перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Заместитель мэра Лондона об олимпийских объектах, мигрантах и платной парковке

Перемены

Расходы на Олимпиаду, непомерно дорогое жилье, мигранты, борьба старой и новой архитектуры, платная парковка — проблемы Лондона москвичам вполне близки и понятны. По просьбе «Города» создатель сайта Urbanurban.ru Егор Коробейников поговорил с заместителем мэра Эдвардом Листером

  • подписьСэр Эдвард ЛистерФотография: www.mosurbanforum.comС какими основными проблемами вы столкнулись в администрации Лондона, когда присоединились к команде Бориса Джонсона?
  • Моя зона ответственности — стратегическое планирование и городской бюджет. Например, мы должны удвоить строительство жилых домов, а это требует более развитой инфраструктуры. Ее мы собираемся обеспечить за счет, например, новой железнодорожной линии Кроссрейл, которая будет идти с востока на запад Лондона.
  • Какое влияние на город оказали крупные проекты, которые были реализованы за последние 20 лет, такие как Кэнэри-Уорф, Олимпийский парк 2012 года и другие?
  • Да, у нас было много крупных проектов, однако не думайте, что ими все и ограничивалось. Эти крупные проекты нужны, чтобы заработать городу репутацию на международной арене. Например, мы расширяем железнодорожную сеть на 30%, и только 10% из них — линия Кроссрейл. А остальные 20% скорее связаны с модернизацией уже существующих линий и проездов. Нам удалось добиться того, что на линии Джубили поезда теперь ходят с интервалом в две минуты. И это довольно впечатляющий результат для любой станции метро. Я думаю, заслуга крупных проектов в том, что мы смогли продемонстрировать всему миру, что Лондон является привлекательным местом для бизнеса, причем постоянно растущим и развивающимся — и мы этим очень довольны.
  • При этом Лондон настолько крупный город, что составляет треть всей экономики Британии, а значит, cтягивает ресурсы и не дает развиваться другим регионам.
  • Нам важно показать, что развивающийся Лондон, в который стекаются инвестиции, выгоден всей стране. Например, мы недавно заказали производство новых автобусов — если вы бывали в Лондоне, то видели эти большие красные автобусы. Так вот — их производят в Северной Ирландии. И компания, которая их производит, является крупнейшим работодателем той части Британии. Нам очень важно делиться этими бонусами роста.
  • Но зачем городу расширяться?
  • Лондон в основном растет благодаря очень высокой рождаемости, а не благодаря мигрантам. На данный момент в школах городе не хватает 190 тысяч мест. Это невероятно! Лондонцы все время рожают!
  • При этом Лондон нуждается в высококлассных профессионалах, но это плохо сочетается с текущей миграционной политикой. Как у вас с этим обстоит дело?
  • Лондон всегда был городом приезжих. Его построили римляне 2000 лет назад, и с тех пор ситуация не изменилась. Конечно, за эти 2000 лет было несколько волн иммиграции. Но я думаю, мы должны быть осторожными в привлечении людей, поощряя лишь тех, кто обладает навыками и умениями, нужными городу. Тут не все проходит гладко, со всеми этими изменениями в Регламенте ЕС относительно жителей Болгарии, Румынии и других стран.
  • Как показывает практика, в связи с закрытием возможностей для миграции высококвалифицированных сотрудников, приезжают люди как раз-таки из бедных стран, которые селятся компактно и не проявляют желания интегрироваться. Как вы решаете проблемы подобных неблагополучных мест в городе?
  •  Да, это действительно проблема. Не знаю, когда вы в последний раз приезжали в Лондон, но если вы посмотрите на Южный берег сейчас, там везде идет строительство и возводится много новых домов, район меняется. Многие бедные кварталы сносятся и перестраиваются. И к ним нужно будет построить новые линии метрополитена. На этом в основном мы сейчас и сконцентрировали наши усилия.
  • Так какие меры вы применяете, чтобы избежать образования гетто?
  • Прежде всего, мы тщательно работаем с планами застройки. Если вы приносите план, в котором идет речь о строительстве 150 квартир, то вас обяжут отдать 25% этих квартир под аренду или под то, что мы называем новой схемой частичной покупки, частичной аренды. Это является необходимым требованием к вам как к застройщику. Вам также не разрешат построить дорогой дом без наличия там квартир, которые смогут позволить себе обычные люди. Вместе с этим, мы перестраиваем социальное жилье таким образом, что оно больше не является социальным жильем на 100% — там должны быть и частные квартиры тоже. Так что мы стараемся избежать появлений гетто, руководствуясь принципами смешанной застройки. И это довольно важное изменение — вы уже можете наблюдать в некоторых частях Лондона, как старые жилищные массивы сносятся или перестраиваются.
  • Городское планирование связано с поиском баланса интересов разных сторон, задействованных в принятии важных решений. Как у вас организован этот процесс?
  • Хороший вопрос. Я курирую вопросы планирования города на общем уровне, но у нас также есть 33 района с местной администрацией, которые погружены в задачи локального уровня. По большим вопросам мы, конечно, с ними консультируемся. Если у вас есть план застройки, нужно примерно 16 недель, чтобы он прошел все инстанции. Все ваши планы и чертежи будут подробно изучаться местной администрацией. Так что относительно крупных застроек мы стараемся прийти с ними к консенсусу, и у нас это получается все лучше и лучше. Очень редко случается, чтобы к мэру попал план застройки, который не поддержала бы районная администрация и местное население. Но конечно, было бы нечестно сказать, что такого не случается никогда. Например, мы строим огромную новую систему канализации через весь Лондон для защиты от наводнений — на тридцать метров под уровнем реки. И отношение к этому проекту весьма неоднозначное. Особенно среди местных жителей. Но поскольку это делается для общего блага города, то мы продолжаем стройку. Такие вещи случаются, но мы стараемся советоваться с людьми и выкладывать информацию об этих проектах в открытый доступ.
  • За последние годы в Лондоне появилось много высотных зданий. Но еще 10–15 лет назад это было сложно представить. Как это вписывается в исторический контекст города?
  • Прежде всего, мы строим высотные здания только в некоторых заранее определенных районах и непременно рядом друг с другом. Сити, Кэнэри-Уорф, Найн-Элмс, Кройдон, Элефант-энд-Касл — вот, где сконцентрированы наши усилия, и мы точечно застраиваем эти районы высотными зданиями, не трогая старую архитектуру. Причины для подобной застройки просты — мы должны к 2030 году обеспечить жильем полтора миллиона новых горожан.
  • Каким образом вы собираетесь построить много доступного жилья? Ведь существует масса ограничивающих факторов: зеленый пояс вокруг Лондона, инфляция, дефицит строительства, наконец.
  • Нам сейчас нужно удвоить процент застройки, что приведет к падению цен на жилье. Мы надеемся, что постройка высотных зданий в этом поможет. Но наряду с этим, у нас есть и старые промзоны, которые больше не используются. Так что в этих районах, где раньше были, например, доки, мы собираемся построить тысячи и тысячи квартир, которые, разумеется, будут гораздо более доступными по цене.
  • Но в случае перестройки района людям, которые жили там ранее, часто приходится переезжать, поскольку для них там становится дорого.
  • Думаю, что город просто меняется, и какие-то районы дорожают, а какие-то дешевеют. Уверен, что в Москве происходит то же самое.
  • Не до такой степени, как в других европейских городах.
  • Значит, я просто недостаточно знаю Москву. Если человек не работает, для него будет слишком дорого жить в центре. К сожалению, таковы последствия. В Лондоне наблюдается явная тенденция смещения границ центра города к периферии и, соответственно, роста цен. Границы бедных районов тоже сдвигаются. Насколько это возможно, мы регулируем эту тенденцию.  Стремимся сделать разные районы привлекательными. У Лондона есть преимущество, которое я называю «сто пятьдесят деревень»: во многих районах, которые раньше были деревнями, сохранились викторианские дома. Изначально там жили семьи, потом их разбили на квартиры, а теперь они снова становятся семейными домами. Город по своей структуре гибок и постоянно меняется. 
  • Реальные границы Москвы давно вышли за ее административные пределы, что очень похоже на ситуацию в Лондоне. Как вы достигаете взаимопонимания с внешним Лондоном?
  • Я регулярно провожу встречи с администрацией каждого из этих районов вокруг Лондона. У нас нет отдельного региона, но у нас есть то, что мы называем графствами. Мы регулярно проводим встречи, обсуждаем проблемы роста населения, как с ними справляться, какие необходимо для этого принять решения. Мы консультируемся с ними, когда собираемся строить что-то на границе Лондона и области — у нас есть право комментировать планы друг друга. Так что в рамках всего региона Юго-Восточной Англии мы очень плотно работаем вместе, потому что нам выгодно разрабатывать совместные схемы застройки — это снимает часть нагрузки с Лондона, где застройка стоит ощутимо дороже, чем за его пределами.
  • Лондон всегда был печально известен своими пробками. Какие основные шаги вы предприняли, чтобы облегчить ситуацию?
  • Ну, прежде всего, мы ввели зону платного проезда в центр города — это стоит 11 фунтов.
  • А как справились с возмущенными водителями?
  • Да, они были не в восторге, но такова необходимость. Более того, мы берем плату за парковку, даже во внешнем Лондоне. И наконец, если планируется новое строительство в центре, мы не разрешаем строить большие парковки. Таким образом мы стараемся повлиять на то, чтобы люди меньше использовали личные автомобили, а больше ездили на поездах. И это наша осознанная позиция.

    И еще одна мера — мы поощряем развитие так называемых автомобильных клубов. Мы предоставляем определенные участки дороги для бесплатной парковки «клубных» автомобилей. Эта система способствует тому, что люди, являющиеся членами клуба, совместно пользуются автомобилем. И получается, что несколько людей владеет одной машиной, и таких людей сейчас тысячи. Это очень хорошо работает, уменьшая количество машин на дорогах. Мы же, в свою очередь, стараемся вкладывать средства в развитие общественного транспорта и велосипедной инфраструктуры.
  • И как вам удается претворять в жизнь эти и другие непопулярные меры?
  • Во-первых, наш мэр, который является представителем всего Лондона, берет на себя ответственность принимать трудные решения, которые местной администрации даются сложно. Во-вторых, мы стараемся донести до жителей те проблемы, с которыми сталкивается наш город, и предложить варианты их решения. Мы постоянно обсуждаем актуальную повестку дня с лондонцами, стараемся представить им наши идеи в выгодном свете и убедить их действовать с нами заодно. И обычно это работает.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить