перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Ответы. Михаил Шац, юморист

архив

Параллельно с учебой в Ленинградском мединституте Михаил Шац играл в КВН, потом попал на телевидение, где вместе с товарищами организовал «О.С.П.-студию». Теперь Шац ведет на канале СТС программу «Хорошие шутки» (вместе с женой Татьяной Лазаревой) и шоу импровизаций «Слава богу, ты пришел!» (на пару с Александром Цекало).

— Будете работать в новогоднюю ночь?

— Неизвестно пока, этот вопрос сейчас на стадии обсуждения.

— Это я к чему: не привозит ли кто к себе на корпоратив кого-нибудь интересного вроде Гвинет Пэлтроу.

— Спасибо вам, что сравнили меня с Гвинет Пэлтроу, но мы с ней, наверное, в разных весовых категориях. Или вас интересует, видел ли я Гвинет? Видел, да, но в Америке. Я вот помню, в прошлом году на Новый год приезжал Джеймс Белуши. И вместе с ним вечеринку вела Елена Ханга. Прекрасная пара. А насчет этого года пока ничего не знаю.

— Тогда вот какой вопрос: у вас на СТС есть внутренняя цензура? То есть будете ли вы, например, шутить про Тину Канделаки и Ferrari?

— Про Тину Канделаки я пока не шутил еще, но только потому, что в этой ситуации меня больше интересует не то, почему она там оказалась и как это повлияет на ее моральный облик, а состояние ее здоровья.

— Ну а вот если б на ней ни царапинки не было — стали бы шутить? Или про Бондарчука?

— Ну тут у нас ограничений, конечно, нет никаких — есть только вопросы воспитанности по отношению к знакомым людям.

— А про что вы бы никогда в своей передаче шутить не стали?

— Ну как, есть же какая-то внутренняя цензура... Про Беслан и подобные ему вещи.

— Нет-нет, я имею в виду, есть ли что-то, о чем шутить неприлично. Ну про жопу, например?

— Ну это слово, я думаю, стало достаточно популярно после полутора лет существования Comedy Club. По большому счету можно и про жопу, главное, чтоб это не становилось самоцелью: сегодня я должен выйти на сцену и два раза пошутить про жопу.

— А Comedy Club вам нравится?

— Я смеюсь, бывает. Иногда там есть очень забавные вещи, в которых даже не упоминаются вышеупомянутые органы.

— А вам не кажется, что КВН сейчас совсем испортился?

— Если я сейчас так скажу, это будет расценено как рассуждения постаревшего кавээнщика о том, как в наше время было здорово. На самом деле и в наше время было здорово, и сейчас тоже здорово — просто мы стали старше, и нам перестало нравиться выстраиваться в линейку и говорить шутки через слово «кстати».

— Ну а все же, вы согласны, что с юмором у нас сейчас плохо? Вот вы за последнее время слышали хоть один смешной анекдот?

— Слышал, вот какой: в большой коммунальной квартире девочка случайно заперлась в туалете и не может никак открыть щеколду. Снаружи собралось порядка десяти жильцов, которые советуют ей: «Тося, вправо ее дерни! Сейчас на себя! Не так! Вот! По-другому, правее!» Проходит мимо мальчик, смотрит на все это и говорит: «Охренеть — «Форт Боярд»!»

— Я так любила ваш сериал «33 квадратных метра». Что сейчас делают Белоголовцев, Бочаров и Кабанов?

— Вышло так, что сынуля уже достиг возраста бабушки, поэтому больше мы эту передачу делать не будем. А Сергей, Андрей и Паша сейчас выпустили программу «Схема смеха» на канале РЕН ТВ. Было уже, кажется, два выпуска.

— Миша, а вам наше новогоднее телевидение нравится?

— Ну это вопрос из разряда «Нравится ли вам радуга? А снег?». Это вещи, на которые невозможно повлиять, они диктуются представлениями телевизионного начальства о том, что народ должен смотреть. Это же штампованные, шаблонные решения — показать «Иронию судьбы», или «Вечер с Максимом Галкиным», или обращение президента к народу Российской Федерации. Вот несколько лет назад один канал дециметровый — хотя, может, это и легенда — объявил конкурс среди зрителей. Не знаю, что там надо было сделать, но победитель в 12 часов параллельно с президентом выходил в эфир. Вот это было смешно — все же в это время щелкают по каналам. Везде Путин, Путин, а тут бац — Вася Иванов.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить