перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

Местные лейблы на экспорт: кто издает «Кофе» в Европе и Терстона Мура на Украине

Фотография: архив «Афиши»

В России и Украине, как ни удивительно, немало лейблов, выпускающих на виниле и кассетах зарубежную музыку — или успешно продающих звуки местного производства за рубежом. «Волна» поговорила с теми, кто этими лейблами занимается, и выбрала их самые интересные издания.

Baran

Маленький, но очень любопытный украинско-немецкий лейбл, специализирующийся на издании на виниле подпольных советских сокровищ вроде групп «Кофе» и «Биоконструктор», а также странной авторской музыки основателя Baran Максима Шубського.

Максим Шубський ( Maxim Løy) Максим Шубський ( Maxim Løy) основатель Baran Records, музыкант

«На Украине у меня был лейбл arterija.org (на нем выходили, в частности, альбомы Matsutake, сольного проекта Евгения Горбунова. — Прим. ред.), я там издавал всякий нойз и экспериментальную музыку, но с этим делом в итоге как-то не пошло. Я сам тоже что-то делал: с компьютера гнал смесь эмбиента, дроуна и нойза. А Baran появился уже году в 2009-м, когда я в Германию переехал. Если бы я до сих пор сидел на Украине, его бы точно не было. Когда я «Артерию» закрыл, я разочаровался немного в нойзе и индастриале — слишком много в этих направлениях мусора. Мне в какой-то момент даже стало страшно, что я сам занимаюсь распространением энтропии, бессмысленной информации. Вот захотел ты, скажем, сделать трек вечером — и сидишь перебираешь массу пресетов, которые какие-то неглупые люди для тебя подготовили. Получается такая проблема, что на блюде слишком всего много, а толку никакого: 90% времени уходит на кручение-верчение всяких патчей. Поэтому, когда я перебрался в Германию, я решил все свести к минимуму и купить самую простую драм-машину. При этом я где-то год примерно ничего не делал сам и просто слушал музыку. И мне попадались всякие удивительные вещи, которые никто не спешил издавать, — вроде того же «Биоконструктора».

Би-сайд второй пластинки Baran Records, проекта самого Максима Elektroherd

Я учусь во Фрайберге (университетский городок между Дрезденом и Хемницем) на магистерском курсе, получаю стипендию. На первые свои тысячу евро я купил Roland 303 и от скуки сочинил пару треков. Показал нескольким друзьям, а они посоветовали сделать с ними семидюймовку. Вышла она под псевдонимом Андреуччо Торелли — как будто бы от имени никому не известного итальянского продюсера конца восьмидесятых. Я не ожидал вообще никакой реакции, напечатал 100 копий, а потом так вышло, что буквально за полгода все ушло. Потом мы с другом Павлом решили сделать проект Elektroherd  — получился такой эйсид-фолк. 

Как-то у меня человек с сайта купил пластинку, а у него никнейм оказался Техноромантик («Техноромантика» — название первого альбома группы «Био», преемницы «Биоконструктора». — Прим. ред.). Оказалось, что он знает Александра Яковлева, лидера «Биоконструктора», лично. Потом я встретился с самим Яковлевым в Москве. Так появился семидюймовый сингл, и теперь я планирую выпустить на пластинке альбом «Танцы по видео», уже процесс пошел. Еще я целое лето мучил Яковлева, чтобы он достал мне запись песни «Автомобили» Ольги Восконьян, его жены, и она-таки нашлась в хорошем качестве. Теперь я хочу ее как-нибудь переиздать, так как с форматом флекси-диска, музыкальной открытки, эксперимент скорее не удался.

Тот самый клип Ольги Восконьян на песню «Автомобили»

Несмотря на то что дела у лейбла идут в общем неплохо, все же мы в глубоком андеграунде, и дистрибуция тоже идет по андеграундным каналам: со многими лейблами я, скажем, просто меняюсь релизами — с Anna Logue, Kernkrach, Other Voices, со всеми подобными. Мода на дарквейв и синтипоп сейчас на самом деле немного спадает. Но про то, чтобы выпускать иностранных артистов, я пока не задумывался, пока что больше на Россию и Украину смотрю. Сейчас у меня в планах еще сотрудничество с издательством «Мирумир» — будем что-то из андеграунда выкапывать, в том числе из современного. Конкуренции все равно нет как таковой».

Other Voices

Базирующийся в Нижнем Новгороде лейбл, издающий как новую, так и старую музыку; при этом основную часть каталога составляют европейские артисты. Приблизительный набор тегов: минимал-синт, постпанк, дарквейв, ранний EBM. В кооперации c вышеупомянутым Baran вскоре впервые официально выпустят потерянный шедевр советского нью-вейва, альбом группы «Кофе» «Баланс».

Олег Галай Олег Галай основатель Other Voices

«Мечта основать лейбл появилась очень давно, еще в 80-х, но тогда ее достаточно сложно было реализовать. А сбылась она в 2000 году, когда я организовал свой первый лейбл Tantric Harmonies. Выпускал сначала эмбиент, индастриал, нойз, но потом меня по ряду причин эти вещи интересовать перестали, и я решил вернуться к той музыке, на которой рос и которую всегда любил. Хотя я люблю-то самое разное — вполне могу и поп-музыку слушать, и шум какой-то жуткий, я достаточно всеяден. 

Дистрибуции как таковой внутри страны практически нет, потому что ее нет в принципе, а тем более для такой музыки. Люди, с которыми я пытался общаться внутри страны на предмет распространения, открыто мне заявляли: «Ну вы же продаете на Западе, вот и не лезьте». Я и не лезу. Выпускаю и компакт-диски, и пластинки, и кассеты. Насчет окупаемости пластинок — это все процесс довольно сложный: производство дорогое, так как на территории России не сохранилось ни одного завода, и я все заказываю либо в Италии, либо во Франции. Приходится печатать тираж там, везти его в Россию и потом из России опять продавать его в Европу. Когда в ноль выхожу — уже радостно. С кассетами тоже не все так просто — пустые кассеты приходится покупать в США, а тиражи делаются уже тут.

Второй (и лучший) альбом «Кофе» спустя почти тридцать лет все-таки выйдет в свет легально и в подобающем виде

На данный момент мой самый успешный релиз — это компакт-диск группы Neon, разошлась тысяча копий. По нынешним временам это цифра солидная, потому что продажи большинства остальных тиражей останавливаются на уровне 250–300 копий, а дальше они все лежат мертвым грузом. Кассеты, как правило, достаточно быстро расходятся, но у них и тиражи невелики.

Реакция на мои пластинки в зарубежной профильной прессе случается нередко, и практически все отзывы хорошие, но ощутимо на продажах это не сказывается все равно. Когда я связываюсь с зарубежными артистами, все это в основном доброжелательно воспринимают, какого-то культурного шока у людей это не вызывает. Более того, есть достаточное количество артистов, которые регулярно пишут, предлагают послушать их демозаписи. Вот один из последних релизов, который я выпустил, Soft Riot — человек тоже сам меня нашел, написал, предложил ознакомиться, и все у нас срослось.

Лондонский артист Soft Riot, недавно выступивший в Москве, на лейбл Other Voices обратился сам — и успешно издал там альбом

С группой «Кофе» тоже никаких особых проблем не возникло. Самым сложным было найти бывших участников, но в итоге нашли. Пластинка сейчас печатается во Франции, но очередь на печать очень большая, поэтому я терпеливо жду. Очень хочется надеяться, что в декабре она появится.

Так или иначе, окупаться у меня получается, нельзя сказать, что я работаю в глубокий минус. Не все релизы, конечно, расходятся так, как хотелось бы, — но они окупаются за счет других. Проблема одна: хотелось бы, чтобы продавалось это чуть более резво. Ну и еще недавно я столкнулся с дикой проблемой: элементарно нет коробок под диски нормального качества. Они все китайские, из вторсырья, и их даже в руки страшно брать, не то что в них чего-то запаковывать».

Glenview

Хаус-лейбл, который базируется в Чикаго, но издает много российских артистов. Неудивительно — репертуарной политикой Glenview заведует петербургский продюсер и диджей Кирилл Сергеев, известный про проектам The Saint Petersburg Disco Spin Club и Kito Jempere.

Кирилл Сергеев Кирилл Сергеев музыкант, диджей, A&R лейбла Glenview

«Где-то в ноябре 2012-го люди из Glenview вышли на меня и захотели выпустить альбом The Saint Petersburg Disco Spin Club. Альбома готового у меня не было на тот момент, и я решил собрать компиляцию отечественных артистов и назвать ее «Contemporary Sound of Russia». Там были Липелис, братья Липские, Саша Lay-Far и другие. В итоге чикагцам так понравилось, что они предложили мне работу A&R (человек, ответственный за репертуар и поиск музыки для лейбла. — Прим. ред.). Также мы подключили графического дизайнера Анну Ситникову, которая в том числе делала обложку для альбома группы Ifwe; сейчас она живет в Париже.

Лейбл находится в Чикаго, хозяин его — Юрий Розенман, выходец из Украины, он уехал в США еще в 1979 году, когда ему было 14. Он сам был диджеем, занимался чикагским клубом Neo, а потом, два года назад, решил открыть лейбл. Он издавал в основном чикагских ребят, но сейчас мы выпускаем всех — у нас есть и американцы, и европейцы, и японцы, ну и много россиян с украинцами. Поскольку мы с последними все вместе тусуемся, я сильно вовлечен в эту сцену, я знаю всех наших ребят, так мы на эту тему и засели. Выпустили уже дебютные синглы Celebrine и Simple Symmetry, сейчас вот выходит альбом Lay-Far, мой альбом будет скоро под псевдонимом Kito Jempere, под которым я делаю хаус и техно. The Saint Petersburg Disco Spin Club тем временем окончательно превратились в группу из восьми участников, и мы теперь будем выпускать только живые записи. У нас есть материал, но довольно тяжело стало в таком формате работать — все на гастролях постоянно.

Один из многочисленных «русских» релизов Glenview — сингл московской синтипоп-группы Celebrine

Мы работаем с американской дистрибьюторской компанией Groove Distribution. Интересно вот что — поскольку лейбл американский, а пластинки его продаются в основном в Америке, Европе и Японии (в Россию ничего практически не приходит, потому что у нас совсем нет индустрии и никаких объемных заказов: все, грубо говоря, расходится по друзьям), мы каждый раз заново решаем, работать ли с тем или иным русским артистом или нет. У андеграундных лейблов (которым мы, безусловно, являемся) обычно ведь как устроено — если мы выпускаем артиста из Манчестера или Токио, мы можем быть уверены, что как минимум у себя на родине он получит какую-то информационную поддержку; в России поддержки — ноль. Мне кажется это странным. Если взять того же Липелиса или Simple Symmetry, которых очень любят и активно возят на гастроли, как только доходит до релиза, реакция — как будто этого не выходило. Я считаю, что важно, когда артист — продюсер. В мире вообще самое главное — это то, что ты делаешь как музыкант, а не то, с кем ты тусуешься и как ты выглядишь. А у нас, к сожалению, до сих пор все примерно наоборот. Я вот не то чтобы много сделал в музыкальном плане, но как The Saint Petersburg Disco Spin Club выпустил порядка 15 пластинок до того, как мы превратились в группу, и сейчас продолжаю их выпускать. Однако никого это особенно не интересует — всем важнее, с кем я тусуюсь, и это, в общем, достаточно странно. Я надеюсь, следующее поколение будет внимательнее к этому относиться и будет поддерживать сцену, чтобы она как-то развивалась, а то сейчас у нас получается игра в одни ворота. Мы выпускаем релизы, продвигаем эти релизы на Западе, но удивительно, что страна, которая эти таланты родила, совершенно не хочет участвовать в их судьбе.

Ремикс прославленного американского диджейского дуэта The Stallions на москвичей Simple Symmetry с одной из самых успешных пластинок Glenview

В условиях рынка — когда надо оплачивать ремиксы, мастеринг, дизайн, печать и так далее — вся эта деятельность, конечно, не про зарабатывание денег. Мы работаем в ноль, в небольшой плюс. Мой главный совет тем, кто захочет открыть лейбл, — чтобы заставить его нормально функционировать, необходимо иметь реальный график релизов наперед, и он, конечно же, должно быть подкреплен в финансовом плане. Если ты выпускаешь одну пластинку и ждешь, что ты вернешь деньги, чтобы выпустить вторую, то это все, провал. Заранее предугадать, что хорошо пойдет, конечно, можно, но во многом это все равно игра, лотерея. У нас одни релизы тянут другие, менее успешные, но даже многие из них мы все равно хотим выпускать, хотя знаем, что они точно не окупятся, — потому что считаем, что эта музыка должна выйти на пластинке, а кроме нас этого никто не сделает».

Quasi Pop

Самый старый в этом списке лейбл из Украины, нацеленный на авангард в самом широком понимании и принципиально издающий музыку только на физических носителях. На Quasi Pop выходила музыка настоящих подпольных звезд вроде Терстона Мура, Матса Густафссона и Merzbow.

Эдуард Соломыкин (Edward Sol) Эдуард Соломыкин (Edward Sol) создатель лейбла, музыкант

«Свой лейбл я организовал, потому что люблю физические носители, люблю, когда музыканты выражают идеи, выходящие за рамки музыки. Выражают их в форме классической виниловой пластинки, в объекте, представляющем из себя нечто большее, чем просто набор музыкальных произведений. Когда у меня начало накапливаться определенное количество неизданных работ украинских экспериментальных проектов, а также что-то свое, тогда появилось желание в таком виде это все зафиксировать.

Нет какого-то алгоритма, по которому я договариваюсь с зарубежными музыкантами по поводу издания их музыки. Многие из них — мои друзья, мы знакомы лично или по каким-то проектам, кто-то кого-то рекомендует. Это же очень компактная сцена: по моим представлениям в мире несколько тысяч людей, которые вплотную вовлечены в тот контекст, что меня интересует. Например, с Матсом Густафссоном я знаком лично, он такой милый общительный дядька, и у нас сложились трогательные в каком-то смысле отношения. В первый раз мы встретились, когда он выступал на концерте во Львове, и он вышел на сцену в смешной футболке с логотипом моего лейбла, которую я ему послал до этого вместе с некоторыми своими релизами. Для меня это было неожиданно. Потом мы с ним сдружились, и он предложил, если уж я хочу переходить на долгоиграющие пластинки, сделать релиз его концертной записи с Терстоном Муром. А для меня со школы Sonic Youth — бесконечные кумиры, и это был, конечно, пиковый момент.

Концертный материал Матса Густафссона и Терстона Мура, в прошлом году изданный Quasi Pop и похожим по духу московским лейблом Dumpster Diving Lab

Я просто маленький человек с самыми обычными возможностями, я не буржуа и не какая-то серьезная компания. Люди думают, что у нас есть склады, офисы, секретарши на работу ходят, а это просто частная активность. Я выделяю время, усилия, бюджеты из своей обычной жизни — работа, семья, все такие вот вещи.

Я всегда работаю с оригинальным материалом. Сначала оговаривается некая идея, и мне всегда важно, чтобы она не лежала исключительно в сфере музыки. Потом этот материал реализуется в том виде, в каком мы договорились. Он всегда целевой и всегда предназначается конкретно для меня, для Quasi Pop. Самое приятное в процессе — это конкретное взаимодействие музыканта и издателя, потому что никто всерьез не ожидает коммерческого профита, о популярности тут тоже смешно говорить. По сравнению с какой-нибудь даже самой паршивой, бездарной, но актуальной сейчас рок-группой такие люди, как Эндрю Лайлс или Prurient, — кумиры для единиц. Эта первичная стадия общения — всегда самый торжественный момент, по сравнению с ним даже конечный продукт и последующий фидбэк не так важны. 

Очень смешная история вышла с Merzbow — мы с ним сдружились из-за того, что у меня на сайте была совершенно дурацкая, на первый взгляд, новость про сову, которую какой-то человек попытался выкрасть из московского зоопарка, чтобы продать, и она его заклевала до смерти. Как раз тогда у Масами Акиты был юбилей, и я написал ему поздравительный мейл, а он откликнулся и сказал, что следит за моим лейблом, потому что там издавались наши общие знакомые, и что ему очень понравилась новость про эту сову. Предложил, если я хочу, посотрудничать. После этого мы с ним сделали диск про права животных, а потом, когда случились события на Фукусиме, задумали тематический проект: ездили специально в Чернобыль, делали там снимки, которые были использованы в оформлении.

Фрагмент «чернобыльского» проекта Merzbow

Выпуском пластинок я занимаюсь не только для своего лейбла — я довольно давно в этой теме и помогаю в том числе лейблам более мажорным и артистам уровня «Воплей Видоплясова». Технической реализацией практически всех хороших украинских виниловых релизов занимался я. С большей частью европейских заводов по производству пластинок я уже работал — про неудачные попытки я не буду говорить, но мне лично удобнее работать с немцами; с ними приятно иметь дело — и технически все хорошо, и качество сервиса и общения высокие. Пусть и недешево. Большие тиражи кассет мне проще делать в Англии, а микротиражи я делаю дома на высококачественной технике: у меня коллекция дек, в свое время я их накупил за бесценок — когда не было аналогового бума, от них много людей избавлялось.

Солдауты приблизительно в половине случаев происходят относительно быстро. Я склонен делать больше экземпляров. У маленьких лейблов бывает разная политика — некоторые занижают тиражи для того, чтобы увеличивать розничную цену и создавать раритетную шумиху вокруг малотиражных релизов. Это не мой путь — я предпочитаю сделать немножко больше копий, зато они в итоге стоят обычных денег, и больше людей могут себе их позволить. Но я никогда ничего не допечатываю — сколько изначально было задумано артистом и мной, столько я и делаю, и больше мы к этому не возвращаемся.

Я раньше даже исправно собирал паблисити, а сейчас уже нет времени все отслеживать. Британский журнал о виниле Record Collector, хоть и довольно пафосный, в колонке про альтернативные издания не раз упоминал мои релизы. В журнале The Wire много было рецензий. В первые годы существования лейбла отзывы и фидбэк меня интересовали, но сейчас у меня совершенно нет никакого желания продвигаться. Я не верю, что постоянное присутствие и мелькание в СМИ сильно помогают делу, мне приятнее такой интровертный, частный, камерный подход. Я это делаю исключительно для себя и для артиста. Когда проект реализован, меня мало интересует его дальнейшая судьба. Я как-то поглядываю на коробки с дисками, вижу, что они расходятся. Никакой спешки и переживаний нет. Как у всякого адекватного человека, у меня периодически возникают мысли, целесообразно ли вообще этим заниматься, но веских доводов для того, чтобы с этим покончить, нет — это интересное дело, оно скрашивает мою жизнь. Пока это кому-то интересно, я буду продолжать».

Wicked Bass

Киевский лейбл, созданный диджеем и промоутером Назаром Noizar Прокопьевым для выпуска злободневного хауса. В прошлом году переключился с цифровых релизов на винил — и заметно преуспел.

Назар Прокопьев Назар Прокопьев диджей, основатель Wicked Bass

«Сначала были блоги, такая музыкальная интернет-тусовка, но потом этот формат себя изжил. Надо было либо объединяться, делать какой-то веб-зин, либо придумывать что-то иное. А мне всегда хотелось издавать своих ребят. Сначала делал это в цифре, теперь вот винил. Я слушаю очень много музыки, от совсем домашней до какого-то супертехно. Для лейбла я стараюсь выбирать что-то на грани хауса и техно, может быть, с небольшим заходом в диско. Это должно звучать чуть грязнее, теплее и живее, чем цифровые релизы, которые сейчас просто везде. Это должен быть понятный андеграунд, не заумный. Мне не хочется делать что-то для пятидесяти человек.

Как ко мне попал Huerco S. (востребованный молодой американский хаус-продюсер. — Прим. ред.)? Там вышла странная история. Я его нашел на Soundcloud, когда его вообще никто не знал, и мне очень захотелось сделать винил. Но с момента, когда мы начали общаться, до того, когда вышла пластинка, прошел реально год. И сейчас он уже очень занятой парень: у него и туры, и релизы расписаны далеко вперед. Но вообще мы планируем сотрудничать дальше.

Последний, кого я издал, это Raw M.T. — итальянец , которого зовут Джорджо Баччин. Он из Венеции, нашел меня сам и написал мне на Soundcloud этой весной. Но я поначалу как-то упустил — пишут очень много, и не всегда успеваешь все послушать и прочитать. А через месяц уже сам на него наткнулся. У него были крутые композиции, но все какие-то недоделанные. Я ему сказал, что тут хорошо бы так-то и так-то сделать, где-то добавить баску. Он прислушивался, а потом поведал, что ждет какое-то специальное «железо», с которым он будет вообще царем, — ну и спустя какое-то время действительно появились новые треки.

Бессмертная классика чикагского хауса девяностых, переизданная на Wicked Bass в комплекте с ремиксом от Bok Bok

Пэрриса Митчелла я нашел через Discogs. Это такой тертый уже черный продюсер, с ним было много хороших историй и много таких, не очень, потому что все эти хаус-пионеры — они реально на хастле, думают только о деньгах, готовы маму продать, лишь бы заработать. В общем, всякое было, но было весело, и сейчас мы снова хорошо общаемся, он тоже готовит релиз для меня. Вообще, общаться с артистами раньше было сложно, потому что я же не в Европе, здесь нет такого, когда ты в клубе можешь встретить каких-то крутых ребят. Но сейчас лейбл знают, о нем пишут, и уже намного легче — ты напрямую общаешься с артистами и владельцами других лейблов. О пластинках Wicked Bass кто только не писал — XLR8R, Mixmag, блог Bicep очень популярный; Fact добавил Пэрриса Митчелла в топ переизданий года; поддержка от диджеев тоже огромная — от Бена UFO до Эллен Элиен.

Мне повезло с дистрибьютором — у меня, наверное, самый крупный игрок в Британии, они мне очень помогают, так как у них дистрибуция на всю Европу, а также несколько точек в Америке и Японии. На Украине и в России все сложнее гораздо — так выходит, что проще пластинку оттуда заказать. У меня был опыт — я Huerco S. с рук продавал, штук 30 или 50, но, честно говоря, игра не стоила свеч, так как с нашей почтой выходит все равно примерно так же, как с доставкой с Juno или Rush Hour.

Innershades «That Girl», основательно прогремевшая пластинка Wicked Bass, изданная этой весной

Хочется набить какую-то аудиторию, которая будет покупать именно мои релизы. Но в целом все идет хорошо, да и удачный старт помог — на Huerco S. не сразу обратили внимание, но потом его дебют на моем лейбле весь раскупили, и сейчас на Discogs меньше, чем за 90 евро его не купить. Пэрриса Митчелла все 300 копий раскупили за три дня во всем мире, потом допечатали еще 350 копий — и их тоже быстро разобрали. Innershades 400 или 450 копий было — и тоже уже раскупили практически везде. Raw M.T. мы напечатали уже 650 штук. Окупаться получается, лейбл работает в плюс, помогает еще букинг и диджейская деятельность — все это вместе работает очень хорошо, одна активность поддерживает другую. Не знаю, как для Москвы, но в Киеве это очень хорошие деньги. Единственная проблема — будучи украинским лейблом, хочется выпускать больше артистов из Украины и России. Мне много кто нравится, но обычно довольно фрагментарно, а хочется делать какие-то целостные релизы, чтобы не просто обыденный хаус- или техно-релиз был, а чтобы пушка была, чтобы запомнилось там, в Европе. Для них интересна здешняя сцена, но недостаточно просто классного хауса, нужно, чтоб это была какая-то подчеркнуто русская или украинская история, чтобы была какая-то изюминка, колорит. Надо консолидировать как-то все это, идея ведь на поверхности лежит. Я пытаюсь над этим работать».

Spacebridge

Скромный кассетный лейбл из Петербурга, специализирующийся в основном на местном андеграунде, но имеющий связи еще и с уважаемыми людьми из канадского подполья.

Михаил Туманов Михаил Туманов промоутер, основатель Spacebridge

«Когда у меня были деньги, я покупал много разнообразных пластинок и кассет и видел, что у людей, которые их делают, это получается без особых затрат. Потом я познакомился с Love Cult (востребованный за границей дроун-дуэт из Петрозаводска, запустивший успешный лейбл Full of Nothing. — Прим. ред.) и с Ваней Mpala Garoo, и мне тоже захотелось издать что-нибудь, чтобы приобщиться к делу. Первой была кассета москвича Missisippi Landscapes. В принципе, было легко, потому что в Питере есть специальный человек по прозвищу Пират, который за копейки записывает все что угодно на кассеты. Сейчас, правда, он стал плохо писать, постоянно что-то у него заедает.

Главная моя гордость — сплит-кассета для российского тура Dirty Beaches и Tonstartssbandht, тем более что на ней эксклюзивные треки. Это предел мечтаний был, потому что это две мои самые любимые группы. Еще я планирую издать сольный материал гитариста Dirty Beaches Шаба Роя, он пишет электронный дроун, но это сейчас на стадии мастеринга. Также есть идея выпустить музыку — это тоже дроун —  клипмейкера Тима Келли, он делал, в частности, видео «Crystal Ball» Grimes. Но вообще мне сейчас не очень хватает времени, так как я плотно занимаюсь промоутерской деятельностью.

Песня Dirty Beaches с кассеты, выпущенной на Spacebridge

Кассетами я занимаюсь, потому что это наиболее доступно. Выпускать винил тоже хочется, но просто пока не удалось собрать бюджет — там он нужен, конечно, существенный. Да и не очень понятно, куда потом девать тираж, ведь все обычно расходится по всяким небольшим дистро, да и их нужно уговаривать, потому что ни у кого нет денег. Можно, конечно, налаживать контакты с иностранцами — охотнее всего, например, мои кассеты покупают в Японии. Какую партию скажешь, сколько денег скажешь, — они все сразу берут.

Солдаут был только у кассеты Dirty Beaches, ее как раз взяли на дистрибуцию японцы Big Love Records, и я им под шумок еще скинул кассет Polska Radio One. И они, и я остались вполне довольны. А так даже кассеты с альбомом группы Usssy все еще лежат, хотя большую их часть я быстро распродал. С локальной дистрибуцией в Петербурге еще такая проблема, что не всегда получается найти время встретиться с покупателями, хотя мне периодически пишут во «ВКонтакте» и хотят что-то купить. С уже оплаченными почтовыми заказами, конечно, легче. Окупать вложения получается не особо, но я не переживаю, так как делаю это не ради денег. Мне хотелось поддержать каких-то своих чуваков, выпустить других. Это просто греет мне душу».

Эта песня хорошей петербургской группы MAYГLEY тоже вышла на кассете, изданной Spacebridge

Udacha

Загадочный московский виниловый лейбл, который уже навел шороху в Европе, а в России известен единицам. Выпускают на Udacha теплокровный неглупый дип-хаус и просто хорошую аналоговую электронику.

Алексей Калик Алексей Калик основатель Udacha, музыкант

«Udacha — не первый мой лейбл, просто в какой-то момент со мной связались люди из немецкой компании DBH Music и предложили сделать новый. Дистрибуцию они взяли на себя, а всеми остальными вопросами занимаюсь я. Мы нарочно не даем много информации о себе, чтобы можно было сконцентрироваться исключительно на музыке. Специально себя никак не пиарим.

У нас нет политики выпускать только русских музыкантов, просто пока так получается, что основной состав — это российские продюсеры. Есть, однако, Pjotr — он из Германии, скоро выйдет пластинка одного хорвата, а в следующем году мы выпустим сборник, где будет композиция от корейских музыкантов.

Отрывки композиций со вскоре выходящей на Udacha пластинки самого Алексея Калика

Привязки к конкретным жанрам у нас нет — скорее к звуку: мы ищем что-то такое теплое, мягкое, приятное, где-то психоделичное. С зарубежными музыкантами все очень просто до банальности: в интернете иногда что-то попадается, и если это нравится, я просто пишу музыканту и предлагаю ему сотрудничество. Когда ему интересно, он соглашается.

В Европе наши пластинки можно купить практически во всех популярных онлайн-магазинах, да и физических тоже, — в этом смысле за рубежом проблем нет. А что касается России — у нас просто нет магазинов, специализирующихся на электронной музыке. Я лично в Москве ни одного не знаю. Мы бы и рады продавать что-то в Москве — но негде. 

Печатается, как правило, сначала 300 копий, и если все достаточно успешно продается, то постепенно допечатывается еще по сто. Сейчас в среднем по 400 копий каждого релиза медленно, но верно уходит. Вопросы с маcтерингом и производством решает наш дистрибьютор — все это делается в Германии. Мы просто отсылаем им готовый материал, обложку делаем. В нашей команде есть девушка Оксана, она рисует все обложки мелками и мы их потом просто сканируем. Мы стараемся, чтобы рисунок был тесно связан с музыкой на самой пластинке.

Это абсолютно некоммерческий проект, все на полном энтузиазме. Никакого заработка нет абсолютно, зато я получаю огромное удовольствие от всего этого. Ну и, думаю, не только я».

На Udacha выходят и сборники — вот превью одного из них

Singapore Sling Tapes

Очень обаятельный московский кассетный лейбл, выпускающий здешний и американский лоу-фай-поп и экспериментальную — но не заумную —электронику. Отдельная радость — то, как выглядят эти кассеты; каждую из них незамедлительно хочется купить, просто чтобы любоваться.

Александр, Антон, Стася Александр, Антон, Стася основатели Singapore Sling Tapes, музыканты

«Мы все втроем занимаемся музыкой в рамках нескольких проектов. Года 3–4 назад начали издаваться, и было непросто всякий раз выпускать музыку в Штатах, свои пленки туда отсылать и так далее. И тут мы подумали: почему бы нам не сделать лейбл и не выпускать самих себя? Первые релизы были исключительно нашими, а потом любимым музыкантам мы стали предлагать издаваться, а они неожиданно стали соглашаться.

Прежде всего мы выпускаем представителей берлингтонского музыкального комьюнити — это такие люди, как Blanche Blanche Blanche, Son of Salami, Лоренс Велкс, Erasurehead. Берлингтон — это небольшой город на севере США с невероятно насыщенной сценой. Если попытаться емко эту музыку описать — то это липкий звук, клейкий, они там серьезно озабочены задачей устроить свидание поп-музыки с контрапунктом. Ну и большое значение для SST имеют наши нью-йоркские друзья с Orange Milk Records — Giant Claw, Генри Доусон и другие. Они делают экспериментальную электронику, но она ненавязчивая. Не нужно прилагать каких-то невероятных усилий для того, чтобы услышать их музыку, это не занудная электроакустика, не дроун, но ходы, конечно, неординарные у всех этих музыкантов. 

Один из проектов чрезвычайно активного берлингтонского музыканта Зака Филлипса, известного по дуэту Blanche Blanche Blanche

Кассеты свои мы пишем сами. Дистрибуции внутри страны нет вообще, на первом месте по заказам Штаты, на втором — Япония, все остальное покупается из Европы. Есть несколько магазинчиков в США и Японии, с которыми мы уже год как сотрудничаем, и есть просто заказы через PayPal. Тиражи у нас обычно 50 экземпляров, есть некоторые записи, которые мы делаем по 10–15 копий и не выкладываем их в интернет. По мере возможностей стараемся все раздавать бесплатно. Что касается солдаутов — это вопрос времени: с 50 копиями долго ждать не приходится. Когда мы однажды продавали свои кассеты на «Стрелке», было на удивление много интереса. А вот недавно мы ходили на «Флакон» на «Ночь музыки» и не продали ни одной кассеты. Но в последние два-три месяца мы даже начали уходить в ноль. Прежде окупаться, конечно, не получалось».

Последняя на данный момент кассета, выпущенная SST, — совсем неизвестный проект Erasurehead, также базирующийся в Берлингтоне

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить