перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Не возвращайся никогда: что думают о Москве люди, которые давно ее не видели

Перемены

«Город» постоянно пишет о том, что Москва меняется. Чтобы проверить самих себя, мы поговорили с людьми, вернувшимися сюда после нескольких лет, а также покопались в сервисе Google Trends и выяснили, как изменились запросы горожан за несколько лет.

Антон

Работал продюсером на Russia Today, уехал учиться в Вестминстерском университете и параллельно стоял за стойкой в баре. Сейчас в Москве руководит администрацией генерального директора в Kaspersky Lab.

Я вернулся, потому что в Лондоне гораздо меньше возможностей, чем здесь. Там относительно легко найти работу в маркетинге или пиаре — но на начальной позиции. А сейчас я имею дело с задачами, которые в Лондоне у меня возникли бы годам к 45.

Москва, за исключением климата, отличный город для жизни. Я живу на Бауманской и люблю этот район, меня все в нем устраивает. Единственное, что меня начало напрягать после возвращения — это спальные районы. Раньше я жил в Митино, и все было отлично. Сейчас мне некомфортно среди многоэтажек. Дело даже не в безопасности — за почти тридцать лет в Москве у меня ни разу не было проблем на улице. В Лондоне за полтора года ограбили мою девушку и моего друга.

Мигранты или велодорожки

С мигрантами проблема очень сложная. В Лондоне отсутствие последовательной миграционной политики в течение последних десятилетий вылилось в миграционного «кадавра». В результате Кэмерон говорит о провале мультикультурализма, на севере и востоке Лондона погромы, а в обществе — латентный национализм. После очередной национальной, так сказать, вечеринки в моем баре мы перестали принимать карты без чипа — половина транзакций были с ворованных карточек. В России проблема другая. Нетолерантность, наложенная на абсолютное бесправие мигрантов.

При этом, открылось много маленьких кафе и баров. Малый бизнес все-таки развивается. Хорошо, что появились платные парковки, открываются новые станции метро и как-то пытаются решить ситуацию на дорогах. Например, через выделенные полосы. Парк Горького уже совсем избитый пример, но в Москве стало больше мест, где просто приятно находиться. Понятно, что кучу вещей нужно изменить. Но мне кажется, что вектор правильный.

Парк Горького или митинг

Елена

Семь лет назад уехала из Москвы в Норвегию, работает дизайнером в типографии в Бергене. Оказалась в Москве после долгого отсутствия — и решила не оставаться.

Весной этого года посетила нашу столицу и не узнала ее. Грустно. Озабоченные, неприветливые или просто озлобленные граждане и гости столицы. Очень неуютно.

Мне нужно было завершить некоторые юридические дела, и я с головой окунулась в бессмысленную и беспощадную российскую бюрократию. Люди по ту сторону стекла заставили пройти по всем степеням отчаянья, известным психологии. Чиновники всех уровней не считают помощь конкретным людям своей работой.

Нокиа или айфон

Поразительный контраст между бедностью и богатством. Он чувствуется во всем: в пенсионерах, расплачивающихся монетками в магазинах, и дорогущих машинах, в это время пролетающих мимо. Московские цены уже почти догнали норвежские, и это при условии, что Норвегия занимает лидирующие позиции во всевозможных рейтингах благоустроенности жизни, доходов населения.

Мои знакомые норвежцы с особым интересом и тревогой следят за новостями из России, по крайней мере, той частью, что сюда доходит. Недавно мой сын тоже эмигрировал из России, когда он был в Москве, я постоянно волновалась. Теперь хоть спать могу спокойно.

Вакансии в «Газпроме» или свой бизнес

Анна

Уехала в пятом классе в Стамбул, училась в местной школе. Сейчас вернулась в Москву, студентка института лингвистики.

Уехала я в Стамбул, когда мне было 12 лет, и до 16 прожила там. Мама вышла замуж за турка. К 18 годам я снова в Москве: тут обучение лучше, и все-таки родной язык.

Мне кажется, в Москве стало хуже. Может, это просто мои ровесники повзрослели, но все вокруг стали злыми, недружелюбными, много бухают и всем подавай дорогие шмотки.

Видно, что власти смотрят на Европу. Сделали парк Горького (и убрали красные горки, я на них всегда мечтала покататься, но смелости не хватало), устроили велопрокат. Но в Европе велики и стоянки на каждом шагу, у нас же такое нельзя — сразу украдут и сломают. 

Люблю Поклонку, Выставочную. Еще нравится в метро, особенно если не забыть наушники. Но мигранты: одни киргизы и татары везде.

Доставка пиццы или диета Дюкана

Анаит

На три года уезжала в Англию, училась и проводила социологические исследования. В Москве занимается hr-консалтингом для портфельных компаний инвестиционного фонда.

Первым в глаза бросается ужасная реакция на приезжих. Гендерное отношение к женщинам. Ужасно видеть, как не любят геев, по этому поводу при мне били морду одному мальчику прямо на улице.

Дико неправильно организован наземный транспорт, к тому же в нем грязно. Правда, немного лучше стало метро, новые вагоны вмещают больше людей, меньше эскалаторов закрыты на бесконечный ремонт. Водители становятся приличней: чаще стали пропускать пешеходов там, где положено. На дорогах тем временем ситуация все хуже: пробок больше, асфальт такой же.

Новая тема: появление ресторанчиков местного типа в Жулебино, Митино, Крылатском. Манера отмечать праздники на улицах с пивом под салют при этом никуда не делась.

Кальян или электронные сигареты

Странно, что несмотря на законы, в Москве как везде курили, так и продолжают.

В целом, мне кажется, что глобально ничего не изменилось. Разве что люди стали немного красивее одеваться. На улицах стало больше девушек, которые одеждой подчеркивают свою прозападность. Но торговые центры — все равно что церковь в воскресные дни. Такого массового потока и количества людей там раньше не было.

Купить машину или купить велосипед

Юрий

С 1999 по 2006 жил в Москве, писал софт для «Дойче банка». Сейчас владеет собственной булочной в Нью-Йорке. После 6 лет отсутствия оказался в городе на 2 недели.


Первое, на что я обратил внимание, — отреставрировали фасады в центре, построили небоскребы и офисные здания. Мне нравится Белая площадь: она очень органично вливаются в московскую жизнь. У полицейских появилась новая униформа и в целом поведение стало приличнее. Рад, что многие рестораны, которые я помню, выжили — экономика в порядке. А новые рестораны стали спокойнее и больше фокусируются на еде, а не на чем-то еще. Стало полно магазинов глобальных брендов — их много, они неотличимы от своих собратьев в других странах.

Выезд на Николину гору показал, что окраины остались такими же убогими. Правда, стало меньше бродячих собак, а воздух показался мне существенно лучше.

Свадьба или развод

Мне кажется, в Москве стала трендом семейственность — сначала я это увидел в ресторанах, вошли в моду family-кафе, потом убедился в этом, пообщавшись с друзьям.

Еще одно замечание — стилистически люди стали одеваться лучше, адекватней. Появилась модная молодежь, которая не просто модно выглядит, но и мимика, и жесты такие же, как у хипстеров Вильямсбурга.


Молескин или Evernote

Бен

Англичанин, журналист BBC, работал в России в конце восьмидесятых и сейчас опять оказался в Москве — командировка.

Я жил в Москве с 1986 по 1991 год, работал корреспондентом и освещал важные для вашей страны события. Больше всего меня сейчас удивило, что город очень изменился, но Россия осталась Россией. Здесь по-прежнему очень многого «нельзя», «не положено», «запрещено» и так далее. Из окна моей гостиницы я вижу Ленина (я поселился недалеко от метро «Октябрьская»). 

Я всего три дня пробыл в Москве, но успел заметить, что дороги стали значительно лучше. Ямы исчезли, зато появились ужасные пробки. Видел очаровательные детские площадки, кажется, они теперь почти в каждом дворе, это очень здорово. 20 лет назад, когда я жил здесь, никто не думал о безопасности окружающих. Сегодня я видел открытый канализационный люк, обозначенный маленькими красными треугольничками по обеим сторонам. К сожалению, вряд ли их можно заметить, если увлеченно говорить по телефону. Но рабочие хотя бы сделали попытку. Вчера вечером я заходил в супермаркет за овощами и фруктами. Магазин, конечно, не имел ничего общего с теми магазинами, которые я помню.

«Солянка», «Стрелка» или «Симачев»

Олег

До 2010 года — редактор «Афиши» и сотрудник клуба «Солянка», 3 года жил в Мурманске, вернулся в 2013-м.

Стало хуже. Москву терпеть невозможно, но высовываться из нее тоже нельзя. В регионах … полный, все люди с головой оттуда едут в Москву. Но если в регионах нет инициативы, все нищие, все происходит через пятую точку, то в Москве — наоборот переизбыток всего. Тут все городские сегменты перенасыщены. Вот тебе 300 марок одежды (притом одна хуже другой), вот пять новых ресторанов каждую неделю (притом все — полное дерьмо). В парке Горького был. Отвратительное место. Это супермаркет развлечений, если ты хочешь там с женой и с ребенком день провести, надо брать с собой тысяч 5–6 точно. Ну куда это годится? А вот всякие новые инициативы про бег и спорт я поддерживаю. Люди должны гонять марафоны.

Йога, бег, фитнес или бассейн

Нет, конечно выбор досуга и культуры стал разнообразнее — другое дело, а должен ли он быть таким разнообразным? Очень хочется островков тишины. Сам я чаще всего бываю в консерватории и в Доме музыки. В Еврейский музей вот сходил. Хороший, нормальный музей, но почему при этом закрыли, например, музей Маяковского?

Конечно, не все так плохо, и счастливым в нынешней Москве я себя тоже чувствую. Когда, например, еду в 16-м троллейбусе, включаю Брамса или Сметану и просто смотрю на Яузу.

Эмиграция или регистрация в Москве

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить