перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Нулевой цикл

15 мая в ЦДХ открывается «Арх-Москва». На выставке будут представлены номинанты премии «Золотое сечение», проекты перепланировки квартир, стереофотографии столичных достопримечательностей, произведения детей из студии «ДЭЗ № 5», выставка Королевского института британских архитекторов, самая успешная экспозиция последнего Венецианского биеннале – виртуальная биоморфная архитектура студентов Колумбийского университета и многое другое. За пределами ЦДХ в это время будут строиться дома. Разной формы и этажности, спроектированные в государственных институтах и частных бюро, с башенками и без. Многие из них выглядят вполне достойно даже на фоне последних мировых достижений. О новой столичной архитектуре – Николай Малинин. Фотографии московских зданий Юрия Пальмина.

архив

Фото: Юрий Пальмин

Башенки, арки, колонны. И снова: башенки, башенки, башенки.

«Красные холмы», «Опера-хаус» на Остоженке, банк на Балчуге, «Токо-банк», два дома на Павелецкой площади – прогуливаясь как-то с приятелем, мы ради забавы начали считать башенки: насчитали семьдесят три.

Атрибуты так называемого «московского стиля», при всей их вездесущности, сегодня выглядят уже приметой прошлого. «Московский стиль» умер в августе 98-го. Доминирующего направления в московской архитектуре больше нет – так же, впрочем, как и в мировой.

Постмодернизм доживает последние дни. Самые здравые его принципы, в том числе внимание к контексту, будут здравствовать и далее. Равно как и хайтек – трудно представить, чтобы дом строился без использования современных технологий, а архитектору не хотелось бы иногда их продемонстрировать. А «биоархитектура», превращающая дом в подобие растения, непрерывно меняющегося и выглядящего плавно и текуче, – в Москве пока отсутствует. Разве что на улице Машкова строится дом-яйцо (мастерская Сергея Ткаченко). Да и тот, согласно проекту, будет обильно украшен рюшечками: выражаясь научно, архитектура форм борется в нем с архитектурой цитаты.

Последняя продолжает цвести пышным цветом: примером тому – «русская сказка» Рыбного рынка около метро «Новокузнецкая» (архитектор Людмила Казакова) или гараж на Якиманке, больше похожий на барочный дворец (архитектор Алексей Щукин). Более прогрессивные архитекторы цитатами брезгуют, внимательно глядят по сторонам и выбирают в качестве примера работы Захи Хадид или Рэма Колхааса. Самое заметное, что появилось в Москве в последние год-два, – это неомодернистская архитектура: простые геометрические формы, гладкие стены, никакого декора, угловое окно. Эти здания соседям не хамят, но и не поддакивают; восхищаться этой архитектурой еще рано, но радоваться уже можно.

Люди, которые занимаются архитектурой в Москве, делятся на несколько неравных групп. Здания, которые у всех на виду, – крупногабаритные, на центральных улицах – сочиняют в больших проектных институтах. Это четыре «Моспроекта», «Моспромстрой», ЦНИИЭП, «Курортпроект» и т.д. Молодые архитекторы находятся на вторых ролях или занимаются интерьерами, среди которых есть несколько первоклассных: оружейный магазин «Арсенал» на Пресненском Bалу (Наталья Сидорова и Даниил Лоренц) или офис на Новинском бульваре (Вера Бутко и Антон Надточий). Появляется сугубо виртуальная архитектура: Борис Бернаскони спроектировал памятник Месту на Лубянской площади – черный куб в стеклянном цилиндре; днем видно только первый, ночью – только второй.

«Бумажные архитекторы», что стали известны еще на  международных конкурсах конца 70-х – начала 80-х, так и остались «бумажниками». Построить что-нибудь серьезное не удалось ни Юрию Аввакумову, ни Александру Бродскому, ни Илье Уткину, ни Михаилу Белову. Зато появились небольшие бюро, к которым стекаются частные и корпоративные заказы. Это «Остоженка», «Резерв», «Сергей Киселев и партнеры», «АБВ», «АБД», ASK, мастерские Асадова, Хазанова, Лютомского, Лызлова, Бавыкина. В каждой из них работают грамотные люди, и за каждой из них стоит свой стиль.

Люди, способные создавать современную архитектуру, уже есть – не совсем понятно пока, кому их услуги могут понадобиться. Банки, давшие в 90-е годы половину хорошей архитектуры, постепенно обустроили свой быт. Последним, наверное, станет «Автобанк» на углу Лесной и Новослободской. Настал черед гаражей и элитных домов, и свои приятные моменты есть как среди первых (отличные гаражи строят Николай Лызлов, Геннадий Надточий, Олег Попов), так и среди вторых: грамотно сделаны дома Владимира Плоткина (на Малой Филевской, Гвардейской, в проезде Загорского), Сергея Скуратова (в Зубовском проезде, Гагаринском переулке, на улице Бурденко) и  Александра Скокана (на улице Климашкина, Дмитровском шоссе и на Соколе). Популярный жанр «многофункционального здания» (так чтобы офис, магазин, ресторан – и все в одном) отличается, как правило, хаосом форм: совершенно бесподобное нечто возникло у Москворецкого моста, зовется «Царев сад» (архитектор Алексей Воронцов). А театры и музеи, во всем мире являющиеся главными заказчиками нестандартной архитектуры, по-прежнему находятся на сиротском положении. Правда, обзавелись собственными зданиями два театра (Фокина и Васильева), но на их фасадах опять башни и колонны. И арки. И башенки, башенки, башенки.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить