перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Труба зовет. Продолжение

архив

Мы с Кириллом сидим в его кабинете – это просторное помещение в самом центре Петербурга, прямо напротив Петропавловской крепости. Кириллу Шрамко тридцать с небольшим, он служил во флоте, первый диплом – по специальности «надводное кораблестроение». У Кирилла тихий голос, военная выправка и дорогая рубашка – меньше всего на свете он похож на человека, который поставит на телефон картинку котика с автоматом или будет играть в эротическую игру Vivian and Veronica. Между тем именно эти продукты рекламируются на главной странице сайта компании Infon, которую Кирилл возглавляет. Пока мы беседуем, телефон у него ни разу не звонит – надо думать, Кирилл, как вежливый человек, его выключил, но что-то мне подсказывает, что я вряд ли услышал бы реалтон «Эй ты, рюкзак с ушами. Иди сюда на секунду – разговор есть важный».

Феномен, который привел Кирилла из Училища имени Дзержинского в собственный кабинет с видом на Петропавловку, описывается в довольно унылых технических терминах: базы данных, серверы приложений, коммуникационные шлюзы, маршрутизаторы сети и т.д. Или в не менее унылых экономических: рынок телекоммуникаций, сегмент контент-услуг, мобильный маркетинг и тому подобное. Но как ни описывай, главное – что это есть. Пять лет назад не было, а сейчас – есть. Из вакуума, из пустоты вдруг возникло нечто, денежный объем которого в мировом масштабе нынче оценивается в десяток миллиардов долларов, в российском – где-то в $400 млн. За период, которого человеку недостаточно даже для получения высшего образования, родилась совершенно новая гигантская индустрия. Рядовой заинтересованный гражданин тратит на нее в среднем 150 рублей в месяц – как на три чашки кофе. Люди, вовлеченные в бизнес, за считаные месяцы зарабатывают сумасшедшие, невероятные деньги. Все счастливы. Притом что собственно предмет интереса, продукт, который одни покупают, а другие продают, – ничто, пшик, туфта, блажь, воздух.

Российские потребители так называемого «мобильного контента» – услуг, доступных с помощью сотовых телефонов, – армия, в рядах которой десятки миллионов солдат. Большинство из них – в отличие от пользователей интернета, не чуждых самоидентификации («я активно пользуюсь интернетом» – ну легко себе представить), – даже не отдают себе в этом отчет. «Я – покупатель рингтонов»?..

Объективно, очевидно и невероятно от мобильного бума выиграли музыканты. На них, вечно жаловавшихся на нищету и пиратство, ни с того ни с сего пролился золотой дождь. Сергей Шнуров, к примеру, мог бы вообще больше не записывать музыку, а лежать на диване. Одна-единственная композиция «Мобильник» обеспечивает его безбедное существование на годы вперед.

Механизм такой. В России сегодня около 200 контент-провайдеров – то есть компаний, которые предоставляют мобильные услуги. Когда в ротации появляется новый хит, состоящие в штате аранжировщики немедленно раскладывают мотив на ноты midi-файла, пригодного для нескольких сотен моделей телефонов. За каждый проданный рингтон порядка 10% идут на авторские. В случае настоящего хита это могут быть десятки тысяч долларов. Поскольку на рингтоны сегодня приходится порядка 40% рынка мобильного контента, общий объем авторских гонораров исчисляется десятками миллионов. Это деньги, которые музыканты, композиторы и рекорд-компании получили вдобавок к основной деятельности, грубо говоря, за здорово живешь. По неофициальным, но вряд ли сильно преувеличенным данным, такая махина, как «Фабрика звезд», окупается за счет одного только SMS-трафика.

Разумеется, больше всех от бума мобильных развлечений выиграли те, кто его спровоцировал, – сами контент-провайдеры. Рынок рос на 100, на 200% в год – быстрее даже, чем рынок мобильной связи. Вчерашние продавцы телефонов, сотрудники мобильных операторов, IT-специалисты, побросав прежние места, ушли в индустрию развлечений. «Было ощущение, что это эльдорадо: воткни палку – она зацветет», – вспоминает один из них.

На ранних этапах продажей мобильного контента теоретически можно было заниматься, собравшись с друзьями, имея некоторый стартовый капитал и пару компьютеров в гараже. Сегодня ставки выросли – и это уже малореально: активный игрок на рынке должен тратить сотни тысяч на одну рекламу – зато и ежемесячная чистая прибыль сопоставима с этой суммой.

Кирилл говорит, что в 2001 году в его компании было пять человек, сейчас – больше ста. Несколько сотрудников с музыкальным образованием занимаются рингтонами, несколько художников рисуют картинки (занимаясь, впрочем, не столько творчеством, сколько подгонкой изображений под разрешение и форматы разных телефонов). Еще в штате есть «волосатики» и «очкарики». «Волосатики креативят и отслеживают внутреннюю ситуацию в шоу-бизнесе, очкарики изучают зарубежный опыт».

По словам Кирилла, шоу-бизнес так глобализовался, что сделать ошибку становится все труднее. Скажем, мелодии для рингтонов приходится тестировать все реже: успех на радио и телевидении автоматически означает хорошие продажи через SMS. Удобно, кстати: для того чтобы знать, чем дышит страна, не надо лезть в хит-парады, достаточно взглянуть на списки популярных рингтонов.

«Вот пошла мода на ремиксы. Мы на этом заработали кучу денег – хотя не мы это придумали. Индустрия это внесла – и до сих пор эти товарищи с песнями 60-х, кавер-версии, перепевки и т.д. отлично продаются. Хотя и сами немножко творим. Вот «Брибумер». У нас это родилось, нашелся диджей, который выпустил эту версию. Причем нарушил авторские права, насколько я понимаю, потому что очень долго не было решения, кому платить: то ли хозяевам «Бригады», то ли хозяевам «Бумера». В итоге нашли соломоново решение».

По статистике человек, который набирает восьмизначный код, чтобы его телефон при входящем звонке рычал медведем или наигрывал «Притяженья больше нет», – это, скорее всего, мужчина, студент, в возрасте от 18 до 25 лет. Аудитория понятная и гибкая. «Человек стремится к самоидентификации в группе. Вот у меня играет «Черный бумер» – я с тобой, я тоже гопник. Или я сопереживаю Юлии Савичевой и ставлю мелодию из сериала «Не родись красивой». Или я горой за всех афганцев – у меня стоит звонок из «Девятой роты». Кирилл считает, что ситуация уже не изменится: средний потребитель привык пару раз в месяц менять на мобильнике мелодию и ставить новую фоновую картинку и будет это делать до скончания веков.

Постепенно растет популярность java-игр, стабильно хорошо идут мультимедийные SMS-проекты телеканалов и журналов. Еще один динамично развивающийся сектор – мобильные чаты и форумы. Крупный петербургский контент-провайдер год назад запустил нечто вроде мобильного «Живого журнала», сервис общения, доступный и через SMS, и через WAP. По замыслу это тропический остров, населенный виртуальными персонажами. Зарегистрировавшись и заплатив доллар в качестве недельной абонентской платы, обладатель телефона может вести дневник, получать и писать комментарии, общаться в чатах (в какой-то момент, подводя статистику, администраторы обнаружили, что один господин из глубинки успел послать 30000 SMS). В отличие от интернетовских блогов остров меньше располагает к словоблудию, зато больше – к знакомствам. На острове имеется, например, чат «нудистский пляж» и стрип-бар, где танцуют стриптиз – в словесном, разумеется, описании. Процветает SMS-секс. Так вот, сейчас там – полтора миллиона зарегистрированных пользователей.

Наталья Николаева, менеджер компании i-Free, придумавшей «остров», утверждает, что большинство этих людей – старше 25. Мы сидим в кафе, про возраст самой Наташи я спросить стесняюсь, но определенно 20 с чем-то. Она не только сотрудник, но и активный участник проекта; свой рассказ она иллюстрирует на собственном телефоне, поражающем обилием кнопочек. «Вот ты сидишь в очереди, тебе одиноко, скучно – проверяешь свою страницу, а там обязательно какие-нибудь сообщения». Если никто из «друзей» ничего не написал, в любом случае – придут автоматические послания.

За первые восемь месяцев работы контент-провайдер на одном этом проекте заработал больше миллиона долларов. Сейчас они пытаются продать концепцию «острова» вместе с техническими решениями за границу. Европа думает, Китай, Индия и Сингапур уже готовы. Наташа рассказывает, что в Азии, например, своя специфика – там нельзя рекламировать услуги, имеющие отношение к сексу, даже виртуальному, и партнеры говорят: «Вы нудистский пляж назовите как-нибудь по-другому, а содержание можно оставить».

Прочие мобильные услуги – в том числе информационные – занимают относительно небольшую долю рынка, и если развиваются, то медленно. Блаженное время, когда телефон будет заменять и программу «Время», и журнал «Афиша», и, скажем, поход в Эрмитаж (коллекции которого, впрочем, уже доступны для скачивания), в ближайшие годы не предвидится – даже на Западе, который в этой области традиционно опережает Россию где-то на полтора года.

С другой стороны, в далекой, а может, и не очень, перспективе – судя, например, по футуристической Японии – дело непременно к этому придет. По оптимистическим прогнозам, через пять лет на российском рынке мобильного контента будут крутиться уже не сотни миллионов, а несколько миллиардов. А это неизбежно приведет к диверсификации этого самого контента. То есть можно будет поставить звонком не только Серегу или Crazy Frog, но и Die Krupps. Скачать не только «прикольную картинку», но и, к примеру, карту автомобильных дорог в лесу, куда вас занесло. Заплатить по SMS за бензин или за проезд в трамвае, узнать сеансы в кинотеатрах, заказать бутылку водки и пиццу с анчоусами. Все это, в принципе, возможно и сейчас – только хлопотно и неудобно. А единственный смысл развития технологий – в том, чтобы максимально упростить человеку жизнь. Или по крайней мере создать иллюзию этого. Как с тропическим островом. «Каждый человек – остров», – говорил Джон Бон Джови.

Никита Корзун/член правления компании 2Mobile

> За какое время вы заработали свой первый миллион?
Не знаю, если честно. Скажу только, что это произошло вчера.

> Какие у вашего сервиса главные хиты?
Самый интересный проект у нас был в Казани с «Татнефтью». Мы для них сделали стимулирующую лотерею с помощью SMS. Каждый, кто купил на заправке 30 литров бензина, получал 15 рублей на свой мобильный счет. В результате объем продаж бензина за месяц вырос на 50%, даже несмотря на повышение цен.

> Что будет с мобильной индустрией через год, два, три?
Будут развиваться сложные и полезные сервисы, а также многопользовательские игры. Все это придет на смену примитивной персонализации телефонов – картинкам и мелодиям, – что процветает сейчас. Разработкой таких сложных и полезных сервисов мы, собственно, и занимаемся.

Андрей Минаков/глава департамента мобильных игр компании PlayFon

> За какое время вы заработали свой первый миллион?
Не хотелось бы об этом говорить. Не меньше чем за год.

> Какие у вашего сервиса главные хиты?
Наша компания, конечно, занимается и картинками, и мелодиями, но главное внимание мы уделяем играм для мобильных телефонов. Особенной популярностью пользуются игры по мотивам фильмов «Бумер», «Терминатор», «Двойной форсаж», а также компьютерные игры от Electronic Arts (например, FIFA Football 2005) и Codemasters (Colin McRae Rally 2005).

> Что будет с мобильной индустрией через год, два, три?
Все сходятся во мнении, что доля рингтонов и логотипов будет снижаться, а популярность более сложных сервисов – игр, реалтонов (музыка с голосом в mp3) и мобильного видео – расти. Это неизбежно с улучшением качества трубок, а также с увеличением пропускной способности мобильных сетей. Мы, например, с нетерпением ждем появления в России сетей третьего поколения (3G), в которых мобильный интернет будет просто
летать. Что касается мобильных игр, то рост мирового рынка в 2 раза в течение ближайших трех лет – это самая пессимистичная оценка, услышанная мной на всех международных конференциях, которые я посещал.

Григорий Кузин/генеральный директор Next Media Group

> За какое время вы заработали свой первый миллион?
Наверное, за первые полгода-год.

> Какие у вашего сервиса главные хиты?
Java-игры. Вот среди них самые мегахиты, которые побили всевозможные мегабренды, – это игрушка по мотивам «Дома-2» и рингтон с мелодией из этой передачи. Сейчас мы заканчиваем вторую версию этой игры, а в дальнейшем сделаем такие же по «Большому брату» и по «Голоду».

> Что будет с мобильной индустрией через год, два, три?
Рингтоны станут эдаким ретро: я, например, уже сейчас использую только реалтоны, живые звуки. Вообще, SMS не самая удобная технология. Мы делаем ставку на IVR, Interactive Voice Response. С его помощью можно будет, например, услышать, что происходит в «Доме-2» в одной из комнат, или передать свое послание участникам. В будущем будут доминировать такие сервисы.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить