перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Расселл Литч из Editors о перестановках в группе, Филе Коллинзе, научной фантастике и кантри

В Россию на этих выходных с концертами приезжает группа Editors — герои возрождения постпанка в середине нулевых, недавно обновившие состав и выпустившие альбом «The Weight of Your Love». «Афиша» поговорила с басистом группы Расселлом Литчем.

— Editors уже второй раз приезжают в Россию. Вам что-нибудь запомнилось особенное о вашем предыдущем приезде?

— Хм. Помню, что было очень жарко, чего мы, конечно, совсем не ожидали. Это была середина лета, самая жара. Помню, что публика была отличная, нам очень понравилось. В этот раз мы, кстати, доедем до Нижнего Новгорода. Мы были удивлены, когда нам сообщили, что мы туда едем: как мне объяснили, туда не очень много наших коллег доезжают. Так что я весь в нетерпении — сыграем для настоящих русских!

— В России вообще с большой любовью относятся к мрачной музыке вроде вашей. Вы почувствовали какое-нибудь особое родство с нашей страной?

— Ну, как я уже сказал, мы приехали в очень солнечное время, так что ничего холодного и мрачного не заметили. Теперь у нас еще один шанс, может, в начале осени тут иначе. Но я понимаю русских — я тоже люблю меланхоличные, темные песни, стал бы я иначе их играть.

 

Свежий клип на песню «Formaldehyde», которой, по словам Литча, на последнем альбоме он гордится больше всего

 

 

— Главное, что произошло с Editors за последнее время, — от вас ушел гитарист Крис Урбанович, вы в итоге альбом без него записали. Как это произошло?

— Когда мы засели в первый раз работать над пластинкой, ничего не получалось. Мы репетировали, пытались что-то записать, но результата никакого не было. Запал пропал. Это было в конце 2011-го, и к этому все шло: мы — как группа — вдруг оказались в каком-то летаргическом, апатичном состоянии. Нужно было что-то решать, и мы решили, что будем двигаться дальше без Криса. Конечно, это было тяжело — но единственной альтернативой было собрать чемоданы, распустить группу и всем разойтись по разным углам.

— А что с ним было не так? Он устал от музыки?

— Именно так. У Криса кончились идеи и энтузиазм, ну и он немного тянул нас за собой. Может быть, не мне об этом судить, но Крису не нравилось играть на гитаре. Он ненавидел ездить в туры. «Ненавидел» — сильное слово, но концерты ему не нравилось играть. Все те вещи, которые занимают важное место в мире Editors, ему не нравились. Прошло полтора года, с тех пор как он ушел, — и теперь понятно, что это было правильное решение. Всем стало только лучше.

— Editors любят записываться за пределами Англии — один альбом делали в Ирландии, теперь вот отправились в Нэшвилл. Как вас туда занесло?

— Все очень просто — у Джакьюра Кинга, который продюсировал нам альбом, там студия. Он нас позвал, мы согласились. Поначалу мы надеялись, что поедем с ним в Лос-Анджелес, но видите, как получилось. Впрочем, результат говорит сам за себя.

— И как на вас повлиял Нэшвилл? Вы гуляли по городу, может, слушали местные кантри-группы?

— Один раз мы действительно сходили послушать местную блюграсс-группу. Это был… интересный опыт. Думаю, никто бы из нас не пошел бы сам по себе слушать такую музыку. Но на звучание альбома город, по-моему, совсем не повлиял. А вот студия — совсем другое дело. Там была огромная реверберационная комната, в ней прямо-таки хотелось хвататься за инструменты и играть.

— Новая пластинка звучит так, будто вы добавили жизни во что-то старое и уже известное.

— Так и было! Не в последнюю очередь из-за новых людей в Editors. Мы сразу почувствовали себя свежо, намного лучше, нам захотелось делать новые звуки. Какая-то искра, в общем, зажглась.

— Как вы нашли еще двух членов группы, как решились их добавить?

— Вы знаете, в какой-то момент мы даже думали остаться трио. Но потом… я не знаю, это просто случилось. Сначала Флад (продюсер, работавший с Editors над «In This Light and on This Evening». — Прим. ред.), с которым мы много работали (немного и над этим альбомом в том числе) и который нас хорошо знает, предложил нам Джастина (Локи, новый гитарист Editors. — Прим. ред.), Флад чувствовал, что он нам подойдет. И Джастин нам правда понравился, он очень отзывчивый, внимательный, ловит на лету все идеи и развивает их. Но мне не хотелось, чтобы в группу добавился просто еще один гитарист, чтобы все говорили: «А-а-а, ну понятно, заменили одного парня другим». Так что мы решили позвать Эллиотта (Уилльямс, клавишник Editors. — Прим. ред.) из группы Airship, с которыми мы много раз играли концерты. И тут все сработало, сомкнулось, ну знаете, как это бывает.

 

Предыдущий концерт Editors в Москве выглядел так — многие остались довольны

 

 

— Editors возникли целых десять лет назад, на одной волне с Franz Ferdinand, Interpol и другими группами. Вы чувствуете, что теперь вы уже из предыдущего поколения? Чувствуете себя старше?

— Определенно. Мы чувствуем себя иначе, чем десять лет назад. «The Weight of Your Love» — очень взрослая пластинка, по-моему, прямолинейная. У многих из нас есть дети. Мы старые и скучные. (Смеется.) Но в этом нет ничего плохого. Мне кажется, нас понимают все поколения. Ну смотрите, мы недавно играли на фестивале в Лидсе, и там нас слушали люди, которые на десять лет младше нас. А потом поехали в Эдинбург — и там была совсем другая картина, наши ровесники. Вот мы взяли в группу Эллиотта, так ему было семнадцать, когда вышел наш первый альбом! Но мы с ним отлично ладим.

— Почти про каждую английскую рок-звезду есть блог с картинками в тумблере. Вы когда-нибудь заходили на Fuck Yeah Russell Leetch? Чувствуете себя звездой?

— (Смеется.) Слышал про него, да. Меня веселит, что кто-то собирает картинки со мной. Но я не обращаю на это много внимания — было бы странно, если бы я был так озабочен тем, что про меня делают в интернете. Ну какая я звезда, что вы. Простой парень.

— Я читал, что Editors перед каждым выступлением слушают «Sussudio» Фила Коллинза. Вы все еще это делаете?

— Иногда! Она настраивает нас на правильный лад, вообще, это такая маленькая традиция. Хотя вот перед последним концертом мы слушали какую-то песню Genesis, в которой поет Питер Гэбриел. Очень люблю Genesis, у них множество хороших альбомов.

— «In This Light and on This Evening» все ассоциировали с научной фантастикой. Вы сами любите научно-фантастические книжки и фильмы?

— Ну конечно. Мы тогда сами говорили, что осознанно на альбоме пытались уловить атмосферу «Бегущего по лезвию бритвы». В детстве очень любили научно-фантастические рассказы и книжки. Но знаете, мне и сейчас очень нравится — я недавно ходил смотреть «Обливион», к которому написали музыку M83. Мне кажется, мы могли бы что-нибудь такое сделать. Не по звуку, конечно, но саундтрек к научно-фантастическому фильму — запросто!

 

 

Editors выступят в Петербурге в четверг, 29 августа, в Нижнем Новгороде в рамках фестиваля Red Rocks в субботу, 31 августа, и в Москве в воскресенье, 1 сентября

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить