перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

История русского музыкального экспорта от БГ до Pussy Riot

Российские спортсмены будут выходить на открытие Олимпиады под «Нас не догонят» группы «Тату». Участницы Pussy Riot выступают в Нью-Йорке с Мадонной и Йоко Оно. «Волна» решила вспомнить эти и другие русские группы, которые успешно экспортировали себя на Запад.

Борис Гребенщиков

Борис Гребенщиков

Фотография: ИТАР–ТАСС

Контекст

В конце 80-х, на волне интереса к перестройке и всему советскому, западные продюсеры посчитали, что Борис Гребенщиков может стать международной звездой — и позвали его записываться в Америку. Это привело к первому распаду «Аквариума» и к тому, что БГ стал первым русским (а на тот момент — советским) музыкантом, подписавшим контракт с западным лейблом — Columbia. В 1989-м у Гребенщикова вышел альбом «Radio Silence», записанный с Дейвом Стюартом и Энни Леннокс из Eurythmics; большого успеха пластинка не имела — в первую очередь потому, что музыка БГ была слишком текстоцентричной, ей не хватало примитивного поп-драйва, близкого американскому слушателю. Впрочем, в дальнейшем Гребенщиков пожил в Лондоне и Нью-Йорке, записал в середине 90-х альбом с членами группы The Band, несколько раз появлялся на телевидении и до сих пор регулярно дает за границей концерты (хотя приходят на них в первую очередь русские эмигранты). В любом случае, из всех классиков русского рока Гребенщиков известен западному слушателю лучше всего .

Что о нем думают там

«Альбом привлекает не только национальностью Бориса и богатыми и изящным аранжировками Стюарта. Борис, бывший лидер важной московской андеграундной группы «Аквариум», демонстрирует на альбоме серьезный талант: местами «Radio Silence» сравним по уровню с работами Питера Гэбриела. Но кроме акцента и нескольких песен на русском ничто не выдает советское происхождение Гребенщикова. Это, конечно, лучше, чем другие, более мелкие музыканты, пытающиеся вырваться из-за железного занавеса на волне гласности и современного интереса ко всему советскому. В конечном счете вечные темы вроде страха и любви, знакомые всем, вызывают больше эмоций, чем какие-нибудь исключительно русские мотивы». (Стив Хочман, рецензия на «Radio Silence», Los Angeles Times)

Выступление Гребенщикова на шоу Дэвида Леттермана

«Звуки Му»

«Звуки Му»

Фотография: Photoxpress

Контекст

Осенью 1988-го «Звуки Му» блеснули на фестивале Hungary Carrot («Венгерская морковка») так, что выступавшие следом Pere Ubu полчаса боялись выходить на сцену. Был и пьяный тур по Италии, и американское выступление с The Residents, по мотивам которого вокалист Рэнди назвал их «более дикой группой, чем все американские», и журналистские сравнения с Talking Heads по звуку и Джеймсом Брауном по подаче. Важнее прочих, конечно, история с Брайаном Ино, по рекомендации Артемия Троицкого обратившего на «Звуки Му» внимание и спродюсировавшего их второй студийный альбом. Иной волны популярности «Звуков Му» не случилось, хотя не так давно The National скопировали клип на песню «Грубый закат». 

Что о них думали там

«Звуки Му» — это еще одна театральная группа, но их театр имеет совершенно другую природу, вырастая из многовековой традиции довольно зловещих средневековых клоунов-скоморохов. В центре группы находится странная и даже пугающая личность певца и автора песен Петра Мамонова, который создал то, что я называю «тотальный театр лица». Его сценический образ такой тревожащий и гротескный, что от него не оторвать глаз. Он шут, одержимый дьяволом, ведомый злой волей, сладить с которой он не в силах, одновременно сумасшедший и жалкий, ранимый и опасный. Это находит отклик в глубине русской души». (Фрагмент статьи Брайана Ино «Резон для рока», приведенный в книге «История группы «Звуки Му»)

Живое выступление «Звуков Му» в 1987-м

Gorky Park

Gorky Park

Фотография: «Коммерсант»/Павел Смертин

Контекст

В 1987-м ушлый Стас Намин, почуяв западный спрос на все, что происходило в горбачевском СССР, решил совместить моду на перестройку и моду на хейр-метал и собрал из бывших участников разных московских ВИА англоязычный ансамбль (барабанщик, в частности, пришел из «Арии»). Западные продюсеры и вправду быстро заинтересовались с группой, музыканты переехали в Лос-Анджелес, подружились с Фрэнком Заппой и Джоном Бон Джови, записали довольно успешный дебютный альбом, попавший даже в топ-100 «Биллборда», и проехали с двумя масштабными турне по Штатам и Европе. После чего СССР распался, вокалист Николай Носков из группы ушел, а американский менеджер Gorky Park скончался — и их востребованность пошла на спад (хотя в Дании, например, их второй альбом даже стал платиновым). Из группы постепенно уходили музыканты (кроме Носкова в России также сделал карьеру Александр Маршал), и в конце 90-х они распались окончательно — чтобы через 10 лет воссоединиться уже в России. В экспортном качестве группу временами используют до сих пор — в частности, «Парк Горького» выступал в Русском доме на предыдущей зимней Олимпиаде в Ванкувере.

Что о них думают там

«Я помню, как впервые увидел клип «Bang» и узнал, что Gorky Park родом из страшного Советского Союза. Самая идея, что хард-рок-группа может возникнуть в СССР, стране, которая была нашим злейшим врагом во всех боевиках, была слишком крутой, чтобы быть правдой. И потом — разве они не ненавидели нашу свободу?! Впрочем, Y&T не зря пели, что рок-н-ролл изменит мир, — и нужно отдать Gorky Park должное за то, что они попытались преодолеть разногласия между странами с помощью стадионного рока! По-хорошему, если отвлечься от контекста, остается очень достойный, хоть и не слишком оригинальный хард-рок-альбом. Не на уровне Skid Row, конечно, но эта музыка не хуже, чем то, что записывали в то время большинство лос-анджелесских групп. Хотя будем честны: если бы они были родом из Лос-Анджелеса, о них бы никто никогда не услышал».  (Джастин Джи, рецензия на первый альбом группы, amazon.com

Живое выступление группы в Сиэтле, 1990 год

Сергей Курехин

Сергей Курехин

Фотография: архив

Контекст

На Западе Сергей Курехин стал известен даже раньше, чем в СССР: первая его пластинка «The Ways of Freedom» вышла в Великобритании на знаменитом лейбле Лео Фейгина Leo Records в 1981 году — и с тех пор Курехин еще долго и вполне успешно издавался за пределами России. Выпуск «Музыкального ринга» с участием музыканта так и вовсе начинался с удивительного письма читателей — мол, слышали на Би-би-си, что в Англии выходят две пластинки советского музыканта Сергея Курехина, кто это такой, почему ничего про него не знаем? Мировое авангардное сообщество в принципе более сплоченное и открытое к коллаборациям, чем в поп-музыке, так что Курехину было несложно наладить связи: он регулярно выступал в Европе с «Поп-механикой» (и всякий раз производил на зрителей душераздирающее впечатление), играл и записывался с музыкантами в масштабе от Отомо Йосихидэ до Генри Кайзера (Йосихидэ так и вовсе записал альбом его памяти «Without Kuryokhin»), да и до сих пор для многих иностранных участников SKIF его имя, вынесенное в название, не пустой звук.

Что о нем думают там

«Артефакт из 1981 года, когда Россия еще была Советским Союзом и исполнение фри-джаза в этой стране приравнивалось к преступлению, этот альбом, как ни удивительно, был выпущен государственной фирмой «Мелодия» (это неправда. — Прим. ред.). Родись Курехин в США, он наверняка был бы признан одним из лучших фри-джазовых пианистов в истории (так, впрочем, и есть). У Курехина была сверхъестественная техника, он играл быстро и четко — одновременно похоже на Сесила Тейлора (на которого в опредленной степени похожи все фри-джазовые пианисты) и Гленна Гульда». (Крис Келси, рецензия на первый альбом группы, allmusic.com)

«Не ждали»

«Не ждали»

Фотография: архив

Контекст

В начале 90-х по Европе успешно ездили с гастролями многие русские группы — особенно те, чья музыка была относительно интернациональной: интерес к постсоветской культуре еще сохранялся, а на родине выступать было особенно негде. Выступали за границей и «Аукцыон», и Markscheider Kunst, и «Химера» — но лучше всех закрепить успех удалось группе Леонида Сойбельмана. Причин несколько: во-первых, «Не ждали» базировались в Таллине и заведомо были ближе других к Европе; во-вторых, их бурлескный авант-рок обоснованно считывался зарубежными слушателями как вариация на звук движения Rock in Opposition; в-третьих, за границу в какой-то момент переехал и сам Сойбельман. Через несколько лет он основал вместе с Энди Муром из The Ex группу Kletka Red, которую издал Джон Зорн на лейбле Tzadik.

Что о них думают там

«Манера игры Сойбельмана очевидно вдоховлена Энди из The Ex и Жаком Палинксом — по этой записи видно, как он идет по пути, который в итоге приведет его к Kletka Red. Но самое важное — что этот альбом отражает бронебойный живой звук группы: скажем, от первой песни уже через пять секунд могут отклеиться обои. Обязательный альбом для любого поклонника Сойбельмана или вообще авант-рока; классика жанра — на то, чтобы достать копию альбома, придется потратить много усилий, но это того стоит». (Франсуа Кутюр, рецензия allmusic.com)

«Ще-е-е», живое исполнение 1989 года

«Хуун-Хуур-Ту»

«Хуун-Хуур-Ту»

Фотография: vk.com/huun_huur_tu‎

Контекст

Это в России тувинский состав воспринимается как экзотика для клуба «Дом» — в глобальном контексте группа с самого своего появления в начале 90-х была на ведущих позициях в области world music, принимала участие в главных мировых фестивалях по этой части, записывалась с Фрэнком Заппой, Kronos Quartet и Hazmat Modine, а также получала комплименты от самых разнообразных суперзвезд (если верить директору ансамбля Александру Чепарухину, а верить ему следует даже в тех случаях, когда это очень трудно). Именно благодаря налаженным международным связям «Хуун-Хуур-Ту» Чепарухин привез в Россию много-много радости в диапазоне от King Crimson до Kraftwerk.

Что о них думают там

«Я не имею ни малейшего понятия, о чем поют «Хуун-Хуур-Ту». Но я никогда не слышал ничего даже близко похожего. Все, что я знаю, — это то, что музыка цепляет меня так, как я не знал, что бывает. Тувинское горловое пение невозможно адекватно передать словами; его нужно услышать, чтобы понять. Я уверен, что тем, кто привык к западным поп-рок-стандартам в вокале и считает необычным глубокий баритон Яна Кертиса, к этой музыке придется долго приспосабливаться. Думаю, что мне помог адекватно воспринять ее мой большой опыт в прослушивании экстремального металла». (Axver, рецензия на альбом «60 Horses in My Herd» на RateYourMusic.com)

«Присоединяюсь к парню, который написал, что название альбома — это максимальный уровень гангста. Добавлю также, что заодно с обложкой эта пластинка обретает такой свэг, что по сравнению с ней Лил Би выглядит как Пэт Робертсон». (telephone_junkie, рецензия на альбом «60 Horses in My Herd» на RateYourMusic.com)

«Chiraa-Khoor», живое исполнение в калифорнийской Fantasy Studio

«ППК»

«ППК»

Фотография: vk.com/ppkmusic‎

Контекст

Дуэт из Ростова-на-Дону одним из первых в мире показал, как интернет стирает границы. В 1999 году они выкладывали свои работы — довольно топорный, но искусный и захватывающий транс — на сайт mp3.com и быстро поднялись там до верхних строчек чартов. В 2000-м они впервые достигают первого места с «Воскрешением», трек начинает играть в сетах Пол Окенфолд (и публика так хорошо на него реагирует, что диджей решает подписать россиян на свой лейбл), в 2001-м в чартах того же mp3.com они обгоняют Мадонну, в 2002-м сингл «Resurection» становится первой постсоветской композицией, попавшей в эфир BBCRadio 1 и в британские чарты. И, собственно, все.

Что о них думают там

«У «Resurection» привлекательный гипнотичный звук, будто он написан для фильма. На самом деле, наоборот, в треке, посвященном первому полету человека в космос, просто используется тема фильма «Сибириада». Оригинальный микс «Resurection» хорошо впишется в любой трансовый сет — пусть это и не гарантированный боевой хит, но песня привлекает аккуратным подходом и атмосферой детских сновидений». (No Attitude Just Music)

Клип на «Resurection»

«Тату»

«Тату»

Фотография: «Коммерсант»/Алексей Куденко

Контекст

В конце девяностых одиозным продюсером Иваном Шаповаловым и композитором-продюсером Александром Войтинским (позже занявшимся группой «Звери») был придуман проект, в рамках которого две школьницы — Лена и Юля — изображали лесбиянок и пели действительно неплохие поп-песни. В 2002-м вышла англоязычная версия их альбома «200 по встречной» и «Тату» стали вообще самой популярной русской группой в мире. С ними было связано много казусов: обвинения в эксплуатации педофилии в Великобритании, претензии от защитников семейных ценностей, в конце концов — надпись «… войне» на футболках во время выступлений в поддержку американского тура в передаче Джея Лено. С другой стороны, был и кавер на «How Soon Is Now?», который Моррисси назвал великолепным. У англоязычного альбома сегодня золотой статус в четырех странах и платиновый по Европе в целом, песня «All the Things She Said» несколько недель занимала первую строчку британского чарта, а кавер на The Smiths в 2009-м прозвучал в сериале «Сплетница». В 2004-м Шаповалов прекратил работу над проектом и стало скучно, но группа с переменным успехом продержалась еще 7 лет.

Что о них думают там

«200 Km/H» никогда не огорчает слушателя и не выглядит просто попыткой монетизировать один трюк. И если не обращать внимания на слова (которые иногда внезапно поэтичные, иногда просто странные), остаются голоса — ясные и четкие голоса двух ярких певиц. Завоевание западных музыкальных чартов лежит по большей части на их худых плечах, и это совершенно беспрецедентный успех. Не обманывайтесь их гламурным видом — они все еще просто Юля и Лена из Восточного блока. И они записали первый шедевральный поп-альбом этого года. Не делайте вид, что вас это не трогает». (Девид Мерривезер, Drowned In Sound)

«All the Thing She Said», живое исполнение на шоу Джея Лено

Messer Chups

Messer Chups

Фотография: ИТАР–ТАСС

Контекст

После распада группы «Нож для Фрау Мюллер» в конце 90-х Олег Гитаркин собрал Messer Chups, заиграл рокабилли и серф и стал метить на Запад — вполне удачно: примерно за 10 лет Messer Chups превратились в успешную клубную группу, кроме того, их альбом даже издал Майк Паттон на своем лейбле Ipecac. В Европе их знают даже лучше, чем в России: там их пятидесятнический шик, серф пополам с эстетикой пин-апа и фильмов ужасов пользуется популярностью. Гитаркин несколько раз рассказывал историю о том, как в русское консульство позвонили организаторы какого-то сербского фестиваля и сказали: «Мы очень хотим привезти вашу группу, Messer Chups», а им ответили: «Такой группы в России не существует». Впрочем, музыканты до сих пор базируются в Санкт-Петербурге — возможно, потому что надпись «серф-группа из России» на афишах до сих пор выглядит экзотично.

Что о них думают там

«Mузыка Messer Chups — это странная, пузырящаяся смесь серф-гитары, садомазохистских сексуальных образов, саундтреков к научно-фантастическим фильмам 1950-х годов и нелепого сатанизма. Во многом этот альбом такой веселый благодаря ужасным пиджи-инглиш-названиям песен: «Gangster They Called Horizon-Man», «A Plateful Brain», «In 3 Minutes Till Massacre», «Sex Euro and Evils Pop» — ну вы поняли». (Рик Андерсон, рецензия allmusic.com)

Леонид Агутин

Леонид Агутин

Фотография: www.agutin.com

Контекст

Автор «Босоногого мальчика» и муж Анжелики Варум окончил Московскую джазовую школу и с юности увлекался не только поп-музыкой, но и разнообразной акустической гитарной музыкой — от джаза до фламенко. В начале 2000-х Агутин стал играть концерты, а потом и записал альбом «Cosmopolitan Life» вместе с Алом ди Меолой — американским виртуозом жанра. В России это было воспринято в том смысле, что Агутин заработал достаточно денег, чтобы реализовать мечту детства; однако ж в Германии альбом имел более чем хорошие продажи. В прошлогоднем интервью Lenta.ru музыкант признался, что его продюсер совершил ошибку и попытался продвинуть пластинку и в других странах, вместо того чтобы капитализировать уже достигнутый успех, — в результате чего только зря потратил ресурсы и упустил момент.

Что о нем думают там

«Кажется, все, кто тут пишет, послушали альбом из-за Ди Меолы. А я о нем никогда не слышала (извините). Я фанатка Леонида Агутина, и мне эта запись очень понравилась. Агутин — невероятно успешный российский сингер-сонграйтер. Играет он в основном поп, но с большим латиноамериканским влиянием в смысле аранжировок и ритма, особенно это слышно на альбомах «Босоногий мальчик» и «Декамерон». Так что эта коллаборация вполне логична. Даже по-русски Агутин часто разбавляет стандартное московское произношение, добавляя в него такой носовой призвук, — это в некотором смысле его торговая марка. Еще лучше это слышно на этом альбоме, просто потому что он поет по-английски с акцентом. И все равно — в его голосе есть та же мягкая-но-грубоватая интонация, которая заставляет мои коленки дрожать — прямо как в песне «На сиреневой луне». (Рейчел Флит, Сиэтл, рецензия на «Cosmopolitan Life» на amazon.com)

Клип на песню «Cosmopolitan Life»

Эдуард Хиль

Эдуард Хиль

Фотография: ИТАР–ТАСС

Контекст

Известная, грустная и прекрасная история, вследствие которой великого эстрадного певца знают в мире как «мистер Трололо». 26 ноября 2009 года пользователь RealPapaPit выложил на YouTube вокализ «Я очень рад, ведь я наконец возвращаюсь домой» — сегодня у этого видео 17 миллионов 900 тысяч просмотров. 75-летний Эдуард Анатольевич Хиль воспринял новую популярность с достоинством, вновь исполнив как сам вокализ, так и другие песни. Свои версии хита представили Саруман и Гитлер. Говорят, певцу даже предлагали международное турне — но он отказался. О смерти Хиля написали и Gawker, и The New York Times.

Что о нем думали там

«Видео «Трололо», как называют его поклонники на YouTube, начинается с калейдоскопа радуг на золотом фоне. Появляется мистер Хиль в двубортном коричневом костюме, как у продавца автомобиля, горчично-желтом галстуке и улыбкой до ушей. <...> Он поет радостно и при этом не поет никаких слов». (New York Times

Тот самый ролик, ставший международным мемом

Нина Кравиц

Нина Кравиц

Фотография: ИТАР–ТАСС

Контекст

Нишевая электронная музыка в России не особо развита, так что появление какой-нибудь новый звезды в любом жанре может легко пройти незамеченным — так и получилось с Ниной Кравиц, чей превосходный дип-хаус в Европе известен больше, чем в России: Нина круглый год ездит по фестивалям, вокруг снятой о ней короткометражки даже разразился мини-скандал об объектификации и сексизме в электронной музыке, а у ее клипов по несколько сотен тысяч просмотров на YouTube. См. также исчерпывающее прошлогоднее интервью «Афише», в котором девушка изложила весь свой творческий путь. 

Что о ней думают там

«Российский продюсер Нина Кравиц за последнее время стала кем-то вроде Майли Сайрус от техно — такой образ ей пытаются навязать менее удачливые продюсеры-любители, которые считают, что она использует свою внешность для раскрутки. Самое обидное в этих спорах то, что непосредственно про ее музыку в итоге говорят мало, хотя, например, треку «Mr Jones» дежурного для нее определения «дип-хаус» явно недостаточно. Там есть и неуловимый дух фанка, и интимный вокал самой Кравиц, и в целом он не менее странный и сложный, чем, скажем, техно Виллалобоса». (Тони Нейлор, The Guardian)

«Mr Jones»

Proxy

Proxy

Фотография: www.myspace.com/useproxy

Контекст

Показательнее всего статистика соцсетей: 2100 подписчиков в «Вконтакте» и 57000 лайков на странице в фейсбуке. Евгений Пожарнов, шесть лет назад замеченный канадским лейблом Turbo Recordings житель Орехово-Зуево, уже давно выступает хоть в Берлине, хоть в Австралии, появляясь на страницах Resident Advisor и записывая миксы для нью-йоркского The Fader (хоть и живет музыкант до сих пор в Орехово-Зуево). К Proxy прочно привязался ярлык звезды EDM: «атипичный EDM-продюсер», «российский пионер EDM». О том, как все плохо с электронной музыкой в России и как неплохо на Западе, Proxy недавно рассказывал «Волне».

Что о нем думают там

«Звуковые эксперименты проходят не без изъянов: устойчивый бит «Kamuyi» настолько пронизывающий, что легче наслаждаться им, если сразу перемотать полтрека — до мягкого дропа. Впрочем, это тот же образ мышления, что прослеживается  в разрушенных битах «Parasite» и «Who Are You», которые одновременно отражают эпоху рейв-техно и шизофренических синтезаторных манипуляций. В ближайшее время Proxy не планирует выступать в Штатах — бойтесь развития зависимости». (Consequence of Sound)

Живое выступление Proxy в Цюрихе

Motorama

Motorama

Фотография: предоставлено группой

Контекст

В 2011 году в журнале NME появилась фотография группы Motorama с котом. В подписи значилось: «Через 10 минут этот кот стал шляпой»; автор материала, к которому прилагалось фото, сообщал, что в России, кажется, что-то происходит, и удивлялся почему Motorama до сих пор не знамениты. В 2012 году рецензии на второй альбом «Calendar» появились равно на сайте BBC Music и во французской прессе (инди-журнал Magicprm назвал его альбомом месяца). Сегодня самый популярный комментарий в фейсбуке группы звучит так: «Приезжайте в Перу!»; во Франции и Германии музыканты сейчас уже играют чуть ли не чаще, чем в России; бывали они и в Мексике. В популярности поющих по-английски ростовчан нет ничего удивительного — вот и тот же NME в прошлогоднем материале о русской инди-музыке поставил Motorama в один ряд с «Кино» — разумеется, не забыв упомянуть Joy Division.

Что о них думают там

«Если говорить о нью-йоркском влиянии, то вспомнить можно, конечно, The Drums (минус их серф-поп-составляющая) вместе с более мягкой версией зычного вокала Пола Бэнкса из Interpol. Важнейшее свойство — пристрастие обеих этих групп к лидирующей бас-гитаре и гипнотической меланхолии Joy Division и New Order. Это если еще обойтись без упоминания манчестерцев Stockholm Monsters, The Wake из Глазго, голландцев Minny Pops и бельгийких The Names — все они сопереживали в те дни лейблу Factory». (Би-би-си)   

Фрагмент выступления группы в Мексике

Pompeya

Pompeya

Фотография: предоставлено группой

Контекст

Как и для Motorama, для Pompeya, еще одной молодой англоязычной русской группы из России, прорываться на Запад — вполне логичный карьерный шаг. Группа отправилась в тур по Америке и Мексике в конце 2013-го: Pompeya нашел латиноамериканский (базирующийся, впрочем, в Нью-Йорке) лейбл No Shame и предложил выпустить их пластинку на виниле. Любовь жителей Латинской Америки к русскому груву — предмет для отдельного исследования (как известно, Motorama тоже пользуются большой популярностью в Мексике и Южной Америке), но за продвижение Pompeya в США лейбл взялся всерьез: музыканты откатали одни гастроли по ту сторону Атлантического океана в конце прошлого года, а весной поедут снова — и даже сыграют на фестивале SXSW, про них кое-как, но пишет западная пресса (и даже берет интервью журнал Interview), на Pompeya делают ремиксы Джимми Эдгар и Felix Da Housecat; в общем, все еще впереди.

Что о них думают там

«Когда думаешь про Москву, слова вроде «яркий», «солнечный», «воздушный», пожалуй, не первое, что приходит в голову. К счастью, Pompeya помогут развеять стереотипы. «В Москве довольно тепло летом», — говорит Даниил Брод, вокалист синтипопового квартета. В ближайшее время группа выпустит свой дебютный альбом в Америке, «Tropical», пластинку, вдохновленную нью-вейвом, джангл-попом и инди-роком, ровно настолько легкомысленную, насколько можно ожидать от альбома с таким названием». (Натан Риз, Interview)

Клип на песню «Power», снятый доминиканцами

Pussy Riot

Pussy Riot

Фотография: Foto SA/Corbis

Контекст

Вскоре после ареста Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич акции в их поддержку стали осуществлять музыканты по всему миру — в диапазоне от Мадонны и Пола Маккартни до Майка Паттона и The Knife; любопытно при этом, что если в России группа воспринималась скорее в контексте современного искусства и акционизма, то за рубежом дело Pussy Riot однозначно считывалось как репрессии в отношении музыкантов. За несколько летних месяцев 2012-го группа стала самым узнаваемым русским музыкальным брендом за последние десять лет. После того как Толоконникова и Алехина вышли из тюрьмы, они позиционируют себя как правозащитников — и именно в этом качестве сейчас выступают в Нью-Йорке; в этом смысле распространившиеся по российским СМИ заголовки типа «Мадонна выступила на разогреве у Pussy Riot» не вполне корректны: Алехина и Толоконникова просто произнесли речь в поддержку политзаключенных на сборном концерте Amnesty International на стадионе «Бруклин Нетс». Вчера анонимные участницы Pussy Riot опубликовали обращение, в котором заявляют, что Толоконникова и Алехина больше не могут считаться участницами группы, — но это вряд ли помешает мировому сообществу ассоциировать девушек с ансамблем.

Что о них думают там

«Заявление Pussy Riot о том, что они продолжают традиции Riot Grrrl, дало новую жизнь феминистскому рок-движению и его наследию. Pussy Riot не только возродили дух Riot Grrrl, но и поместили его в совершенно новый контекст — и в некотором смысле донесли основной месседж своих предшественников до нового поколения женщин еще более ярко и доступно. Pussy Riot — это панк-рок-мечта, которая сбылась». (Линдси Золадз, Pitchfork)

«Путин зажигает костры революций», клип, опубликованный в день вынесения обвинительного приговора Pussy Riot

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить