перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Премьера новой EP группы Glintshake

«Афиша» представляет второй миниальбом Glintshake, супергруппы новой русской музыки, которая играет мощный и яркий рок, — а сами участники ансамбля вспоминают, с чего они начинали.

Слева направо: Василий Никитин, барабаны; Евгений Горбунов, гитара; Дмитрий Мидборн, бас; Екатерина Шилоносова, голос, гитара

В прошлом году, когда Glintshake только возникли, их, конечно, называли «еще одной группой Жени Горбунова». Впечатлившись трансляцией с фестиваля «Коачелла», Горбунов вместе с Катей Шилоносовой собрал рок-группу — у которой на момент выхода первой EP даже не было определившегося состава; казалось, что это просто очередное кипучее движение игристого ума. Девять месяцев спустя ситуация мыслится совсем иначе; Glintshake — полноценная группа, в которой решения принимают четыре человека. С продуманной визуальной стороной (построена она в том числе вокруг, гм, слизи), с ясной картиной звука и с четким составом. И каким составом: в каком-то смысле Glintshake — супергруппа, у каждого из участников своя история и свой бэкграунд (NRKTK, MAKE, On-the-Go, Foojitsu и еще несколько имен) — и наверняка свои взгляды и свое мнение.

Сами Glintshake говорят, что играют «простой рок». И правда — это музыка, построенная на инстинктивном, простейшем драйве; риффы, куплеты, припевы — в общем, гитарный рок как он есть. При этом на самом деле Glintshake далеко не примитивны — в их звуке, вокальных интонациях, мелодических ходах слышится наследие и инди-рока первой половины 90-х, и Sonic Youth, и даже — самую малость — всяких японских странностей. Их песни, как и почти любая современная музыка, в какой-то мере обращены в прошлое — но это очень честное прошлое; музыканты как бы признаются себе сами, что им всегда хотелось именно этого — риффы, куплеты, припевы, без вывертов или модного звука. В каком-то смысле Glintshake исполняют мечту русского инди-рока середины нулевых — и исполняют совершенно сногсшибательно. В пору, когда про гитары всем хочется забыть, эти четверо напоминают, почему за них стоит браться

 

Премьера: Glintshake — «Evil»

Glintshake «Evil»

Скачать EP (архив, 42 МБ)

 

«Когда я был маленький»: участники Glintshake о своих первых группах

 

Катя Шилоносова

голос, гитара

«Когда я начала учиться в институте, нам с подругой требовалось сделать номер для дня концерта первокурсников. Мы, конечно же, хотели жарить рок, но к нам приставили куратора в лице помешанного на оккультизме парня, который очень нами заинтересовался. Отделаться от него было невозможно — а он был жуткий, расклеивал по аудитории, где мы репетировали, заклинания на латыни и любил повторять, что он колдун в пятом поколении и занимается оккультизмом с двух лет (матерь божья!). Поскольку он вымутил нам барабаны (а себе синтезатор), пришлось сыграть и пару его помпезных ролевиковских песен. После этого мы решили продолжать сами, но чувак не отставал: ему якобы требовалось отработать деньги, выделенные на покупку инструментов, и поэтому нам, дескать, необходимо было сыграть концерт в какой-то школе и обязательно назвать группу «Пифагор» (так называлась фирма, в которой он работал). Иначе он грозился наслать на нас порчу и прочие беды. Концерт в школе мы сыграли, детям вроде бы даже понравилось, но так дальше продолжаться не могло. Мы прямо сказали ему, что больше не желаем играть вместе. Он отнесся с пониманием и сказал: «Если у тебя во сне остановится сердце, знай — это я».

 

Евгений Горбунов

гитара

«Моя первая группа назвалась «Накося» — она образовалась, когда мы подружились с Сережей Подледневым (он же Олег Легкий. — Прим. ред.). На дворе стоял год этак 96-й, нам было по 13 лет, вокруг нас простирался Хабаровск. Кроме Сережи в группе были и другие участники, с которыми мы потом играли в «Мраморном морже», но сейчас я понимаю, что самые интересные вещи мы творили вдвоем — записывали на кассетник музыкальные экспромты, иногда похожие на песни, иногда совершенно дикие, в духе психофолка (о котором тогда еще никто даже не подозревал). Однажды во время такой записи Сережина сестра забрала у нас гитару, потому что устала от шума, и мы просто орали в два голоса что попало. Я пел в банку из-под кофе, чтобы получался истошный сдавленный крик, а Сережа свистел в свисток от чайника. Это были очень счастливые моменты — нам казалось, мы могли бы так дурачиться целую вечность. У нашей группы были и вполне осознанные альбомы со специально написанными песнями, но они представляют собой куда меньшую ценность, там в основном акустический русский рок о мухах, тараканах, бытовых неурядицах и людях на дне жизни; в общем, взгляд милых неиспорченных подростков на творившийся вокруг мрак. Однажды мы играли концерт в Центре психического здоровья на слете психотерапевтов, нас поблагодарили и сказали, что похоже на King Crimson. Хотя было больше похоже на какое-то говно».

 

Дмитрий Мидборн

бас

«Речь пойдет о Banana Princess. Наш первый (и последний) многострадальный альбом мы сводили на одной загородной студии у нашего дружбана, и в последнюю ночь сведения на студии этой остались только я, барабанщик (Мистер Добош, он сейчас играет в славной группе BCB) да звукоинженер. В общем, к середине той ночи альбом был готов, мы чуть-чуть порадовались, включили фильм «Нико», съели по марке и запили победным пивком. В трип я вошел незаметно, просто мне начало казаться, что Стивен Сигал ломает на экране людям кисти примерно раз в 30 секунд или даже чаще, — а в остальном вроде все было вполне нормально. Потом мы включили первого «Робокопа». Не помню, что там было, но с тех пор «Робокопа» я не пересматривал, а если и пересматривал, то это было совсем другое кино. Если честно, я вообще плохо помню, что тогда было, но ночь мы вроде провели, разговаривая с глянцевыми журналами и совсем не разговаривая друг с другом. Еще я помню, как дико боялся огромного черного добермана, который жил на первом этаже студии (вы не подумайте чего, он там действительно жил, а мои страх и отвращение перед собаками сильны и без стимуляторов). Когда нас чуть отпустило, мы с Мистером Добошем поехали на Речной вокзал сниматься темным пивком — и я, пардон, сходил по большому под дерево на глазах у спешащих на работу людей. Если не ошибаюсь, примерно в то же время группа Banana Princess распалась, и мы с пацанами затеяли Big City Bastards. Да, и еще: мама, если ты это читаешь, — это все действительно правда, но теперь я совсем другой человек!»

 

 

Василий Никитин

ударные

«Я ни за что не скажу вам название своей первой группы. Пусть оно никогда не выйдет за пределы города Жуковский. В памяти моей не осталось ничего, кроме двух сломанных педалей, сотни загубленных палочек да пары разбитых тарелок».

 

 

В честь выхода EP группа Glintshake сыграет концерт в ближайшую пятницу, 22 марта, в Ping Pong Club Moscow на «Красном Октябре»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить