перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Дорогие россияне

архив

 С 9 по 13 апреля в ЦУМе пройдет Российская неделя прет-а-порте

9 апреля с третьего этажа ЦУМа исчезнут кассовые аппараты, кронштейны и зеркала. Вместо них появится подиум. Еще один подиум установят на пятом этаже. В последующие пять дней на двух подиумах пройдут показы коллекций одежды двадцати трех российских дизайнеров.

 «Я у русских дизайнеров не работаю», – говорила синеглазая блондинка Лада Шурыгина. Московские манекенщицы образца 1993 года предпочитали демонстрировать одежду из главного в городе бутика Coty: полосатые комбинезоны Gianfranco FerrО и платья-стретч Versace. Гнутые пластинки, наряды из мочалок и алюминиевых ложек, конструкции из кукол-неваляшек красавицы надевать не хотели. Молодые дизайнеры, работавшие с ложками и мочалками, нанимали для показов подруг и дальних родственников.

За 10 лет все изменилось. Дизайнеры научились делать пригодную для жизни одежду. Они находят инвесторов и производственные мощности, управляют коллективами по 100 человек, заводят собственные бутики и внедряются в лучшие магазины города. Их одежда продается рядом с FerrО, Versace или Аnn Demeulemeester и на этом фоне не теряется. На показах нынешней Недели прет-а-порте, организованной агентствами «Артефакт» и «СП-2», помимо обозревателей моды и светских девушек, будут присутствовать байеры из крупнейших магазинов – именно эту одежду они будут продавать в следующем сезоне. Настя Лыкова выбирает пять самых интересных участников Недели. Фотографии Сергея Дандуряна.

Andrey Sharov
Бюро 365

Из кабинета Андрея Шарова открывается вид на мидовскую высотку и Садовое кольцо – от Зубовской до Смоленской. «Жизнь бурлит», – говорит довольный Шаров, глядя на пробку под окном.

За стеной на третьем этаже «Смоленского пассажа» – собственный бутик Шарова. Вверх по эскалатору, за угол направо, потом налево. «Место не самое проходное, – сетует Шаров. – Давние покупательницы меня везде отыщут, а вот новые заходят реже, чем могли бы».

Одежду Шарова покупают девушки дерзкие и уверенные в себе. Без этих черт характера одежду Шарова лучше и не надевать – ссутулитесь, застесняетесь и из дому выйти не сможете. Вещи Шарова предполагают, что их владелица вертит ухажерами как хочет, время от времени бьет об пол хрусталь Baccarat и вышвыривает в окно драгоценности Chopard, любит смеяться низким грудным голосом и в любое время суток выглядит крайне соблазнительно – скроенные Шаровым брюки и пиджаки помогают.

В этом году Андрей Шаров запускает мужскую линию. Какими чертами характера должны обладать покупатели, дизайнер еще не решил: «Мы в поиске». Но если Шаров задумает одевать спутников своих взбалмошных почитательниц, ему придется шить флегматичные наряды в духе Ermenegildo Zegna и Hugo Boss, которые пойдут мужчине невозмутимому и занудливому. Потому что никто другой выносить девушку от Шарова дольше месяца не способен.

Na’sh Fashion
У дизайнера Ирины Лисиной была бабушка в Донецке. В доме у бабушки была библиотека, кабинет и строгие порядки: скрипка, фортепиано, чтение вслух, на улицу ни-ни. Летом пили чай в саду, где цвели розы. «Дом – это самое главное, – говорит Ирина. – У моей одежды тоже должен быть дом».

Одежда Лисиной живет сейчас в магазине Na’sh Fashion на Старом Арбате – где некрашеное дерево, игрушечные коты на полках, чай с яблочным пирогом в кафе и не по-московски доброжелательные продавщицы.

На полках – мягкие, будто бы связанные донецкой бабушкой свитера с высоким горлом, которые в самый раз надевать, когда нет сил и желания наряжаться и держать спину, а еще – твидовые юбки, вельветовые пиджаки и джинсовые брошки-ромашки размером с чайное блюдце. По соседству – трикотажные платья с символикой Олимпиады-80. В прошлом году Ирина показала целую коллекцию олимпийских нарядов, и в эти наряды влюбились все – кофты на молнии с мишками заказывают до сих пор.

«Моя одежда – для общения, она сближает, – говорит Ирина. – Вот придет к вам на встречу подруга, одетая в вещи Na’sh Fashion. Вы не будете считать, на какую сумму тянет ее гардероб: больше тысячи долларов или меньше. Вы просто подумаете: «Господи, какая же ты хорошая, почему же мы так редко встречаемся?»

Irina Zima
Собака породы ризеншнауцер желтого металла, высота в холке – два сантиметра, на спине – четыре крупных фальшивых бриллианта, на носу, ушах и хвосте – фальшивая бриллиантовая крошка. Брошка, прикрепленная к лацкану пиджака, способна превратить скучную начальницу отдела продаж в солнечную барышню, у которой помимо повышения объемов продаж есть еще куча занятий: фламенко, итальянский язык, дружба с соседом девяти лет, кактусы на подоконнике и изучение путеводителя по Парижу.

Обладающая магическими свойствами брошка хранится в коллекции Ирины Зимы. Той самой Зимы, которая придумывает пледы и покрывала, придающие уют даже съемным квартирам с чешскими гарнитурами, и шьет трогательную, кокетливую, иногда чуть-чуть неуклюжую одежду.

«Мою одежду носят женщины вне зависимости от того, сколько у них денег. Они категорически не хотят демонстрировать свой статус, потому что они свободные и живые». Ирины вещи делают женщину беззащитной до такой степени, что все окружающие мечтают совершить ради этой женщины небольшой подвиг.

Зима – тоже из таких. Полезные знакомства поддерживать не умеет – дружит только с симпатичными ей людьми. На светские мероприятия ходит редко – предпочитает сидеть дома с дочкой Алисой. Дизайном одежды заниматься никогда не собиралась – просто однажды в Лондоне на Портобелло у нее раскупили все трикотажные кофточки, которые она сделала для себя.

Сейчас вещи Зимы продают в магазине LeForm, куда мечтают попасть все московские дизайнеры. Но Зима недовольна. Говорит: «Пора выходить на новый уровень – завязывать отношения с фабриками, может, открывать собственный магазин. Для этого нужен серьезный и надежный партнер. Чтоб хотел не деньги на мне зарабатывать, а вместе со мной развиваться». Я вот ни минуты не сомневаюсь, что если Ире понадобится серьезный партнер, то он немедленно появится. Она такая.

Nina Donis
Ничто так не портит отношения, как совместная работа. Нина Неретина и Донис Пупис работают вместе со второго курса института. То есть уже лет десять. «Я не знаю, влияет работа на личные отношения или нет, – говорит Нина, – я по-другому не пробовала». «Мы вместе не для работы, – продолжает Донис. – Если работа когда-нибудь кончится, это ничего не изменит».

Пока у Нины с Донисом все в порядке: поучаствовали в Лондонской неделе моды, где показывают новые коллекции Вивьен Вествуд и Хуссейн Чалаян, завели производство в районе метро «Тургеневская», теперь могут отшивать полноценные партии и продавать их – в Москве и Лондоне. Одежда у Нины и Дониса получается яркая, заметная и смешная. Такую стоит надевать, когда чувствуешь себя по-настоящему счастливой – как в день окончания летней сессии на первом курсе. Несмотря на собственное производство, цветы из ткани Нина до сих пор пришивает к кофточкам и юбкам сама. В магазине Тrends в «Наутилусе», где можно купить вещи из прошлогодней коллекции Нины и Дониса «Маки», продавщицы рассказывают про Нинины цветы с гордостью. Донис гордости не разделяет и грозится запретить Нине шить руками.

Спрашиваю, как дизайнеры отбирают моделей. «С девочками все в порядке, – говорит Донис, – а вот мальчиков найти сложно. Приходится приглашать непрофессионалов». Донис показывает фотографии с недавнего показа. «Вот этот работает пекарем, а этот – таксист». Чтобы хорошо выглядеть в одежде Нины и Дониса, человек должен быть не самодовольным и глупым, как большинство московских манекенщиков, а смелым и талантливым. Хотя бы в выпекании булок.

Лена Макашова
Ширпотреб

«Я против секса», – говорит Лена Макашова. Держит паузу и добавляет: «Я за любовь».

Одежда от Макашовой сексуальности не добавляет. Она не делает ноги длиннее, а грудь – выше. Зато в этой одежде есть небрежность и свобода. В сложносочиненных рубашках с четырьмя рукавами, в широких юбках и в пальто с асимметричной застежкой не нужно держать спину и втягивать наросший за зиму живот. В этой одежде можно валяться на полу, сидеть закинув ноги на стол или передвигать в квартире мебель, если этого немедленно вдруг захотелось.

Лена выпускает две линии одежды: одна – под маркой «Лена Макашова»; другая – подешевле – называется «Ширпотреб». Против последнего названия возражали все сотрудники Дома моды Макашовой, но Лена настояла. Как сотрудники решаются спорить с Леной, я не знаю. Я бы не решилась.

Покупательницы Макашовой – люди не праздные. Из знаменитостей – Ирина Хакамада и Галина Волчек. Со временем покупательницы становятся ее подругами. Хоть времени у покупательниц, как правило, в обрез – примерки затягиваются и переходят в долгие разговоры о работе, самореализации и любви. «Любят же не за красоту, – Лена суммирует общее мнение. – Любят за недостатки. Вот этого колючего ежика внутри любят».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить