перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Барабанщик New Order и Joy Division Стивен Моррис о старении, автоматизме, поп-м

В Россию впервые — пусть и не в классическом составе — едут New Order, манчестерские классики нью-вейва, авторы «Blue Monday», «Temptation», «Bizarre Love Triangle» и других нетленок, группа, сильнее других повлиявшая на электропоп. «Афиша» поговорила с барабанщиком Стивеном Моррисом, который сидел

Фотография: Гарет Кэттермоул / Getty Images

Классические New Order — это квартет (кроме участников Joy Division, в группе с самого начала играла Джиллиан Гилберт), сейчас же группа играет впятером, но без своего сооснователя басиста Питера Хука. В общем, ее лицами были и остаются Стивен Моррис и Бернард Самнер

 

— Первый в вашей истории концерт в Москве практически совпадает по времени с первым же приездом в город The Killers, которые, как известно, назвались в честь группы из клипа на ваш сингл «Crystal». Как вам такое совпадение?

— Да уж, занятно, ха! Вообще, мне начинает казаться, что то ли мы преследуем The Killers, то ли они нас. Смешно: мы играли с ними вместе в Боготе пару месяцев назад. Но они милые ребята, мы считаем их своими друзьями. По крайней мере, мы не слишком обдираем их за использование названия!

— А вы слышали, что Питер Хук (бывший басист New Order, равно как и Joy Division — Прим. ред.) исполнил со своей группой несколько песен New Order в рамках своего недавнего московского концерта?

— Да-да, я знаю, что он это провернул. Ну и ладно, собственно.

— То есть вас не бесит?

— Он — да и кто угодно — может играть эти песни, коли пожелает. Раз ему хочется — почему нет? Я совершенно точно не переживаю по этому поводу.

 

Вообще-то Стивен Моррис всегда в основном ограничивался ролью барабанщика, но бывало и такое, что пел, — например, песню «Ceremony» на концерте в сентябре 1980-го

 

 

— Ну вы же наверняка в курсе, какими словами Хук говорит о нынешних New Order?

— Послушайте, ну я же с Хуки в одной группе играл, ха-ха-ха! Многие годы. Так что я хорошо представляю себе его характер. Другое дело, что поливать друг друга грязью на публике — не самое умное занятие. Я, во всяком случае, этого делать не намерен. Насколько я понимаю, Хуки счастлив делать то, что сейчас делает. И я уверен, что этим песням он тоже отдал должное.

— Если бы он позвал вас и только вас в свою нынешнюю группу — вы бы согласились?

— Если бы такое предложение поступило — а это, прямо скажем, маловероятно, — я бы, пожалуй, его рассмотрел.

— Чем вообще отличаются нынешние New Order от тех, что распались в 2007-м? Ну, помимо отсутствия Хука.

— Самое главное — это возвращение Джиллиан и ее клавишных партий. Это очень важное отличие! Да и других много: Том, который играет на басу, может сыграть и на клавишах. Как и Фил, который играет на барабанах. То есть наш состав стал куда более гибким по сравнению с прежним форматом «гитара-клавишные-бас» — в те времена, когда мы играли живьем, нередко приходилось идти на компромиссы. А теперь уже не нужно: хочешь — используй две гитары, хочешь — две партии клавишных. Соответственно, и песни начинают звучать иначе. Очень все это интересно.

 

Наглядный пример того, как звучат сегодняшние New Order

 

 

— И песни правда по-другому звучат?

— О, да! Более чем. «Temptation» мы переделали, «5 8 6», «True Faith». Мы, на самом деле, все время работаем и над старыми песнями тоже — хотя стараемся сохранять баланс между переделками своей прошлой музыки и созданием новой. Вот сейчас мы пишем свежий материал, а несколько месяцев назад зарывались в старый — «Touched By The Hand Of God» подрихтовали, «The Price of Love». Скорее всего, сейчас все-таки сфокусируемся на новинках. Было бы здорово сыграть парочку новых песен в Москве — но пока говорить об этом будет слишком оптимистично.

— То есть вы активно сочиняете новый альбом?

— Ага! Мы работаем над ним прямо во время нашего разговора. И это не метафора. Буквально сидим и работаем. Я отложил палочки в сторону на одну минутку — ради разговора с вами, Иван.

— Ваш стиль игры на ударных часто называют механистичным, а вас самого сравнивают с драм-машиной. Вам не странно такое слышать?

— Пожалуй, нет. То есть как… Я не думаю, что я достаточно хорош для такого сравнения, честно говоря, хотя и правда частенько приходится его слышать. Да, мне нравится работать с простыми ритмами, и сравнение с машиной для меня — однозначный комплимент (хоть и необоснованный, по-моему). Очень люблю звуки, которые издают драм-машины, особенно старые, встроенные в домашние синтезаторы, такие совсем копеечные. Раньше все говорили, что у секвенсоров и драм-машин очень холодный звук, но мне очень близка вот эта гипнотичность, им присущая, этот вечный закольцованный цикл. Да, я знаю, что многие со мной не согласны!

— В последние годы ведь как раз снова появился массовый интерес к звуку второй половины 80-х, для которых такие драм-машины как раз характерны.

— Это же прекрасно: ура, мы снова в моде! Стоило лишь подождать пару десятков лет. Именно так и бывает, да. Отличные штуки делали в 80-е, вот что я вам скажу. Кстати, я только что закончил работу с группой Factory Floor, у них скоро выходит альбом, и то, как они используют секвенсоры и драм-машины, очень сильно напоминает мне о самом начале карьеры New Order. И это хорошо — многие же ничего такого не слышали. Вот мои дети, например, ха-ха-ха! Они будут думать, что это что-то новое. Ну и славно!

 

А так New Order играли почти что 30 лет назад. За барабанами тут — все тот же Стивен Моррис. Кроме собственно музыки, ролик интересен и с точки зрения изучения модных веяний своего времени

 

 

— Именно благодаря New Order в свое время танцевальная музыка захватила поп — а сейчас вообще кажется, что поп-хиты только для танцев и делаются. Как вам это?

— Да, похоже на правду. Вы знаете, музыка стала несколько узколобой. Нет, я, конечно, очень разные вещи люблю, и очень мало музыки, которую я совсем не уважаю. Но у меня ощущение, что со временем диапазон звуковых возможностей сужается. Очень многие альбомы сегодня звучат на редкость одинаково. Возможно, конечно, это я так старею... Но это вряд ли! И вы уж простите, но я вижу, что в последнее время многим хороший звук важнее хорошей песни. И к тому же, если сегодня ты хочешь сделать коммерчески успешную запись, тебе необязательно придумывать ее звук — достаточно сделать что-то такое танцевально-электронное. Может, конечно, и хорошо получиться, но необязательно. Я все-таки предпочитаю необычные вещи — и в нынешней поп-музыке мне не хватает дикостей, все какое-то пресное. Все-таки здорово, когда люди доводят свои идеи до абсурда, до предела — тогда и возникает что-то новое и интересное. А постоянное повторение — это скучно. Но вы все-таки не забывайте, что мне за пятьдесят уже!

— Вы слышали название «Кино»?

— Как пишется? K-I-N-O? Название точно слышал, но не больше. А что?

— Это одна из важнейших русских рок-групп. И они очень много от вас взяли в плане звука.

— Ого! Я просто обязан больше о них узнать! Вообще, это замечательно — когда ты кого-то вдохновляешь, и они, взяв твой звук, делают что-то свое. Иногда раздражает, конечно, — но только потому что эти парни моложе и красивее тебя. А так это одно из самых приятных свойств старения — когда в зале снова и снова появляются молодые люди, причем находят они твою музыку независимо от родителей.

— Ну, с «Кино» немного другая история — они прекратили свое существование в начале 90-х.

— Да ладно?! Ок. Ну все равно надо послушать.

 

Сколь бы общим местом ни стал «Blue Monday», без этой песни не обходятся ни сами New Order, ни какой-либо рассказ о группе. Диск с этой песней стал самым продаваемым 12-дюймовым синглом в истории Британии (но все равно не окупился); авторы воплотили «Blue Monday» сразу в нескольких версиях (эта — 88-го года); за прочими подробностями отсылаем к нашей рубрике «История одной песни»

 

 

— Вы же чуть ли не главный фанат «Доктора Кто» среди знаменитостей...

— Ха-ха-ха, да нас таких полно!

— Так вот, в последнее время у сериала появилась куча новых поклонников, и он из британского культа превратился в международный научно-фантастический хит. Что вы об этом думаете?

— Слушайте, ну это как с музыкой отчасти: все, конечно, хорошо, но они слишком много перестраховываются. Некоторые сюжеты из эпохи Тома Бейкера — а он же из всех Докторов самый любимый у всех — были абсолютно безумными. Смысл в них отсутствовал как таковой. И это было отлично. И по таким штукам я скучаю — как и по временам, когда в конце серии лепили клиффхэнгер, и приходилось неделю коротать время, ожидая, когда же покажут следующую. Еще мне иногда кажется, что сюжет в нынешнем сериале слишком запутан — и при этом слишком безопасен. В нем слишком много эмоций, работы на публику. В 70-х «Доктор Кто» не пытался разбить вам сердце — ну разве что когда становился полным говном, тут и правда можно было заплакать! Короче, долой сопли. Нам нужно больше Далеков.

 

New Order сыграют в московском Stadium Live в пятницу, 28 июня, и в петербургском А2 в воскресенье, 30 июня

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить