перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Мигранты

«Тутждут»: как бывшие приезжие пытаются помочь своим

Люди

«Город» поговорил с основателем сервиса «Тутждут» Натальей Хмельницкой, которая когда-то сама переехала в Москву из Узбекистана, а теперь пытается помочь мигрантам цивилизованно переехать в Россию.

  • Наталья Хмельницкая, основатель сервиса Наталья Хмельницкая, основатель сервиса «Тутждут»Почему вы обратили внимание на проблему миграции?
  • Я родилась в Ташкенте. В 16 лет переехала в Москву. Удачно окончила институт, вышла замуж, социализировалась. Сейчас, через 20 лет, приезжим из Ташкента уже не так просто: они не владеют русским языком и не могут так же быстро стать частью московской реальности. Мигранты — огромная аудитория, до которой достучаться практически невозможно. Это влияет не только на приезжих, но и на людей, рядом с которыми они живут. Так мы создали ресурс «Тутждут» и его внутреннюю социальную сеть, где можно узнать все о необходимых для приезжих документах, получить инструкции, найти горячие линии по защите прав мигрантов. Их обслуживает фонд «Миграция XXI век». Также на сайте можно найти работу, заполнить виртуальную трудовую книжку, пройти тест на знание русского языка и оформить обязательную страховку. Мы пытались создать легальный канал по поиску работы, а также сократить период адаптации, чтобы приезжие сразу могли работать по специальности.
  • Пытались — значит, не получилось?
  • Нет, мы и сейчас этим занимаемся. Но база слишком маленькая, чтобы говорить, что проблема решена. Мы ищем мигрантов в социальных сетях, на специализированных новостных ресурсах, даже по группам в интернете, посвященным той или иной национальной кухне. По данным Google-аналитики, наша аудитория — это люди 23–32 лет, которые увлекаются спортом и кулинарией. Не так уж это все далеко от нашего образа жизни, правда? Недавно вот напечатали календарики и раздали на рынке «Садовод». Очень хорошо пошли.
  • Кто финансирует этот проект?
  • Изначально он развивался на частные инвестиции — мои личные сбережения. Я успешный предприниматель, занимаюсь туристическим бизнесом. Потом мы получили грант от фонда «Миграция XXI век»: за его счет создали информационную колонку о миграционных новостях в стране.
  • А УФМС вам помогает?
  • Мы писали письма в отдел адаптации мигрантов. Они рекомендовали прийти к ним, когда у нас будет больше база. А они сами сейчас в основном занимаются подготовкой к обязательному тестированию по русскому языку. 
  • Создается ощущение, что «Тутждут» — это гетто для поиска работы, на которую берут мигрантов. На крупных порталах есть предложения только для белых людей, куда вашим клиентам дороги нет…
  • Это скорее портал для работодателей, которые нуждаются в мигрантах. Никто не ищет уборщицу на HeadHunter. За этим идут к нам.
  • А конкуренты у вас есть?
  • Ближе всего по аудитории, наверно, раздел вакансий на Avito.
  • Ваш сайт полностью на русском языке. Получается, что он только для образованных мигрантов? 
  • Миграция — это неоднородное явление. Как и везде, в этой среде первыми идут люди, которые обладают лучшими навыками. Поэтому мы не планируем переводить сайт на языки народов, которые к нам едут. Наоборот, мы будем развиваться через идею адаптации: если вы едете работать, вы должны знать язык и владеть компьютером, как минимум чтобы заполнить виртуальную трудовую книжку. На сайте выложены предложения курсов русского языка со скидкой. Движение «Россия для всех» создало отличное приложение для подготовки к обязательному тестированию — оно доступно на «Тутждут». Мы пытаемся агрегировать все то, что уже существует, на одной платформе. 
  • Где вы ищете потенциальных работодателей для своих подопечных?
  • Работодатели иногда бывают сами из мигрантов — часто в итоге они становятся владельцами малого бизнеса. Например, узбек Артур из Ташкента. Он переехал сюда 12 лет назад. Испытал все сложности адаптации. Потом смог устроиться на хорошую работу. Теперь владеет пиццерией в Новой Москве и набирает персонал через наш портал. С точки зрения бизнеса не так важно, откуда приехал сотрудник. Главное, сколько ты ему платишь и насколько он эффективен. Особенно наш портал эффективен в сфере услуг, где наблюдается высокая текучка кадров среди официантов, поваров, младшего менеджмента, уборщиков, водителей. Минимальная зарплата размещенных вакансий — 15 тысяч рублей за временную занятость, максимальная — 70 тысяч рублей. 
  • Кому чаще удается помочь найти работу — тем, кто уже живет в России, или тем, кто только собирается переехать?

  • Больше шансов у тех, кто уже здесь находится. По статистике, 25% пользователей портала — внутренние мигранты: те, кто переезжает из провинции в большие города. Это люди, которые ищут лучшую работу. Или те, кто решили проблемы с документами. 
  • А вы проверяете наличие документов?
  • Нет, это дело работодателя. Мы обеспечиваем только канал связи. 
  • То есть вы, в сущности, можете отправить нелегала на работу, где его заставляют работать круглые сутки за копейки?
  • Я не думаю, что кто-то за этим может уследить. Мы в основном сотрудничаем с малым бизнесом — его специфика подразумевает максимальную эффективность. И, как мне кажется, там более бережное отношение к сотрудникам, чем в крупных и государственных структурах. Здесь от каждого конкретного человека зависит эффективность бизнеса сегодня. 
  • А как монетизируется проект?
  • С помощью платного доступа для работодателей: если они хотят увидеть объявление в топе, мы предлагаем платную подписку. Также мы вводим услугу страховки для мигрантов — с 2015 года она обязательна.
  • Мигрант поступил на работу по вашей рекомендации. Что дальше? Вы контролируете процесс?
  • На нашем сайте есть телефон горячей линии. Он работает на всех языках стран ближнего зарубежья. Если работодатель нарушает права, они должны об этом сообщать в службу поддержки, а специалисты уже разберутся. 
  • Вообще, какой самый распространенный сценарий прибытия трудового мигранта в Москву?
  • Они приезжают сюда выживать. Я часто сталкиваюсь с историями, когда люди тратят последние 20 долларов на автобус, трясутся семь суток из Узбекистана (у нас же безвизовый въезд) и пытаются заработать. Много было запросов из-за ситуации с Украиной. По приезде люди не понимают, что делать, какой у них статус и что он дает. Месяц назад к нам обратилось руководство одной аптеки. Они хотели взять вполне квалифицированных беженцев на работу, но не знали, имеют ли на это право. Теперь мы сделали для них памятку, какие права дает каждый статус и куда мигрантам и беженцам отправляться в первую очередь.
  • Зарплаты открытых вакансий на вашем сайте ниже среднерыночных по тем же позициям, что и, к примеру, на HeadHunter, — почему? По национальному признаку?
  • Не могу сказать, что они ниже. Есть вполне рыночные зарплаты, и никакого национального принципа нет. 
  • На позиции, которые занимают мигранты, практически нет желающих среди москвичей. Например, в ЖКХ принято считать, что мигрантам платят символические суммы, которые не соответствуют реальному окладу. 
  • У нас нет партнерства с ЖКХ. Я знаю вопрос с точки зрения бизнеса: если люди хотят работать, они найдут работу. Работы с уровнем дохода до 70 тысяч рублей в Москве много, никто ничьи места не занимает. 
  • Вы объясняете вновь прибывшим их обязанности? Что позволено и запрещено делать мигранту?
  • Они обязаны зарегистрироваться и сообщать о своем местонахождении, получить разрешение на работу, оформить патент, а с 2015 года застраховаться и сдать тест на знание русского языка. Внутренние мигранты имеют те же обязанности, что и любой гражданин РФ. 
  • А что вы думаете об экзамене по русскому языку и культуре для мигрантов?
  • Он не очень сложный. Просто времени много занимает. Сейчас на нашем сайте можно пройти тест онлайн. Как только появятся первые данные, можно будет понять его сложность для мигрантов. 
  • Во время предвыборной кампании в Мосгордуму шло много разговоров про миграционную политику Москвы, и в основном кандидаты выступали за ее ужесточение, в том числе сокращение срока пребывания по рабочей визе. Что на самом деле нужно изменить?
  • Миграция имеет экономические причины. Россия притягательна для соседних стран с этой точки зрения. Миграция дает огромное преимущество для развития бизнеса и производства, сельского хозяйства. Например, одна знакомая мне семья мигрантов приехала в Россию пять лет назад, завела хозяйство в Калужской области и успешно производит молочку и мясную продукцию — они одни из немногих. Бороться нужно с отсутствием инструментов адаптации, а не с самими мигрантами. Эту проблему решить волевым «не пущать» не получится. Основная причина нелегальной миграции — это квотирование. На Москву выделяется 1,5 млн рабочих квот. А, по оценкам, приезжих как минимум 4,5 млн. 
  • Что действительно позволит контролировать приезжих и их работодателей? 
  • Недавно была разработана инициатива о введении патентов для юридических лиц: если предприятие хочет нанять мигранта, оно обязано выплачивать ежемесячный налог, который легализует его труд. Но я не эксперт в этой области и тем более не обладаю ресурсами государственных органов, поэтому не могу авторитетно судить. Зато я знаю потребность приезжих в работе и пытаюсь ее решить. 
  • А что вы думаете о позиции Навального по миграционному вопросу? Например, он предлагал вводить визы для стан Средней Азии и Закавказья. Его инициатива уже 20 тысяч голосов собрала на РОИ.
  • Тут надо разделять видение обычных людей и задачи государственных органов и политики. Владимир Владимирович Путин заявил, что вводить визы для России стратегически невыгодно, поэтому этого не будет. Я понимаю точку зрения рядового гражданина, но лучше занимать позицию старшего партнера по отношению к приезжим. Тогда у них пропадет ответная агрессия.  
  • Получается, визовый режим — это не выход?
  • Внутренняя миграция мало чем отличается от внешней. Многие внутренние мигранты, вообще-то, граждане Российской Федерации. Но они не идентифицируются как свои. Люди не различают трудовых мигрантов из Средней Азии и наших соотечественников с Северного Кавказа. Кавказцы чувствуют себя в Москве свободнее. По сути, мы нечасто видим внешних мигрантов. По статистике, они работают по 11 часов с одним выходным в неделю. 
  •  Как же быть с Бирюлево и с недавним случаем в Ставропольском крае? 
  • Я активно призываю журналистов не уточнять национальную принадлежность виновных в таких конфликтах. Мигранты не такие, какими бы мы хотели их видеть. На этом не нужно делать акцент. От упоминаний только возникают следующие конфликты. Среди миллионов приезжих маргиналов на самом деле не так много. Большинство приезжих хочет побыстрее социализироваться, не любит называть себя мигрантами. Если через два года после приезда они владеют языком и успешно работают, они больше не считают себя мигрантами.
  • Что кроме работы Россия может предложить мигрантам?
  • Сейчас я разрабатываю совместные инициативы с профучилищами. Они готовы обучать приезжих тем специальностям, в которых дефицит специалистов. Существуют бесплатные курсы, да и платные недорогие: стоят от тысячи рублей за программу. Что говорят мигранты? Россия — это страна возможностей. Если им дать реальную возможность работать, агрессии будет меньше. Люди едут сюда не отнимать кусок хлеба, а от безысходности. Им, возможно, было бы и удобнее жить в своей стране. Но даже в крупных городах Средней Азии не осталось трудоспособного населения.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить