перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Империя добра

архив

15 бывших советских республик – это немного Европы, чуть больше Азии и еще несколько стран, не решивших, кем же им быть. Выдающееся разнообразие пейзажей и культур, полтора десятка официальных языков и возможность обходиться во всех путешествиях одним-единственным – русским. 13 постсоветски лет сделали дальнее зарубежье более доступным, а ближнее – незаслуженно забытым. Страны бывшего СССР стоят того, чтобы открыть их для себя заново.

Азербайджан
Азербайджан не сильно отличается от других кавказских республик – те же горы, бедность, шашлыки и ностальгия по СССР. Но горы Восточного Кавказа и Талышского района, возможно, самые дикие и не исхоженные туристами во всем регионе; в окруженном водопадами древнем Шеки растут 470-летние платаны, а в Кобустане встречаются петроглифы XII века до н.э. Однако самое приятное для визитера место – все-таки Баку. Когда-то пятый по величине город Союза, сегодня это самый зажиточный, самый оживленный, самый русскоговорящий и самый малопосещаемый туристами город на Кавказе. Последнее – напрасно.

Баку начинается разрушенной двухэтажной стекляшкой бывшего кафе «Садко» на самом конце узкого, выдающегося в бухту мола. Ранним утром на набережной никого не бывает, разве только случайный рыбак или работник British Petroleum на утренней пробежке. Солнце встает справа – из-за неровной гряды Апшеронского полуострова, впереди и вокруг – буровато-зеленый Каспий, сплошь утыканный ржавыми нефтяными вышками. Сзади, там, где мол втыкается в берег, зеленой полосой тянется Приморский парк. В парке играют в нарды старики в белых льняных пиджаках и до сих пор стоят советские игровые автоматы «Морской бой». Весь Баку виден с Девичьей башни – главной достопримечательности города. Вокруг башни – лабиринт улиц, коридорчиков и переулочков, переходящих в булыжные подъемы и спуски, где хорошо гулять, торговать ковры в антикварных лавках рядом с дворцом Ширван-шахов и пробовать крепкий кофе в «Караван-сарае». На самом деле эти места видели все: именно здесь снимали берег турецкий в «Бриллиантовой руке». Старый город незаметно переходит в роскошные районы – это Баку периода первого нефтяного бума. Построенные в начале ХХ века особняки стали офисами нефтяных компаний, чуть дальше растет новый бум-сити, зеркальные небоскребы плавят отражениями асфальт, рабочие суетятся среди подъемных кранов. Центр притяжения – площадь Фонтанов и прилегающие к ней «Арбат», где сидят художники, и улица Низами, она же Торговая. Жизнь здесь начинается во второй половине дня: кафе наполняются многоязыкой толпой нефтяников; присматриваясь к ним, фланируют мамы с дочками; выпятив грудь прохаживаются пижоны в белоснежных штанах. Ближе к вечеру мамы и приличные ойлеры уходят спать, а пижоны и дочки спускаются в ночные клубы. К утру центр на несколько часов затихает, пока не откроются первые кондитерские с восточными сластями и не побегут на утреннюю пробежку спортивные иностранцы.

Чтобы осмотреться в Баку, хватит пары дней. Жить, деля сутки между прогулками по Торговой, выездами на пляж и походами по клубам, можно неделями. А шаверму стоит пробовать каждый день на новой улице, приняв за ориентир всегда забитую посетителями террасу в углу площади Фонтанов под вывеской «Шаверма №1». Это бакинский нулевой километр.

Армения
На протяжении последних пятнадцати лет об Армении обычно вспоминают в связи с катастрофами и кризисами. Поезда не ходят, с горячей водой перебои, треть руководства перебита горсткой террористов за пять минут и так далее. Вблизи, однако, все выглядит несколько иначе. Желто-зеленые фрески с каменистыми пейзажами, серые тени монастырей на холмах, сгрудившиеся в долинах деревни, будто только вчера возникшие посреди древних руин, что оставлены после нашествий забытых завоевателей, – все это светится каким-то особым спокойствием. Есть в этой стране и еще одна приятная особенность: мало где россиянин встретит столько же симпатии только за то, что на его паспорте расправляет крылья двуглавый орел. С вами будут охотно говорить по-русски даже в глухих горных деревнях, где русских не видали уже десять лет. И самое главное – повсюду помогут, накормят и устроят на ночлег. В общем, вам не оставят другого пути, кроме как полюбить этот край.

Старый Ереван сохранился только крошечными клочками, самые важные из которых – домики позапрошлого века вокруг улицы Пушкина и район Конд. Зато в 15 километрах к западу от Еревана находится Эчмиадзин, армянский Ватикан, – город-резиденция католикосов с монастырем, построенным вокруг церкви-матери, кафедрального собора IV века. Дорога на восток от Еревана ведет к бездонному ущелью реки Гарни, в котором расположен Гегард, невероятный монастырь XIII века. Снаружи он выглядит как типичная армянская церковь, прижавшаяся к скале. Но потом выясняется, что скала изнутри вся изрыта расположенными на разных уровнях залами – с алтарями, богато украшенными резьбой по камню и с совсем простыми, а также вовсе без алтарей.

Высоко в отрогах главной армянской горы Арагац на гигантском скальном полуострове между двумя ущельями стоит крепость Амберд. Тысячелетние стены из огромных темных камней защищают развалины древнего города, посреди которых возвышается церковь начала XI века. Любимый курорт армянской номенклатуры, зеленый и холмистый Дилижан – прекрасная база для поездки в другие два важнейших армянских монастыря, Агарцин и Гошаванк. В монастырь Агарцин, построенный в X–XIII веках в лесистой долине Иджеванского хребта, стоит ехать ради непривычного ощущения идиллического покоя, которое висит над этим отрезанным от внешнего мира местом. Гошаванк – один из хорошо сохранившихся комплексов средневековой армянской архитектуры – назван в честь Мхитара Гоша, великого армянского законодателя и просветителя. Гош основал тут свою академию, в которой воспитывались священники и переписывались старинные рукописи.

Уровень воды в высокогорном озере Севан упал за последние 70 лет на 19 метров, что полностью изменило рельеф прибрежных районов. На западном берегу перемены заметить легче – там одноименный с озером пустынный скалистый остров стал полуостровом с правительственными дачами и ресторанами. Только на самой вершине по-прежнему царит покой семисотлетних церквей монастыря Севанаванк.

Грузия
Грузия – это лучшие в бывшем СССР вино и кухня, голубое небо и – даже если вы приехали по делам – самое беззаботное времяпрепровождение. Последние пятнадцать нелегких лет никак не отразились на заразительном грузинском жизнелюбии. Его средоточие – Тбилиси. Город живописно разместился в долине реки Кура, которую грузины называют Мтквари, под стенами цитадели Нарикала (IV век). В центре города остались еще традиционные дома с деревянными резными балконами и хитросплетением лестниц. Романтическая обшарпанность старого Тбилиси поначалу шокирует, потом к ней привыкаешь, а через пару дней начинается казаться, что по-другому и быть не может. Здесь же, в старом городе, на расстоянии пары минут ходьбы друг от друга находятся церкви четырех разных конфессий (важнейшая из них – Сионский собор V века). Тбилиси – город гедонистов, и выстроить иерархию местных удовольствий невозможно: в местных ресторанчиках готовят выдающимся образом, и почти в каждом возникает ощущение, что находишься у кого-то в гостях. В выходные утром отправляйтесь на Сухой мост. Здесь на развалах барахольщиков попадаются настоящие сокровища. Днем можно сходить в одну из сохранившихся в Тбилиси серных бань. А вечером стоит побродить по Вере, кварталу интеллигенции, где из освещенных окон кафе и хинкальных доносится равномерный гомон.

За пределами Тбилиси прежде всего стоит посмотреть Мцхету (25 км на север по Военно-Грузинской дороге), древнюю грузинскую столицу и современный религиозный центр страны. Важнейшие достопримечательности Мцхеты – похожий своим куполом на остро заточенный карандаш собор Светицховели и монастырь Джвари на вершине горы у слияния Арагви и Куры. В качестве бесплатного дополнения к архитектуре – изумительные виды, прекрасный ресторан «Арагви» под горой и возможность купить самые изящные во всей Грузии глиняные кувшины и чаши для вина. Чуть дальше по Военно-Грузинской дороге, за крепостью Ананури, находится главный грузинский горнолыжный курорт Гудаури с австрийскими подъемниками.

Из Бакуриани, между Тбилиси и Боржоми, лучше всего совершать пешие вылазки в окрестные горы. На востоке страны, в Алазанской долине, делают лучшее в стране вино. В 10 километрах от турецкой границы есть знаменитый монастырский комплекс Вардзиа. Десятки высеченных в скале помещений соединены ходами: фактически это целый пещерный город. На черноморском побережье, в Аджарии, надо ехать в Батуми – причудливую смесь Ниццы с Бомбеем, город элегантный и хаотичный одновременно.

Абхазия вот уже десять лет живет автономной от Грузии жизнью. Сухуми, Гагра и Пицунда если и изменились с советских времен, то, увы, не к лучшему. Зато наслаждаться комбинацией ощущений, генерируемой черноморским  прибоем, длинными тенями от кипарисов, запахами магнолии, олеандра и лимонных деревьев, можно без визы и за совсем небольшие деньги. Впрочем, попасть сюда удастся только со стороны Сочи; грузино-абхазская граница закрыта.

Таджикистан
Официально гражданская война здесь закончилась семь лет назад, реально – продолжается до сих пор. Если во времена Советского Союза Таджикистан был славен кишлаками и чабанами, Гиссарской крепостью и храмами Пенджикента, пиками Коммунизма (7495 м) и Ленина (7134 м), ледником Федченко и студией «Таджикфильм», то сегодня Таджикистан – это скорее наркотрафик, заложники, беженцы, террористические акции и полевые командиры. И чем ближе граница с Афганистаном – тем опаснее.

Хотя в стране горных хребтов, широких долин, зеленых лугов и прозрачных рек по сей день невероятно красиво, обычных туристов сюда не заманишь. Если зачем и едут в Таджикистан, то за приключениями. Непременно обзаводятся проводником, а уж с ним отправляются на Памир, в царство высочайших в бывшем СССР горных пиков. В памирских горах люди не живут – слишком высоко. Туда забираются лишь альпинисты, горные бараны, снежные барсы и, говорят, даже снежный человек. Таджики селятся в долинах, где можно заночевать в так называемых «приютах» или на фермах. Там вам выдадут овчинное одеяло и напоят горячим шер-чаем – чаем с козьим молоком, солью и маслом. Скромно, зато от души.

Если уж вас занесло в эти края, то обязательно загляните на север страны, в город Ходжент – второй по величине в Таджикистане и один из самых древних в Азии. Благодаря Фанским горам Ходжент перенес гражданскую войну с минимальными потерями. Сегодня это, пожалуй, самый безопасный таджикский город с настоящим азиатским базаром Панчабе, мечетью, медресе и мавзолеем. Но если вы все-таки к приключениям не вполне готовы, то, честное слово, лучше отложить знакомство с красотами Ходжента, пряными ароматами Панчабе и высотами Памира до лучших для Таджикистана времен.

Узбекистан
По количеству эпитета «самый» Узбекистан претендует на лидерство среди бывших советских республик. Здесь расположен Самарканд – один из двух самых древних городов на территории бывшего Союза. При этом город с 2750-летней историей архитектурно сохранился гораздо лучше своих ровесников – Афин и Еревана. Здесь, в районе Термеза, находится самая жаркая точка постсоветского пространства – в летние дни температура воздуха доходит до 70° по Цельсию. Здесь, в цветущей Ферганской долине, самая высокая плотность населения в СНГ – 360 человек на км2. Ни в одной республике бывшего СССР нет такого разнообразия географических зон. Ледники хребтов Курамин и Чаткал сменяются альпийскими лугами и лесами заповедников долины Ахангаран. Мрачные пейзажи Голодной степи, окружающей областной центр Джизака, резко заканчиваются на границе западных Тянь-Шаньских отрогов стеной, отгораживающей Ферганскую долину – главный плодородный оазис Узбекистана. Если вы проедете мимо живописных Ферганы, Андижана и Шахрисябза и переедете горные перевалы, то перед вами окажутся пустыни Кызылкума, в которых теряются без следа полноводные Амударья и Сырдарья. На западе страны, в столице Каракалпакии Нукусе, – музей с отличной коллекцией русского авангарда 1920-1930-х годов, собранную художником Игорем Савицким, который перебрался сюда из Москвы в 1956 году.

Главные города Узбекистана – Ташкент, Хива, Бухара и Самарканд – расположены вдоль Великого шелкового пути и связаны между собой активным транспортным сообщением. Ташкент предстает современным и космополитичным городом. Другое дело – Хива, Самарканд и Бухара. Только здесь можно увидеть настоящий Восток, почти не затронутый внешним влиянием. Один из важнейших среднеазиатских исторических памятников – самаркандский некрополь Шахи-Зинда. Формироваться некрополь начал еще в XII веке, но в основном строился он в XIV–XV веках, при завоевателе Тимуре. Сам великий тиран и его потомки погребены неподалеку, в мавзолее Гур-Эмир, стены которого облицованы полудрагоценным ониксом. Однако главным центром притяжения в городе является площадь Регистан, окруженная с трех сторон медресе (XV–XVII веков). Оказавшемуся здесь впервые это место может показаться почти нереальным, как декорации из «Тысячи и одной ночи». В Бухаре это ощущение будет преследовать вас повсюду: этот удивительный город с момента основания и до 1920 года не выходил за пределы городской крепостной стены. Внутри – династическая усыпальница Саманидов (конец IX века), 50-метровый минарет Калян и еще 170 значительных архитектурных памятников. Самое приятное, однако, состоит в том, что все эти достопримечательности – не просто музей под открытым небом. Исторические декорации до сих пор наполнены жизнью, которая для постороннего выглядит как сериал из Средневековья.

Киргизия
Киргизия – среднеазиатская Тоскана: страна удивительно красивых пейзажей. Они, собственно, и есть главное туристическое достояние страны. Исторические достопримечательности попадаются редко, и самые знаменитые можно осмотреть не покидая Бишкека: это курганные могильники, крепостные руины и городища, оставшиеся еще с тех времен, когда через Киргизию проходил Великий шелковый путь.

Прелесть ландшафтов делает конный или пешеходный туризм самым адекватным способом знакомства со страной. Для поклонников экзотики существует местный формат семейных пансионов – юрты, для ностальгирующих любителей комфорта – чуть перестроенные советские пансионаты, а в Бишкеке даже есть Hyatt. Сезон начинается весной, когда степь покрывается дикими тюльпанами и ирисами. Продолжается все лето, когда самое время гулять по киргизским горам. А ранней осенью стоит отправиться на озера. Их в Киргизии много, одно красивее другого. Самое знаменитое – Иссык-Куль: вода в нем соленая, поэтому не замерзает даже зимой и имеет целебные свойства. По периметру озера есть масса пансионатов и санаториев, что делает легко реализуемой идею обогнуть Иссык-Куль вдоль берега: посмотреть там есть на что. Из прибрежного городка Чолпон-Ата начинаются самые популярные альпинистские маршруты. На мысе Святой Нос стоит красивейший армянский монастырь. Неподалеку от Иссык-Куля бьют минеральные Алтын-Арашанские горячие источники. Но самое интересное – это Каракол: маленький город славится гигантскими яблоневыми садами и одним из самых оживленных в регионе базаров. Главное – подгадать время путешествия так, чтобы очутиться здесь в торговый день, воскресенье.

Туркмения
Туркмения – поразительный край с причудливыми установлениями стран Персидского залива, бедный и малоразвитый, зато необычайно дешевый и экзотичный. Когда-то по этой земле ступали Зороастр, парфянские цари, арабские халифы и караваны Великого шелкового пути, но время и сейсмическая активность почти напрочь замели следы. Знакомство с важнейшими историческими городами страны, такими как Мерв или Куня-Ургенч, является сегодня уделом скорее археологов, нежели туристов.

Не так еще давно самым скучным местом страны представлялась ее столица Ашхабад, что понятно: в 1948 году город был фактически уничтожен землетрясением. Зато теперь там находится самый, кажется, оживленный в Средней Азии рынок (даже в западных путеводителях он обозначен как Tolkuchka) с фруктами по $0,20 за килограмм, самый дешевый в мире городской транспорт (проехаться впятером можно по цене коробки спичек) и самый монументальный на планете памятник живому человеку. Отлитая из чистого золота фигура Сапармурата Ниязова вознесена на 70-метровый постамент и совершает за сутки оборот вокруг своей оси – лицу Ниязова-Туркменбаши полагается всегда быть обращенным к солнцу. Даже если вы не солнце, лик отца всех туркмен будет обращен к вам повсеместно – с других статуй, книжных обложек (труды Туркменбаши обязательны к изучению в школах и университетах страны), телеэкрана, портретов на внутренних и внешних стенах зданий, денежных купюр, коньячных этикеток. Надумаете отдохнуть на Каспии – наверняка остановитесь в городе Туркменбаши (бывший Красноводск), в гостинице «Туркменбаши», на набережной Туркменбаши с видом на залив Туркменбаши. Не обязательно из любви к эксцентрике – просто выбор комфортных мест на Каспии до обидного скромен.

Прочие указания на то, с чем стоит познакомиться в Туркмении, содержатся в гербе страны: это знаменитые ахалтекинские скакуны и туркменские ковры. А еще в воспоминаниях о школьных уроках географии: горы Копетдаг с удивительным подземным минеральным озером Коу-Ата и пустыня Каракумы.

Предыдущая Следующая

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить