перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гид: Израиль

архив

Наташа Барская астролог

Старый Яффо — город-игрушка, город-сувенир. Лесенки, домики, дворики — он весь состоит из закоулков, он элегантный и очень фотогеничный. Даже после реставрации — вопреки обыкновению — древний порт остался очень живым. Может быть, потому, что восстанавливался на средства и при участии населяющих его художников. Художники в Старом Яффо — настоящие разбойники: из их студий невозможно уйти, не оставив круглую сумму. Но они того стоят — хотя бы Франк Майслер или Илана Гур. Не вздумайте покупать в безымянных сувенирных лавках — отправляйтесь сразу в мастерские: там вы точно найдете что-нибудь ценное.

Татьяна Волошина начальник отдела маркетинга

Я живу в Израиле уже шестнадцать лет и очень много путешествую по стране. Моя недавняя находка — заповедник Горен в Галилее. Он находится на солидной высоте на северном берегу речки Кзив. На склоне одной из гор — крепость Монфорт. Кзив — самая большая из рек Галилеи, впадающих в Средиземное море. Сама она кишит форелью, вдоль берегов — кусты ежевики и лавра и гигантские платаны, образующие трехкилометровый бульвар в районе источника Эйн-Тамир.

Юлия Генкина арт-директор

Знаете, как с толком провести день в Тель-Авиве? Шопинг — для поднятия тонуса, обед — для поддержания сил, и ночной клуб напоследок. Средоточие праздности — на бульваре Ротшильда, в самом центре. Улица Шенкин — любимое место местных пижонов, скопление бутиков, дизайнерских студий, маленьких кафешек, богемных закусочных и магазинов ароматических свечей. Старушки за чашкой капучино, прижимающие к сердцу сумочки Louis Vuitton водятся только здесь. Дальше по Ротшильда, вниз к Алленби — Cafe Noir. Здесь делают самую вкусную во всем Тель-Авиве замороженную «Маргариту» — с пассифлорой. Или же Le Central — обалденная гусиная печенка с вишневым сиропом. Есть также Sushido и Yakimono — если вы жить не можете без суши. Паб Blaumilch — легкие коктейли, чилл-аут, нарядная публика. Breakfast — самый гламурный в стране диско-клуб, зверский фейсконтроль и вся израильская богема внутри: если хочется поплясать в правильной обстановке, то ночь нужно провести здесь.

Александр Дубов начальник отдела связи и сигнализации Израильской железной дороги

Израильская железная дорога — дело для страны сравнительно новое, но весьма активно развивающееся. Предлагаю такой маршрут с севера на юг, вдоль моря. Сначала Нагария — приморский городок: отсюда рукой подать до голубых гротов Рош-а-Никра, по пути можно полюбоваться руинами древнего финикийского города-порта на холме Ахзив. Следующая остановка — древний Акко, когда-то неприступная крепость. Погуляйте по старому городу и съешьте хумус «У Саида» — это место славится на всю страну. Теперь едем в Хайфу. Экскурсию по ее улицам лучше всего начать с Немецкой колонии: сверху прямо на тебя спускаются веранды легендарных Бахайских садов, в центре гигантской лестницы высится храм, а повернувшись на 180 градусов, оказываешься лицом к морю. Следующая крупная станция — Биньямина. Здесь можно пересесть на пригородный поезд — парварит — который медленно дотащит вас до Кейсарии. 2500 лет назад сидонский царь построил на берегу Средиземного моря по пути из Акко в Яффо небольшую крепость-маяк. Строили хорошо — до сих пор есть чем полюбоваться.

Юлия Кернер журналист

В Тель-Авиве мое любимое место — пляж напротив отеля Hilton. Несмотря на то что главным пляжем в городе считается Гордон-Бич, а Хилтон-Бич расположен слегка на отшибе — а может быть, именно благодаря этому обстоятельству, — здесь куда более ощутимо то, ради чего, собственно, и едут в Израиль, а не в Турцию. Всего в паре шагов — пляж ортодоксов, обнесенный глухим забором. Там, за стеной, принимают воздушные и солнечные ванны строгие люди в черном. А по хилтоновскую сторону нравы самые свободные: в теплой мелкоте у берега резвятся разновозрастные геи, девицы топлес и питбули без намордников. Причем и те, и другие, и третьи настроены исключительно дружелюбно. Днем здесь катаются на досках профессионалы вперемежку с чайниками, загорают в купальниках или нижнем белье и едят всякие вкусные еврейские штучки вроде хумуса или куриной печенки гриль в прибрежном кафе. А ночью купаются нагишом и танцуют под музыку, доносящуюся из открытых машин, припаркованных неподалеку. И уж точно в любое время суток на Хилтон-Бич кто-нибудь непременно занимается любовью, а в воздухе неистребимо завис сладковатый дымок крепкого местного гашиша.

Ади Киднер адвокат

В процессе резервистских сборов — милуим — меня часто призывали на Голанские высоты. Что хорошо в милуиме: раз в год ты попадаешь в столь удаленные уголки страны, куда при других обстоятельствах вряд ли бы сам добрался. Одно из таких мест — крепость Нимрода на одном из склонов горы Хермон недалеко от поселения Неве-Атив. В первый раз я ее увидел, когда еще был солдатом срочной службы, вскоре после окончания Шестидневной войны. Мы пешком забрались от Баниаса на самую вершину Хермона, минуя по дороге крепость Нимрода. Сегодня этот путь можно проделать на автомобиле. Долгое время считалось, что крепость была построена крестоносцами, однако выяснилось, что ее построили мусульмане в более позднее время. Уже в наше время сирийцы превратили крепость Нимрода в наблюдательный пункт, отсюда сирийская артиллерия обстреливала Галилею и долину Хула, пока в ходе Шестидневной войны силами ЦАХАЛ не были захвачены Голанские высоты, Хермон, а вместе с ним и крепость. Теперь здесь заповедник.

Милена Клебанова студентка

Один из самых любимых моих уголков в Израиле — Эйн-Керем. Это сказочное место спрятано в небольшой долине в западной части Иерусалима, до сих пор оно хранит уют того времени, когда во дворах булькали на керосинках огромные медные тазы с розовым или абрикосовым вареньем, а на исходе субботы на улицах танцевали под мандолину. Эйн-Керем до 1948 года был арабской деревней, а в 1961-м был присоединен к Иерусалиму. Люди в этом месте живут уже четыре тысячи лет. В переводе с иврита Эйн-Керем — «источник в винограднике». Действительно, здесь у разрушенной мечети бьет источник. А по-славянски это место именуется Горняя — справа от источника находится Горненский женский монастырь Русской духовной миссии Московской патриархии в Иерусалиме, он был основан в 1871 году. С 1882 года монастырь принимает русских паломниц, монахини выращивают виноград и разводят цыплят. Он открыт для посещения во время всех служб. Францисканский монастырь Святого Иоанна Крестителя с другой стороны от главной дороги построен в 1885 году на развалинах византийской церкви IV века. Тут без труда можно потеряться в узких крутых улочках, и из-за стен старых арабских домов до вас доберется запах жарящихся лепешек и пряностей, и всегда можно найти уединенную тропу среди соснового леса.

Леонид Косовский менеджер по продажам

Оказавшись в Тель-Авиве, вы обязательно захотите выпить и закусить. Здесь это перманентное желание. Идите в старый тель-авивский порт, населенный исключительно любителями романтики и хорошей еды. Если вам по душе морские деликатесы, то вас с радостью примет рыбацкий ресторан Benny Hadayag у самого входа в порт. Потом можно отправляться на другой конец, к Максу Бреннеру, который славится своим шоколадом на весь мир. Зимой нет большего наслаждения, чем чашка горячего шоколада, выпитого на берегу Средиземного моря. Вот вы вкусно поели, и вам захотелось приключений, и вам по душе хорошее разливное пиво — тогда вам пора в паб The Nest на улице Йермияху. Это культовый паб — каждый русский израильтянин тридцати или около лет хотя бы раз тут выпивал.

Овадия Коэн пенсионер

Рынок Махане-Йегуда — шумный, грязный, потрясающий. Вы не найдете сложенных аккуратной горкой яблок или помидоров — их горы, а не горки. Зелени не пучки, а тонны, фрукты, овощи, сыры, лепешки, пряности, специи, рыба, мясо, сладости, утварь и одежда. Посреди торговых рядов можно посидеть в одном из самых модных кафе — Hakol Leofe vegam kafe. Хотя торговцы на Махане-Йегуда вас угостят и так — и маслинами, и сырами, и лепешками. Неважно, постоянный вы клиент или любопытный турист. Будут зазывать вас по-русски, по-русски скажут и цены — за последние 15 лет все привыкли к тому, как много русскоговорящих в стране. Израильтяне народ открытый, и на рынке вы это почувствуете — как нигде.

Олег Куваев художник-мультипликатор

В Израиле до фига интересных мест, и в большинстве я, конечно, не был. Но вот парк Тимна, что недалеко от Эйлата, — безумно красивое место. Я вообще люблю всякие природные выкрутасы и необычные пейзажи. Тимна — это нечто среднее между Большим каньоном и Марианской впадиной. Странной формы и необычных расцветок скалы, фантастические ущелья и каменные глыбы. Там сейчас сделан туристический маршрут с мультимедийным шоу на трех языках, показом наскальных рисунков и процесса выплавки меди, которую тут когда-то добывали. Говорят, можно даже заказать ночной визит. Это было бы, наверное, совсем круто.

Майя Лагутин сержант срочной службы

По дороге от Иерусалима до Арада чудесные сосновые леса с прозрачным горным воздухом сменяются бескрайними песками Негева: дюны, холмы, а на их склонах там и тут — вкрапленные, как драгоценные камушки, верблюды. Больше всего в этой поездке мне нравится остановка в бедуинском шатре, чтобы отдохнуть и перекусить. Это обычная история в Израиле: передохнуть и перекусить у бедуинов. Внутри лежат старые потертые ковры, такие же потертые матрасы и низкие обшарпанные деревянные столики. Парнишка печет нам лафу — это большая тонкая арабская лепешка, которую после выпечки сворачивают трубочкой или вчетверо, как русские блины. Ароматная, румяная лафа с заатаром — сушеным чабрецом, очень популярной приправой в Израиле, — медом, козьим творогом и оливковым маслом. Кажется, ничего вкуснее и нет.

Елена Лагутина телеведущая

Под Иерусалимом есть такое место — Натаф. Сворачиваешь с шоссе на Тель-Авив в сторону деревни Абу-Гош, дальше едешь по второстепенной дороге, которая, петляя минут 5–7 среди гор, приводит в Натаф. Тут находится самый лучший в мире ресторан — Hamitbah Shel Rama, «Кухня Рамы» — по имени хозяйки. Деревенский ресторан с очень простой и вкусной кухней работает только два раза в неделю — в четверг и пятницу, и только в теплое время года, с Песаха по Суккот. Еще он открывается в те ночи, когда полная луна — вне зависимости от дня недели. За одиннадцать лет, что я езжу в Натаф, меня приобщили к секретам арабских приправ, научили понимать в хорошем вине и что настоящий козий сыр должен попахивать землей и пометом (его делают тут же, на местной ферме Хар-Ха-Руах, что означает «гора ветра»). Еще там есть виноградодавильня эпохи Второго Храма — квадратный каменный колодец, в который можно спрыгнуть и стоять босыми ногами по колено в прохладной воде даже в самый жаркий день. Вокруг — Иудейские горы.

Роланд Новицкий фотограф

Я очень люблю походы в районе Мертвого моря. Там есть маршруты разной сложности — пешеходные и скалолазные, где придется уметь работать со страховкой и веревками. Обычно мы приезжаем ночью в район заповедника Эйн-Бокек, дожидаемся рассвета и в пять утра начинаем подъем. Кроме снаряжения на каждого, включая девушек, приходится не меньше шести литров воды. Подъем занимает полтора-два часа, и в конце мы выходим на плато — Иудейскую пустыню. Выбираем по карте каньон, в который хотим попасть, и вдоль него начинаем спуск к Мертвому морю. По дороге иногда встречаем бедуинов, ведущих своих верблюдов на водопой — на дне разломов остается немного воды с зимы. Мертвая зона, выжженная пятидесятиградусным солнцем, но за нами следят сотни невидимых глаз — пауки, скорпионы, ящерицы прячутся между камнями. Мы идем по лабиринту, карабкаемся через завалы, иногда оказываемся по колено в воде. Вдруг ты выходишь на обрыв, с которого открывается вид на Мертвое море, а под ногами у тебя — бездна глубиной метров 150… Но это для тех, кто любит экстрим. Можно и не висеть на веревках, а выбрать пешеходный маршрут в районе оазиса Эйн-Геди — там есть и водопады, и финиковые рощи. И, кстати, предприятия знаменитой фирмы Ahava (что на иврите значит «любовь»), производящей косметику с минералами из Мертвого моря. В этом море нет ничего, кроме полезной грязи и полезной воды, насыщенных всей таблицей Менделеева. Пустыня вокруг тоже живая, а свет, особенно на закате, здесь бывает такой, что не опишешь, — это нужно видеть.

Аркадий Папикян винодел

Последние 25 лет виноделие Святой земли переживает второе рождение. Новые виноградники цветут от верхней Галилеи до Красного моря. Действуют 25 винзаводов и более 150 семейных виноделен. Например, у подножия Иудейских гор, на склоне живописной долины Сорек, в поселке с романтичным названием Таль-Шахар — то есть «предрассветная роса» — с 1994 года существует маленький семейный винзавод Soreq. Завод необычный, так как он не только производит вино, но одновременно является и школой виноделия. Можно сделать 25–50 бутылок, можно тысячу и больше. Даже если ты не учишься в школе, а просто приехал на день-два, можно поучаствовать в винодельческом процессе.

Елена Подбельская домохозяйка

Можно обойти пешком Иерусалим весь, целиком. На такси ездить неправильно и неинтересно. На Старый город нужно часов пять — только не надо брать этих навязчивых арабских гидов: они расскажут вам меньше, чем написано в бесплатных путеводителях. Идите на Храмову гору, к Стене Плача — независимо от конфессии, там есть чем заняться, вокруг ведутся раскопки, кое-что доступно для обозрения. Потом идите на запад Иерусалима — в Гефсиманский сад: отыщите ту самую оливу, которой уже больше 2000 лет. Потом отправляйтесь на запад города, через богемный район Яминмоше — по совершенно библейской на вид дороге, где новое здание Синематеки выстроено так аккуратно, будто она тысячу лет здесь стоит: там прекрасные фильмы и отличное кафе с большой террасой. Оттуда нужно подняться на холм в Тальбию — ее заселяли немцы в 1920-х годах; тут очень красиво, нужно просто гулять, не боясь заходить во дворы, где растут старые фиги и оливы. Дальше уже начинается Немецкая колония и улица Эмек-Рафаим, она вся в ресторанчиках, и здесь везде вкусно. В городе есть еще два обязательных для посещения места. Кусок старого рынка — Махане-Ирак, где продают все на свете и рубятся в нарды, проигрывая дома и жен. В этой части рынка всего два ресторана, они находятся в одном доме — и там невероятно вкусно. И второе место — Музей Израиля: огромная коллекция живописи от импрессионистов до современного арта, сад скульптур, выставка старинных книг и свитков, а еще там есть «Окно в небо» — белый куб, сделанный специально для того, чтобы просто сидеть и смотреть на небо.

Ольга Райхель преподаватель английского языка

Мы часто ходим по субботам в Старый город. Едва вступив через Яффские ворота, можно присесть в любом приглянувшемся месте и поесть настоящего хумуса. Его едят руками: отламывают кусочки только что выпеченной лепешки — питы — и ею набирают хумус, а потом обмакивают в оливковое масло. Рядом сидят старики арабы, перебирая четки, и пьют ароматный кофе с кардамоном из малюсеньких чашечек. Я до сих пор чувствую себя в этой обстановке туристкой, хотя живу здесь уже 16 лет. Совсем недавно прямо у тех же Яффских ворот, снаружи, открылся новый променад — дорогие бутики, известные израильские дизайнеры, бриллианты в ювелирных, отличный вид на ночной город за чашкой кофе с круассаном в любом кафе. А еще хорошо прокатиться по шоссе, опоясывающему Старый город, ночью, когда стены специально иллюминируются.

Александр Уваров тренер вратарей тель-авивского «Маккаби» и сборной Израиля

Если спросите меня, какое место обязательно нужно посетить в Израиле, даже два раза думать не стану — конечно, Иерусалим. Стену Плача и храм Гроба Господня. А отдыхать в Израиле я больше всего люблю в кибуце Ган-Ха-Шлоша — там такая красотища! Кибуцы — чисто израильское изобретение: коммуны, организованные еврейскими идеалистами в середине прошлого века, когда они приехали сюда вроде как строить свое государство. Детей растили в интернатах, деньгами не пользовались. Кибуцы, как правило, находятся в очень живописных местах, и теперь во многих, как в обычных мошавах, то есть деревнях, появились циммеры, которые сдаются в аренду. В Ган-Ха-Шлоша — зелень, солнце, водоемы с родниковой водой. Можно купаться, загорать, гулять и жарить мясо на мангале.

Юрий Улицкий гид

Эйн-Ход (www.ein-hod.israel.net)— деревня художников, стекающая по западному склону Кармеля, израильской Швейцарии, как без ложной скромности именуют патриоты южные окрестности Хайфы. Деревне тысяча лет, и в стрельчатых арках еще угадывается готика времен Крестовых походов. Кучка художников, руководимых звездой дада-арта Марселем Янко, бодро заселила руины, превратив их в очередной Парнас. Сегодня уже недостаточно быть энтузиастом, чтобы осесть среди них: Эйн-Ход стал синонимом дороговизны. А Парнас превратился в район вилл, где бассейны и сады ловко сочетаются с мастерскими и открытыми галереями. Чего только вам там не покажут — от гигантских металлоконструкций до керамики и стекла, от живописи до музея редких музыкальных автоматов. Здесь же аргентинский ресторан Dona Rosa — не отказывайтесь от говяжьей печенки в яблочном соусе. И деревенский вернисаж, где стоит пообщаться с галерейщиком Маноле из Одессы… Пожить с видом на всю эту роскошь можно у Якира. В 15 минутах езды — Хайфа, в часе — Тель-Авив. Одно из самых чистых побережий Средиземного моря — и горы прилагаются.

Александр Черницкий доктор биологических наук

Эйлат — самый южный город страны и единственный израильский город на Красном море. Тут проходит Афро-Сирийский разлом: тут сходятся горы и море, а из окон наших домов и гостиниц видны Иордания, Саудовская Аравия и Египет. Но главное в Эйлате — это море. Узкая глубокая расщелина между африканскими и азиатскими пустынями, заполненная морской водой, — вот что на самом деле представляет собой Красное море. В него не впадают реки, над ним не проливаются дожди, оно теряет каждый день полсантиметра воды за счет испарения — эти потери компенсируются водой из Индийского океана. Поэтому Красное море — самое соленое из морей, имеющих связь с океаном, и самое чистое. Температура воды круглый год — 22–26°С. Для того чтобы наблюдать за жизнью коралловых рифов, необязательно погружаться с аквалангом, хотя все необходимое для ныряльщиков тут есть, — достаточно просто поплавать с трубкой, зайдя в воду по колено, или совершить прогулку на судне со стеклянным дном и посмотреть на риф сверху. А можно зайти в Подводную обсерваторию и посмотреть на риф снизу: рыбы и кораллы будут на воле, а вот вы — в аквариуме на глубине 6 метров. Можно поплавать среди дельфинов — это легко устроить на Дельфиньем рифе. В эйлатские рестораны рыбаки ежедневно поставляют свежую рыбу из Красного моря, и есть еще три рыбных хозяйства, разводящие рыбу в искусственных водоемах. Однако помните, что креветки, мидии, кальмары и омары, которых всегда в избытке в меню некошерных ресторанов, — все это гады заморские, стало быть, попали в тарелку после заморозки. Но не только морем славен Эйлат. Моря, пустыни и горы расположились так, что нет у птиц, летящих на зимовку в Африку и обратно, иного пути: только здесь они могут подкормиться и отдохнуть. Уже много лет у нас работает Центр учета и кольцевания птиц, сюда приезжают профессиональные орнитологи и любители птиц со всего мира. Осмотрите пруды Эврона, где живут розовые фламинго. Они, право же, того стоят.

Ана Шулик телеведущая

Цук-Нээлям — если примерно переводить — это Пропавшая скала. Одно из самых сумасшедших мест на земле. Здесь ночью, когда вокруг лес стоит черной стеной, а сверху сквозь ветки проблескивают ненормальной величины звезды, посреди леса вырастает вдруг из темноты стена тумана. Надо просто вытянуть вперед руки, как слепой, и идти, пока руки не упрутся в теплый шершавый камень. Скала. Светлая порода ночью обманывает, прикидываясь туманом. А утро — это уже для спортсменов. На Пропавшей скале скалолазные маршруты практически всех уровней трудности — от самых легких, до таких, которые не оскорбят и уважающего себя скалолаза со стажем. Добраться очень просто: если едем с юга на север, то доезжаем до Кирьят-Шмона, заезжаем в город, на первом же перекрестке разворачиваемся и выезжаем. Справа по движению на шоссе есть каменная стенка, сразу за ней съезд на шоссе направо, а на первой же развилке налево — и дальше все время вверх по серпантину внутри леса. Как далеко вы заедете на колесах — зависит от этих самых колес. Машину можно оставить уже в пяти минутах езды от развилки, взять рюкзаки и идти минут десять по лесу.

Марина Шуфутинская менеджер гостиничного комплекса Merom Golan

Я живу и работаю в кибуце Мером-Голан на Голанских высотах. Они находятся ровно на противоположной оконечности страны от всемирно известного курорта Эйлат. Голаны — это самое высокое место в Израиле, наш кибуц, например, находится на высоте 1000 метров над уровнем моря, а гора Хермон, в 35 км от нас, — выше 2000 метров. Жители Тель-Авива страдают от влажности и жары, а мы обходимся без кондиционеров, и даже в самый разгар лета бывает редкий вечер, когда вам не понадобится свитер. В Эйлате зимой ныряют, а у нас выпадает снег — и чуть только температура опустится ниже нуля, все школы закрываются, а дети валят на улицу кататься на чем попало. Вокруг нас великолепные хвойные и дубовые леса, где запросто можно встретить косуль и диких кабанов. Мы ловим рыбу и собираем грибы да ягоды. А весной и в начале лета — вишню и черешню. Есть в кибуце и конная ферма, откуда можно поехать кататься по окрестностям, и мини-тракторы — если вы не ездите верхом. Еще у нас есть ковбойский ресторан и избушки в сельском стиле. Гора Бенталь защищает наш кибуц от высокогорных ветров, а с ее смотровой площадки в ясный день в бинокль можно увидеть с одной стороны Дамаск, с другой — Хайфский университет: они находятся от нас на одинаковом расстоянии.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить