перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Каким будет музей «Дом Мельникова» Огромный бетонный забор, переезд в Америку, выставка конструктивистского быта и другие идеи архитекторов

До 15 июля в Музее архитектуры им. Щусева можно посмотреть, как, по мнению московских архитекторов, должен выглядеть музей Констатина Мельникова. Среди предложений — выселение родственников вместе с мебелью, экспозиция под землей, бетонный слепок на месте дома и многое другое.

архив

Вчера в Музее архитектуры им. Щусева открылась выставка проектов, участвующих в конкурсе на концепцию музея «Дом Мельникова». Конкурс музей объявил еще зимой и сразу подчеркнул, что он благотворительный и неофициальный, так как пока не решены имущественные проблемы, ничего делать с домом нельзя — даже реставрировать. Напомним, половину памятника конструктивизма десять лет назад выкупил экс-сенатор и учредитель благотворительного Фонда содействия сохранению культурного наследия «Русский авангард», который в прошлом году подарил ее Музею архитектуры; за другую часть здания уже много лет борются внуки архитектора Мельникова. Открыть в своем доме музей хотел еще сам Константин Мельников, а его сын Виктор завещал здание государству при условии, что там будет сделан музей. Сейчас попасть внутрь дома довольно сложно: изредка на сайте Музея Щусева набирают небольшие группы на экскурсии, водит которые внучка архитектора Екатерина Каринская. Провести конкурс музей решил для того, чтобы привлечь внимание к ситуации с памятником, которому постоянно угрожает опасность: в августе прошлого года, после того как рядом с домом снесли усадьбу, стены здания покрылись трещинами и повредилась система отопления, а в этом году рядом с домом Мельникова начали строить торговый центр, из-за чего здание проседает и может вообще разрушиться. Международные организации (да и российские — Музей архитектуры, например, начал сбор подписей против строительства), занимающиеся охраной памятников, уже не раз писали письма Сергею Собянину и Владимиру Путину с просьбой остановить строительство и сделать хоть что-нибудь для сохранения здания, но пока так ничего и не добились. Впрочем, многие архитекторы надеются, что в ближайшие несколько лет, когда имущественные вопросы наконец будут решены и дом полностью перейдет в федеральную собственность, музей там все-таки появится. «Афиша» узнала у шести участников конкурса, как, по их мнению, может выглядеть музей «Дом Мельникова» и надо ли вообще трогать памятник конструктивизма.

 

Проект Юрия Аввакумова и Татьяны Сашениной 

Юрий Аввакумов

Архитектор, художник и куратор

«Обязательно нужно делать реставрацию и оградить двор от всяких строительных работ, но главное — отделить форму и устройство дома от того быта, который туда влез как рак-отшельник и там разветвился, расплодился, живет и выдает себя за жизнь великого архитектора. Нужно помнить, что с 1937 года великого архитектора окружали домочадцы, которые плели занавески на окна, втыкали иконы во все углы, вешали абажурчики с оборками; сын творил в мастерской, делая довольно симпатичную живопись, но с которой его, наверное, не взяли бы в серьезные музеи. Надо освободить дом от всего этого, тем более есть подобные примеры: в доме Плечника в Любляне, например, сохранена только та мебель, которую он сам проектировал, там не устраивают выставок, потому что это процесс слишком сложный. У Мельникова была замечательная спальня, которую разрушили в 1941 году, вот ее надо восстановить. Родственники уже практически не имеют отношения к дому: давайте спросим родственников, что они вообще сделали для популяризации наследия Константина Степановича Мельникова? И мы вспомним, что единственная ретроспективная выставка была сделана мной в 1990 году, несмотря на противодействие семьи. А все попытки музеями из Франкфурта, Нью-Йорка, Вены получить эту выставку себе были благополучно провалены родственниками, которые бесконечно между собой ссорились и судились так, что однажды даже приходили приставы описывать имущество. Если они действительно хотят сохранить наследие деда, они должны отойти в сторону и дать возможность работать специалистам. Еще я предлагаю сделать приложение для айфона, где можно будет посмотреть все постройки Мельникова по Москве, интерьеры и экстерьеры дома, именно вычищенные от всего лишнего. Конкурс, на мой взгляд, немного странный: позвали архитекторов и поставили перед ними аморальную задачу. Получается, что мы подписываем письма, что здесь охранная зона и никакого строительства быть не должно, и одновременно объявляем конкурс на строительство».

 

Проект мастерской Arch Group

Михаил Крымов

Сооснователь мастерской Arch Group

«Поскольку задача конкурса не решить проблему (а решить ее просто — отреставрировать дом и открыть для людей), а привлечь внимание к ней, мы придумали проект от обратного: Москва сейчас не лучшее место для исторической архитектуры, поэтому мы предложили срезать дом Мельникова и перенести его в любое другое место, где он будет больше нужен и где о нем будут заботиться — Америка, Европа, Азия, все равно. Временно — на 499 лет, пока не настанет светлое завтра. А весь участок, где стоял дом Мельникова, залить бетоном, чтобы получился такой слепок, внутренний двор. Во-первых, это место нельзя будет застроить (такая гробница Тутанхамона), а во-вторых, можно будет зайти вовнутрь и ощутить это драматичное пространство, в котором земля, дождь, трава будут оставлять свои следы. Бетонный колодец, который намекнет нам, что нужно ценить то, что у нас есть. Похожие истории бывали: долгие годы американцы и японцы покупали земли с французскими замками, разбирали, привозили к себе и там собирали заново. Только потеряв несколько замков, французы выпустили закон, что их нельзя вывозить. Пока такого закона у нас нет, надо пользоваться. Но вы же поняли, что мы несерьезно?»

 

Проект архитектурного бюро «Рождественка»

Наринэ Тютчева

Директор архитектурного бюро «Рождественка»

«Мне предложили два варианта: быть членом конкурса или участвовать в нем. Я подумала, что, конечно же, интереснее высказаться, чем просто обсуждать чужие проекты. К наследию конструктивизма нужно относиться комплексно и разрабатывать серьезную программу: мы предложили, например, воссоздать в парке Горького один из его павильонов, который когда-то там находился — не «Махорка», а Парижский павильон Мельникова, наиболее выдающееся его произведение, и именно там организовать серьезное музейное, выставочное пространство со всякими атрибутами и техническими возможностями — тогда бы дом был освобожден от всякой нагрузки. Мы предлагаем законсервировать его в том виде, в каком он сегодня достается потомкам — как будто оттуда только что вышел хозяин. Без серьезных реставрационных и реконструктивных улучшений. Для организации административной функции (гардероб, кассы и т.д.) мы решили использовать участок — вынесли его в объект «дом-забор» и распластали по части участка. Убирать забор мы не собирались: тот, который идет по Кривоарбатскому переулку, родной, первоначальный, который был запроектирован еще Мельниковым. Там очень интересная калитка с козырьком, где человек, идущий под дождем, может переждать. Я считаю, что если дом был спрятан, как бриллиант в шкатулке, то путь и остается спрятанным: кому надо, тот найдет. Торцы прилегающих зданий мы решили включить в общую композицию вместе с забором и этим объектом, сделав все в единой технике затертого кирпича. Насколько нам известно, внучка Мельникова, живущая в доме, готова оставить его, для этого приобретена квартира в соседнем доме на втором этаже, окна которой выходят на дом Мельникова, — то есть она сможет остаться причастной всему этому и иметь постоянный доступ на территорию».

 

Проект архитектурной мастерской Тотана Кузембаева

Тотан Кузембаев

Руководитель собственной архитектурной мастерской

«Я предлагаю построить вокруг дома бетонный забор высотой десять метров — он будет крепостной стеной, которая должна защитить памятник от нечестных и недобросовестных девелоперов, чтобы никто не посмел строить там. По-моему, больше их ничто не остановит. Там не только бетонная стена, но и бетонная плита внизу, потому что грунт уже начал проседать. Под землей появляется пространство, где мы предлагаем сделать музей самого Мельникова, посвященный его творчеству. Там же можно будет посмотреть фундаменты, которые он делал. Получается, что дом Мельникова сажается в эту бетонную коробку, как макет — что бы вокруг ни происходило, его ничто не тронет. Будет некрасиво? Это и не должно быть красиво, это фон: все, что выставляется в музее, обычно на белом или сером фоне. В самом доме мы предлагаем ничего не трогать — внучка, если хочет, пусть живет, это история. Я не стал бы восстанавливать дом таким, каким он был при жизни Мельникова или его сына. В самом доме я часто бываю: однажды я стоял рядом с ним, шел какой-то старик, спросил: «Что, интересуетесь?», а потом оказался сыном Мельникова и все мне там показал».

 

Проект архитектурной мастерской Citizenstudio

None

Михаил Бейлин

Сооснователь мастерской Citizenstudio (соавтор проекта — Даниил Никишин)

«Смысл проекта не в самих тапках, а в том, что мы посчитали неэтичным и кощунственным трогать дом Мельникова. Это шедевр, на котором учатся поколения архитекторов, и главное — он и так уже музей с 1929 года. Говорят, что попасть туда нельзя, но это неправда: его внучка занимает первый этаж, и туда водят небольшие экскурсии по пять-шесть человек, а второй и третий этажи вообще остались нетронутыми со времен Мельникова. Поэтому не надо к нему что-то пристраивать, изменять, делать стены вокруг — можно только отреставрировать, но это уже задача компетентных профессионалов. Единственное, в чем мы увидели для себя возможность поучаствовать в конкурсе — сделать эти тапочки, по форме напоминающие дом Мельникова. Если помните, когда в детстве приводили класс в какой-нибудь дом-музей, всегда выдавали фетровые тапочки — вот и тут будут. Пока у нас есть только одна пара, наш компаньон Нина Федорова сделала их своими руками, и они очень легки в исполнении».

 

Проект бюро «Народный архитектор»

Тамара Стрелкова

Архитектор бюро «Народный архитектор»

«Дом Мельникова интересует нас всех еще с того времени, когда мы учились в МАРХИ, — главный символ конструктивизма, с ним много чего связано. Наше проектное решение состоит из двух частей: во-первых, мы делаем полную реставрацию архитектурного шедевра и предлагаем определенную концепцию экспозиции на каждом этаже дома: на первом этаже, где сейчас стоит современная мебель, показать конструктивистский быт, поставив там прототипы мебели того времени, а не старые экспонаты; на другом — живопись Константина и Виктора Мельниковых; в помещении мастерской можно устраивать всевозможные лекции и семинары. Во-вторых, мы опоясываем участок галереей, которая состоит из объемов, необходимых музею: кафе, библиотека, зал, посвященный истории самого дома, — первоначальные эскизы, чертежи. Важно, что сам дом и галерею мы делаем своеобразным центром архитектуры Константина Мельникова: поскольку почти все его здания находятся в Москве, мы создаем между ними связь с помощью навигации, QR-кодов; в квартире дома в Кривоарбатском переулке (которая теперь тоже принадлежит музею Щусева) будет размещаться как раз экспозиция всех его проектов».

 

Другие проекты

Проект архитекторов Александра Колганова и Евгении Щепенок. Они предлагают отреставрировать дом, организовать там систему водоотведения, восстановить крыльцо и т.д. Забор заменить на другой, чтобы фасад здания было лучше видно с улицы; возвести на участке легкий деревянный павильон с открытой летней террасой (похожий на ДК ЗИЛ) для размещения экспозиции и проведения лекций; все обслуживающие помещения разместить на первых этажах соседнего дома.

 

Проект архитектурного бюро Speech. Главное предложение — сделать под музеем высокопрочную фундаментную основу, чтобы соседнее строительство не влияло на состояние дома, подземное пространство тогда можно будет использовать в качестве музейных площадей. В описании проекта есть и подробная последовательность строительных работ.

 

Проект архитектора Михаила Хазанова. Предлагается использовать подземное пространство — не только самого музея, но и двора, и соседнего дома для организации там музея (с лифтами) Константина Мельникова; посещать сам дом смогут одновременно не больше четырех человек, весь большой подземный музей — двенадцать, при проведении лекций и прочих подобных мероприятий там смогут поместиться 200 человек.

 

Проект творческой группы «Четвертое измерение». Архитекторы предлагают ограничить вход внутрь музея (маленькими группами и по предварительной записи), а компенсировать это видеопроекциями интерьеров на специальном макете дома, установленном на участке. Окружить участок предлагают забором высотой с дом из темного полированного гранита, вдоль него поставить стеклянную обходную галерею. На забор будут проецироваться изображения Арбата 1920-х — 30-х годов. Вход в музей с переулка хотят поднять до уровня тротуара и обложить лежачими полицейскими, с другой стороны — сделать пространство для бесед, состоящее из скамеек и стула, на котором много лет назад мог бы сидеть сам Константин Мельников.

 

Проект архитектора А.Додоновой. Предлагается избавить интерьеры дома от многолетних наслоений быта, разместить чертежи и макеты Константина Мельникова в мастерской (там же — картины его сына Виктора), фасады и конструкции отреставрировать, а окна и витрины заменить согласно оригинальному проекту. Посетить музей можно будет не только вместе с группой, но и самостоятельно. Участок предлагают замостить бетонными плитами, на некоторых из них разместить QR-коды с информацией обо всех проектах Мельникова. В глубине двора — поставить летнее кафе и сцену, где будут проходить лекции и кинопоказы. В квартире в доме 10 по Кривоарбатскому переулку хотят разместить временную экспозицию, кафе, лекторий и коворкинг.

 

None

Проект немецкого бюро Winfried Brenne Architekten. Архитекторы считают, что сам дом нужно отреставрировать и оставить в покое, только водить туда небольшие экскурсии группами до пяти человек. На участке предлагают разместить музей и информационный центр, где будут сувенирный магазин и мини-кафе. В соседнем доме по Кривоарбатскому переулку можно расположить администрацию, хранилище и небольшой научный центр для приглашенных исследователей.

 

Проект архитектурной мастерской «Артэ+». Архитекторы предлагают делать музей не в самом доме, а в северо-западной части участка, причем полудподземный. Там будет лифт для инвалидов, музейное хранилище, амфитеатр со зрительными местами, подсветка в виде буквы «М». Выглядеть, по мнению авторов проекта, музей должен по-домашнему.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить