву, когда приехал в Москву и мне нужно было на что-то жить. Нас познакомили общие друзья, Илья тогда отошел от дел «Наутилуса» и хотел делать что-то свое, но ему не хватало музыкального фундамента. А вообще-то, он был достаточно музыкальным — любой талантливый человек талантлив во всем. На этой почве мы сошлись, и я к нему каждую неделю ездил как репетитор — заодно мы общались и хорошо проводили время. Мы разучивали «Tears in Heaven», в итоге он ее и играл, и пел. Еще мы хотели делать какой-то музыкальный проект, в котором также присутствовал Олег Сакмаров, но я немножко этого всего не понимал. Дальше Илья ушел в литературу, я поехал на гастроли с «Мумий Троллем», и мы виделись очень редко.

У меня достаточно консервативный подход к эффектам — три-четыре примочки, никаких процессоров. Одно время использовал фузз, но последнее время я вообще стал более зрелым и мудрым. Мне стал больше нравиться чистый эталонный звук, когда гитара включена в хороший комбик. Между ними тюнер, и только. Я заезжаю в магазин, ужасаюсь количеству педалей и понимаю, что ничего не хочу и лучше останусь при своем. Вообще, самое важное для гитариста — не то, сколько у него педалей. Важно найти себя, свои фразы. Я никогда не занимался ничем специально. Сидишь дома, играешь, вышел в магазин за водичкой — пришел и дальше сидишь играешь. Из этого так или иначе складывается свой стиль».

О любимых гитаристах

«Больше всего мне, не буду оригинальным, нравился своим звуком Джими Хендрикс. Он повлиял именно своей манерой — фразировкой и вообще основной идеей электрического блюза. Но я никогда не разучивал специально его партии — я слишком ленивый в этом плане, разве что схватывал что-то на слух.

В России много хороших гитаристов — Николай Девлет-Кильдеев, Иван Смирнов, Павел Чекмаковский — и молодых талантливых немало. Но мне кажется, в России музыкантам не хватает именно звука. Большая часть гитаристов ориентируется на скоростных ребят, у которых все, грубо говоря, зафуззованно. Не знаю, почему это привлекает, — потом это пройдет, и люди будут ценить более интересные музыкальные моменты. Мой брат учился в Колледже эстрадного и джазового искусства, и я видел там основной контингент: все в черных плащах, с длинными волосами и играют на скорость. Я называю это спортивными состязаниями. Мне кажется, это сейчас потихонечку проходит, и все к лучшему».

Плейлист интересных гитарных треков, составленный Цалером для «Волны»: 

1. The Beatles «Hard Day's Night», соло на 12-струнной электрогитаре Харрисона. Первый юношеский опыт — сыграть так же. Если не ошибаюсь, он использовал Fender, хотя мне казалось, что сыграно на «рикенбекере». В общем, обворожили меня эти 5 нот энергией звука в сочетании с открытым хай-хэтом Ринго (чего порой так не хватает многим русским барабанщикам) 

2. The Doors «When the Music's Over», Робби Кригер использует Maestro Fuzz Tone в сочетании с истеричным воплем Мориссона одновременно. Величавое мракобесие. Начало развития тяжелой музыки, хотя я не поклонник. Считаю, что первый импульс, старт всегда интересней продолжения и финиша. 

3. Jimi Hendrix & The Band of Gypsys «Fire». Никогда не слушал его последние записи, но как легко и осмысленно он стал играть с этим бендом! Особенно барабанщик изумляет. 

4. Не мог не вспомнить Гэри Мура — вот как он играет Хендрикса. Мур повлиял на меня своим «гибсоном», из-за него я купил Les Paul Catalina в Лондоне. Выбирали всем «Мумий Троллем», три дня ходили по магазину, и в итоге альбом «Точно ртуть алоэ» записан был на ней».

Женя Горбунов (Glintshake, Stoned Boys, экс-NRKTK)

Горбунов, если что, справа

Горбунов, если что, справа

Фотография: instagram.com

О себе

«В детстве я вообще не планировал заниматься музыкой, я хотел быть звездой боевиков. В музыкалку меня отправили мама с бабушкой, сказали, что актеры вообще-то разносторонне развитые люди и должны кое-что и в музыке понимать, ну и я учился играть на классической гитаре, вот с этой подставочкой под ногой, и не особо понимал, на фига я это делаю. В 12 лет познакомился с классными ребятами, и мы решили, что неплохо было бы собрать рок-группу. В общем, от музыкальной школы у меня остался хороший базис, и я помню, где какие ноты на грифе, а в остальном вся история со звукоизвлечением уже моя собственная. Но вообще, знать ноты для игры на чем угодно не так уж и обязательно, это просто удобно, когда кому-то объясняешь партию, например.



Я никогда не считал себя гитаристом, потому что мастерство у меня всегда было не особо выдающимся (как мне казалось). Я решил это компенсировать хорошим музыкальным материалом. Потом я понял, что как бы ты классно ни играл, если музыка — скучный остой, это вообще не спасает. Так что лучше быть средней руки гитаристом, но при этом хорошим мелодистом или вроде того.

Техника в смысле беглости пальцев сейчас ни черта не решает. Это в начале 90-х было круто поливать, как Ингви Мальмстин, а потом все разом поняли, что техничные чуваки с «ибанезами» вызывают в лучшем случае улыбку. Главное — это звук, грув и, собственно, музыка. 

У меня отличная гитара, которая досталась мне от моего друга Ждана Филиппова, японский «телекастер» 1982 года. Но в целом «телекастеры» меня бесят — на них в последнее время стали играть говнари всех мастей, а до этого это была любимая гитара всякого вертижопого инди-рока. Мой «телек» — это совсем другая история, он не имеет с этим дерьмом ничего общего. Так я себе говорю! 

Еще меня всегда привлекали страшные убитые инструменты, я вижу такой и скорее начинаю на нем играть что-то смешное или дикое, исследовать этого уродца. Мне кажется, что это даже полезно — в начале музыкального пути играть на дерьмовых инструментах. На хорошем любой дурак сможет, а тут нужна смекалка, изобретательность и изворотливость.

Опубликованная сегодня песня Glintshake «Face», которая войдет в будущий альбом группы — судя по всему, это будет одна из самых интересных гитарных пластинок как минимум первого полугодия 2014-го

Интересный факт: в Stoned Boys есть гитара — все эти индустриальные эффекты, похожие на падающие куски металла, — это семплы моего «телекастера».



В чем для меня существенные и неоспоримые плюсы Glintshake в сравнении с NRKTK, так это в однородности массы и использовании классических средств, которые даже самую эклектичную музыку приводят к какой-то жанровой чистоте. Я испытываю первобытный восторг, когда мы с Glintshake играем что на концерте, что на репетиции, что в студии, я жил с этой музыкой почти все детство и юность и знаю о ней вообще все. И альбом, который мы сейчас с ребятами записываем, я мечтал записать еще лет в 17. А это очень важно — быть иногда верным себе 17-летнему».

О любимых гитаристах



«В плане гитарной музыки для меня главными недосягаемыми героями были и остаются Sonic Youth, вот услышал их — и все: понял, что они мне близки вообще во всем, что ранние, что поздние, и я полный дурак, что не попал ни на один концерт. У них очень многослойная и органическая субстанция с крутыми фактурами и еле угадываемыми микромелодиями внутри них, плюс вот это раздолбайство, ну вы поняли. 
Еще я обожаю King Crimson 80-х годов, особенно их лайвы того периода, они тогда играли вообще как какие-то инопланетяне, с абсолютно своей эстетикой и звуком. И сам Адриан Белью мне очень импонирует своими несложными щами (в отличие от Фриппа) и выдумками вроде подражания животным».

Дмитрий Емельянов (InWhite, играет с Земфирой)

Фотография: с оф.страницы музыканта

О себе

«Не считаю себя именно гитаристом, мне, в принципе, пофиг на чем играть. Я начал сочинять музыку и придумывать какие-то простейшие аранжировки с самого начала обучения в музыкальной школе, поэтому так или иначе знаком почти со всеми музыкальными инструментами. Сейчас у меня дома отличная студия, где можно записать почти любой инструмент (даже барабаны при желании), и «звуковым дизайном» мне сейчас заниматься нравится намного больше, чем глохнуть на сцене, играя рок-концерты (хотя это тоже периодически необходимо). В общем, инструмент для меня всегда интереснее, когда классно работает в бэнде, в конкретной композиции. Сольно можно заставить сносно звучать любые дрова.

Как гитарист я вырос именно у Земфиры: до этого электрогитару в руках толком не держал, а концерты играл в основном на клавишных. Рост был очень стремительный, до сих пор не верится. Да, я поиграл во многих коллективах, но запариваться над партиями предшественников мне не приходилось — от них либо тошнило, либо они оказывались неиграбельными для меня, поэтому все с плохо скрываемым удовольствием я переделывал под себя. Многие аранжировки придумывали вместе на репетиции. Работы было очень много: звук подбирали, с одной стороны, ориентируясь на свой вкус, а с другой — на уместность этого звука в данной конкретной песне и конкретной программе.

Уже к 20 годам Емельянов поработал с Марой, Esthetic Education, Корнеем; еще он пишет музыку для своей группы InWhite; а вот — московский концерт Земфиры, с которой Емельянов ездил в прошлом году по России

Голова и уши — это главное, если работаешь в жанре современной музыки (особенно с песнями). Техника также очень важна, но скорее для правильного звукоизвлечения, а не для количества нот, сыгранных в одном такте. Самое главное — это, конечно, свой стиль. Приятно осознавать, что к 25 годам я что-то могу сказать про гитарный звук. Я сделал ставку именно на звучание — постоянно слушаю много музыки 50-х, 60-х и первой половины 70-х годов — там все еще непаханое поле, оттуда постоянно можно что-то черпать, смешивая все и дополняя современными фишками. В плане круто звучащих инструментов, гитарных усилителей и так далее это были, конечно, золотые времена. В современных инди-группах сейчас круто записанная и сыгранная партия может сделать всю песню. Единицы у нас это действительно слышат, поэтому многие даже при наличии больших денег (из-за отсутствия ушей не в состоянии найти себе классную гитару) просто не могут отфильтровать говно. Нет ни одной записи русскоязычного артиста, где мне бы нравился звук гитары, к сожалению, хотя все так много говорят о «теплом, ламповом звуке». Но не стоит расстраиваться — есть другие жанры музыки, где гитара в стиле «ядовитое сверло», например, проканает.

Опыт работы с другими музыкантами помогает как подрасти, так и деградировать. Для начинающего гитариста, пока не сильно чувствующего ритм, хороший барабанщик — это полдела. Насколько он хорош, настолько быстро ты и сам прокачаешь свой ритм. Музыканты в бэнде должны постоянно учиться друг у друга, а не думать только о своих партиях. Чтобы начать творческий процесс, должны быть, конечно, и точки соприкосновения (любовь к определенному звуку, к каким-то группам).

В целом ситуация в России, конечно, пугающая. Количество музыкантов зашкаливает, многие даже на этом деньги зарабатывают, и, наверное, тут и происходит главная херня — деньги встают во главу угла. Многим совсем не нравится то, что они сами играют, но они не прикладывают усилий, чтобы хоть что-то изменить, даже не отдавая себе отчет, как нелепо все это выглядит и звучит со стороны. Меня тоже куда только не звали, и я даже ввиду инфантильности и темперамента тратил много времени на артистов, которые оказывались бездарными болтунами. Зато были деньги. Но это все полное дерьмо, нужно заниматься музыкой и уважать людей, с которыми работаешь».

О российских гитаристах

«Крутые гитаристы у нас есть, но они все работают в жанрах, от которых я далек. Хотя, например, Юра Топчий может проявить себя в разных стилях, нам всегда есть о чем с ним поговорить. Среди хипстеров бывают неплохие экземпляры, и они, конечно, мне ближе, но все как-то застряли у себя дома в коробках, и звучат очень вяло, а на сцене нужно уметь … [ударить по струнам] отчаянно, чтобы народ запомнил».

Константин Чалых (экс-«7 раса», Sunsay, «Мои ракеты вверх»)

О себе

«Родители пытались усадить за фортепиано, но было слишком скучно. Дед подарил балалайку — тоже не освоил, это ведь надо запоминать аккорды, да и пальцам больно. Убрал с балалайки две струны, стал подбирать мелодии, что слышал по ТВ. Потом налил туда воды — интересно стало. Разрушил инструмент. В 13 лет мне показали аккорд ми мажор на гитаре Cremona, которую одолжила моя сестра у подружки, и так я его целый день потом и бренчал. Остальные аккорды я узнал в течение недели и дальше подбирал все сам, оторваться не мог. Это влияло на учебу в школе, но лучшие вещи придумываются, когда тебе нужно готовить что-то. Прокрастинация!

Чалых ныне занят в Sunsay; его группа «Мои ракеты вверх» прошлой осенью отыграла в «16 тоннах» единственный концерт за два года — и в том, что это редко происходит, ничего хорошего: некогда это была одна из самых любопытных местных инди-рок-групп, в том числе с точки зрения извилистого гитарного звука

Группы «7 раса» и «Мои ракеты вверх» — это для меня два разных периода. Во время учебы в институте и первых экспериментов с сознанием музыка «7 расы» мне была очень близка, и я очень многому научился у Саши (Растича, лидера группы. — Прим. Ред.) в то время. Уже после второго альбома стало вдруг ясно, что такое колея и стилистика, и я стал пытаться что-то поменять, идти в другом направлении, но Саша удерживал колею, так как понимал, что это для людей. Да и ему так было удобнее, наверное. «Ракеты» на этом этапе стали свободой выражения, где мы делали все, что приходило на ум, руководствуясь только тем, что мы как бы ножки одной табуретки, и вне зависимости от того, что бы ни делали мы, все равно это будем мы. Мы и есть стиль — по-другому мы бы звучать не могли. Через несколько лет эта свобода стала тоже клеткой, так как идеи начинали повторяться, а этого как раз не хотелось. Стало тяжело, скучно и неинтересно, так что меня опять потянуло куда-то дальше».

О любимых гитаристах

«Курт Кобейн, Том Морелло, Джонни Гринвуд, Джек Уайт, Билли Корган, Терстон Мур, Хендрикс, Пейдж, Джерри Кантрелл. Всегда очень не любил техничные соло — люблю простые мелодии, исполненные интересным звуком. Многие становятся интересными в контексте чего-то. У нас есть профессионалы, которые могут быть хорошими исполнителями. Но это не то, что нравится мне. В первую очередь у музыканта должна быть индивидуальность, а это дорого стоит. Из российских гитаристов могу выделить Пашу Додонова, Диму Порубова, Антона Бендера, Недонэ, Женю Ряховского, Максима Макарычева. Интересный был уличный музыкант Александр Попов. И, естественно, Ивана Смирнова, который на самом деле что-то сделал».

Григорий Полухутенко

Фотография: vk.com/poluhutenko_gr

О себе 

«На гитаре меня научил играть папа, причем с помощью пресловутой «Strairway to Heaven», было мне тогда лет двенадцать. Играть хотелось опять-таки как папа, но долгое время его уровень исполнительского мастерства оставался для меня недоступной мечтой — лет до тринадцати. В тринадцать выяснилось, что папа умеет играть еще и «Michelle Ma Belle» — это была трагедия, отходил я еще год. Лет в 15 я стал слушать русский рок и потому с большим жаром разучивал «Гражданскую оборону», «Аукцыон» и «Аквариум». «Четыресполовинойтонны» Федорова до сих пор считаю эталонным песенно-гитарным альбомом. Лет в 20 (довольно поздно на самом деле) я начал слушать множество разной западной музыки, особенно полюбил трип-хоп и подобрал множество песен — почему-то готовые аккорды и табы меня не устраивали. Получалось занятно. Года в двадцать четыре я заново полюбил классическую музыку, сейчас полюбил музыку духовную.

Полухутенко работает в жанре «человек с гитарой» — но играет и поет так, что получается не похоже на кого-либо еще

Я преподавал, и ученики на самом деле хотели не аккордов и большего, а чтобы их воспитывали, били и гладили. Наверное, этому есть строго фрейдистское объяснение, поэтому преподавать я бросил. Из статьи о себе узнал, что часть моих песен по манере игры похожи на Ника Дрейка — после чего отслушал его с большим удовольствием, надеюсь, и вправду похожа. Гитаристов я вообще давно никаких не слушаю, а слушаю в основном Avishai Cohen Trio и Баха — наверное, смешение этих моих вкусов и русскороковых впечатлений юности и породили альбом «Ребра». Никаким специальным гитаристом я себя не считаю — мне, в принципе, все равно на чем играть, гитару комфортно перевозить, что в условиях бесконечных переездов десяти последних лет моей жизни было очень удобно. Если где-нибудь окопаюсь — начну играть на органе».

О любимых гитаристах

Плейлист интересных гитарных треков, составленный Полухутенко для «Волны»:

«1. Сильвио Родригес хорош и тем, как играет, и тем, что поет. Еще, говорят, его Че любил слушать. 

2. Насчет следующего трека я теряюсь, потому что, в чем секрет Эдриана Атли, мне так до сих пор и не понятно, но те три ноты, которые он играет, меня очень вдохновляют. 

3. Я вообще довольно долго слушал альбом «Silent Movies» Марка Рибо, но вот этот самый вальс своей аутичной гениальностью, как и многих других, меня поразил больше всего. 

4. А вообще, конечно, стесняться ничего не нужно и петь и играть следует вот так».

Артем Галкин (экс-Usssy)

Фотография: www.furfur.me / Валерий Белобеев

О себе

«Мне всегда было интересно сделать музыку, которую нигде больше не найти — если ее нет, значит, делай сам. Не знаю, что такое «уметь играть» — все зависит от задачи и обстоятельств. Мне нравится, когда играют и не парятся, даже если лажи сплошные и все расстроено — если уверенно играется, то хорошо. Высоцкого послушать: эх, гитара семиструнная, ать, оп, задор, … [блин], а четвертьтона какие! Короче, техника тут дело второе: сперва то, что человек сказать хочет. Техника владения лишь помогает яснее выражаться — выдвигаясь на первый план, она обесценивает само высказывание».

Артем Галкин посвятил себя курдскому танбуру и ушел из группы Usssy, в прошлом году выпустившей беспредельно буйную и вообще довольно замечательную пластинку «Unsharp Mask»

О любимых гитаристах, которых нет

«У меня нет любимых гитаристов, вообще, гитаристы — самые мерзкие персонажи после вокалистов. Были герои, да все в архиве памяти, вспоминать неинтересно, так как уже давно неактуально. И уж точно не знаю, как у нас с гитаристами, я не в теме и рад этому обстоятельству. С Usssy в начале был такой задор: айда … [сыграем] нойз-рок, чтоб собачить побольше; вот Павел (второй частник Usssy. — Прим. ред.) себе и решил баритон к этому делу купить, который позже ко мне перешел (и неоднократно был модифицирован). А два года назад, после нескольких лет поиска своего инструмента, я набрел на курдский тамбур, и с тех пор он мой верный друг и спутник. Электричество не нужно, играть можно где угодно, возить с собой куда угодно. Сейчас учусь заново, так сказать, а гитара медленно и неуклонно отходит в прошлое».

Роман Паринов (Pinkshinyultrablast)

Фотография: с оф.страницы музыканта

О себе

«Поворотным событием для меня стал «Loveless» My Bloody Valentine. Этот альбом перевернул мое музыкальное сознание с ног на голову — я наконец понял, как и что я хочу играть. Я неделю без остановки слушал его и не мог поверить, что такая музыка может существовать.

Техника или ее отсутствие не должны затмевать музыкальный материал сам по себе, вот и все. Занимаясь техникой, музыканты часто заходят слишком далеко, и их игра начинает терять музыкальность, при этом отсутствие техники может препятствовать развитию твоих идей, поэтому я бы не превозносил технические аспекты игры, но и не игнорировал бы их. Мне кажется Джеймс Хэтфилд понял это, а вот Кирк Хэмметт нет, хотя, я думаю, в аду будут гореть оба.

Петербургская группа Pinkshinyultrablast пять лет назад выпустила одну-единственную EP из четырех песен — запись такой силы, что в группу влюбилось множество людей по всему миру, до сих пор спрашивающих в фейсбуке, когда будет что-нибудь еще (подсказка от «Волны»: в этом году)

Strymon el Capistan стал для меня педалью, которую просто не хочется выключать — это эхо и пружинный реверб в одном. У меня есть очень странный фузз Devi Ever Truly Beautiful Disaster, с ним я записал всю нашу первую EP. Непростая в управлении педаль, но она того стоила — правда больше я ее не использовал».

О любимых гитаристах

«Любимых гитаристов у меня много, мне даже трудно кого-то выделить. Навскидку я бы назвал, конечно же, Кевина Шилдса, Курта Беллоу из Converge, Стива Хау из Yes. Зачастую я даже не знаю, как их зовут, — например чувак из Swirlies или чуваки из Further. Чаще всего я оцениваю душевную и драматическую составляющую игры гитариста: если гитарист играет во всех отношениях круто, но не заставляет меня испытывать сильные чувства, то он скорее всего мне не понравится, как, например, чувак из Tame Impala (хотя, как его зовут, я на самом деле знаю).

Про русских гитаристов мне говорить очень трудно и грустно, потому как выделить кого-то особенного я не могу, за исключением, пожалуй, Юрия Каспаряна времен «Кино». Еще мне всегда очень нравилось, как играет Алексей Таруц из ансамбля «Я слева сверху» и, конечно же, ребята из Silence Kit. Великим гитаристом в России был Егор Летов».

Плейлист интересных гитарных треков, составленный Париновым для «Волны»:

«1. Kreator «Riot of Violence». В этой потешной песне запрятан один из самых моих любимых рифов в рок-музыке — он, к сожалению, звучит довольно коротко и начинается где с 55-й секунды. 

2. Cornelius «Wataridori». Здесь по большому счету гитарной игры нет, потому что это скорее миди-рок, но звучит гитара все равно невероятно. 

3. Astrobrite «Whitenoise Superstar». Я всегда уважал запись гитары в линию, но Скотт Кортес делает это особенно круто, и песни у него тоже крутые».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить