перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Неделя воздержания

«Наша страна заточена на алкашей»: поэт Орлуша о борьбе с вредными привычками

Люди

Продолжается пост — время, когда многие отказываются от алкоголя. «Афиша–Город» спросила у неравнодушных к выпивке людей, как они уходят в завязку, и из этого выросла целая серия размышлений. Первым поэт Андрей Орлов рассуждает о том, что такое вредные привычки — и стоит ли с ними бороться.

«Для начала давайте определимся: я не считаю курение и алкоголь вредными привычками. На мой взгляд, пристрастие к алкоголю — это полезно, ведь алкоголь — чудесная социальная субстанция. Вредной она считается, потому что люди перебирают, а также из-за локальных передозировок, выраженных в похмелье, или в агрессивности и желании набить кому-то морду, или, напротив, в стремлении поскорее уснуть в салате. Во-первых, похмелья у меня никогда не было. А во-вторых, прямо сейчас передо мной находятся несколько видов напитков: от того, что люди называют элитным коньяком, который на самом деле совершенно невозможно пить, до хороших бурбонов и односолодовых виски. Бурбоны, ликеры, водка, джин, четыре вида самогона, мадера 1986 года урожая. Ничего из этого я ни разу не выпил в одиночестве.

Я вам скажу, самая большая сложность в отказе от алкоголя в России — в том, чтобы объяснить окружающим, почему ты не пьешь на свадьбе или на поминках. Совет начинающим воздерживающимся: в мужской компании прошептать, что ты лечишься от триппера. Триппером не болел, но точно знаю, если говорить, что проходишь курс уколов, в глазах других людей ты становишься человеком героическим, заработавшим свою травму в честном бою. Все тебя тут же зауважают. В противном случае будут говорить «ну давай, всего рюмочку» и «мы никому не скажем» (конечно же скажут), обвинят в неуважении к покойнику, невесте и ее семье, а напоследок назовут «пидарасом».

Достаточно давно, году в 1983-м, когда я трудился в «Московском комсомольце», мы с товарищами стали прямо на работе допиваться до чертей — в буквальном смысле слова, когда уже входит черт и делается немного боязно. Что обычно предпринимают люди в таких случаях? У меня масса друзей среди актеров и музыкантов, которые ставят капельницу: зашиваются, потом расшиваются — и по новой. В общем, на следующий день должен был начаться Великий пост, и мы решили все семь недель не пить — безотносительно религии, просто хотели посмотреть, возможно ли это. Ведь мы считали, если человек пьет уже в течение нескольких месяцев ежедневно, то для него отказаться от алкоголя сложнее, чем построить Большой адронный коллайдер. Выяснилось, что не пить можно, — сорвался лишь один, единственный из нас верующий. Мы его как-то встретили в Доме журналиста с пятьюдесятью граммами водки и, конечно же, осудили за предательство — мы-то держимся. На что он нам сказал, что это у нас гордыня, а он покается и будет прощен.

После этого случая я прерывал свою дружбу с алкоголем периодически, и осознал, что наша страна заточена на алкашей. Как-то раз мы в первый день поста пришли в тот же Домжур и заказали что обычно. Стало сразу понятно, что огурчики и соленая капуста не имеют никакого смысла без водки. При этом ничего не стоит отказаться, к примеру, от мохито или коктейля «Б-52» — для алкоголика это как пирожное, примерно то же, что сказать: «Я отказался от макарон». Еще одним последствием воздержания оказалось мое обращение к православию, которое я практиковал в течение 8–10 лет — отнесся со всею серьезностью, с церквохождением, причастиями, всей фигней по полной программе; даже до какого-то понимания дошел. 

Если уж и говорить о вредных привычках, то для меня это религиозность, и я от нее не без труда избавился. Почему я называю это вредной привычкой? Потому что, когда вы делаете что-то ежедневно и практически бессознательно, это привычка. А если она начинает приносить эйфорию и эмоциональное или психологическое неудобство — значит, привычка вредная. Я уверен, что у граждан нашей страны полно и других вредных привычек, от которых не помешало бы избавляться. К примеру, привычка военным ездить в отпуск в чужую страну на танках, проводить референдумы в соседних странах, врать в ООН или обещать одно, а делать другое. С 20 октября прошлого года я завязал с привычкой смотреть телевизор — он в очередной раз сломался, и я не вызвал мастера — чего и вам желаю.

Алкоголь — это позитивное изменение состояния сознания, которое меня устраивает. Врачи говорят, что алкоголь в моем организме разлагается на витамины и свежевыжатый сок. Недавно у меня нашли камни в почках, и доктор сказал, что мне нужно отказаться от привычки есть сырокопченую колбасу и пить алкоголь, если я хочу дожить до 100 лет. А я думаю: да ну на фиг. Чем есть и пить всякое безвкусное говно, я лучше проживу чуть меньше… скажем, до 97 лет, но с брауншвейгской колбасой, шампанским и девками на яхтах! Качество жизни для меня важнее ее продолжительности или излишне переоцененного здоровья».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить