перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Заповедник

15 лет кафе «Пушкин»: как это было

Еда
Фотография: Марк Боярский

На этой неделе исполняется 15 лет кафе «Пушкин», как ни крути, главному ресторану страны, чье название Андрей Деллос когда-то позаимствовал из песни Жильбера Беко «Натали». «Город» собрал воспоминания о «Пушкине» у Носика, Шнурова, Панина и других его завсегдатаев и сотрудников.

Александр Зайцев, в 1999–2004 годах — директор ресторана «Пушкин»:

«Тяжело приживалась услуга валет-паркинга. Мы первыми это в Москве сделали, и люди искренне не понимали, что мы от них хотим. Одно время кто-то шутил, что ресторан — это побочный бизнес, а вообще мы машинами занимаем­ся. Второй по тяжести шла «сударыня». Услышав это слово, гости начинали оглядываться: «Ты кого это сударыней назвал?» Непривычным был старый русский язык в меню. Не было тогда в Москве человека, который бы знал одновременно, что такое гонобобель и устерсы. Третий затык был с завтраками — такой культуры в Москве не было в принципе. К нам вообще никто не приходил по утрам! Видимо, встать, умыться и куда-то поехать завтракать было страшно. А потом как-то жизнь ускорилась, все по разу съездили за границу, где завтраки вне дома — это скорее хорошо, чем плохо, и уже, наверное, через полгода у нас работало не менее пятнадцати официантов по утрам».

Андрей Махов, шеф-повар:

«Некоторые вещи появились впервые именно у нас. Например, лимонад. Когда мы открывались, встретить его в меню московских ресторанов было практически невозможно. Наш рецепт мы вырабатывали несколько месяцев, но так и не придумали его финальную версию. В первый день работы из зала пришел чек на лимонад — в общем, мне за какие-то десять минут пришлось встать и сделать идеальный в нашем понимании лимонад, который подают у нас до сих пор по неизменному рецепту».

Халле Берри

Халле Берри

Александр Зайцев:

«Единственный раз я видел, чтобы Тверской бульвар ехал в другую сторону, когда по Москве катали Билла Клинтона. С ним у меня связана личная история. В доме по соседству одна была пассажирка, из той особой породы старых москвичей, которые просто говорят: «Хочу, чтобы вас не было». Она писала всем письма — от управы до президента. Так вот, поднялись мы с Клинтоном на веранду, а бабуля эта выскочила на балкон и начала кричать: «Как вам нравится эта … [ерунда]? Мне эта … [ерунда] совсем не нравится!» Клинтон ей помахал ручкой и сказал «хай», потому что думал, что она его так приветствует. В том же году у нас Юрий Михайлович Лужков застрял с телохранителем в лифте. Слава богу, мы достаточно быстро отработали, но несколько минут были неприятными. Но Лужков вообще с юмором мужик. Отшутился как-то».

Антон Носик, основатель Lenta.ru: 

«Благодаря «Пушкину» я стал свидетелем и участником самых странных переговоров. Дело в том, что редакция Lenta.ru в начале нулевых располагалась в здании, окна которого были впритык к верхней террасе заведения. И когда переговоры с партнерами не требовали каких-то долгих посиделок, мы предлагали условия по сотрудничеству, свесившись из окна редакции, а наши партнеры их обсуждали за столиками на террасе «Пушкина».

Президент Македонии Георге Иванов

Президент Македонии Георге Иванов

Николай Грибов, генеральный директор «Пушкина»:

«Официанты «Пушкина» настолько профессиональны, что не теряются ни в каких ситуациях. Как-то гость заказал пельмени с мясом. Официант приносит заказ — тарелку, накрытую крышкой, поднимает ее и говорит: «