перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Фотобиеннале. Три О

архив

 

15 марта в Москве открывается седьмой международный месяц фотографии — Фотобиеннале–2008

 

1. Ральф Гибсон

2. Андреас Гурски

3. Гарри Грюйер

4. Жак-Анри Лартиг

5. Братья Люмьер

6. Ги ле Керрек

7.Алекс Вебб

8. Мартин Парр

9. Георгий Пинхасов

10. Ранкин

Очередная Московская фотобиеннале — это множество мощнейших выставок, от изобретателей кинематографа до звезд главного репортажного агентства Magnum; если не получается успеть всюду, нужно не пропустить хотя бы троих. Это очень разные люди — Андреас Гурски снимает сложнейшие многофигурные композиции, Мартин Парр фиксирует странности и дикости повседневной жизни, Ранкин фотографирует красавиц и управляет известнейшим стилевым журналом Dazed & Confused. «Афиша» собрала самые важные факты о Гурски, исследовала блог Парра на www.magnumphotos.com и позвонила Ранкину на Кубу.

Ранкин

Ранкин, из серии «Emily, Breeding: A Study of Sexual Ambiguity», 2001

Ранкин. Из серии «Sofasexy: Turning a Cheap Sofa into an Object of Desire», 2002

«Сейчас я на Кубе снимаю рекламную кампанию. К сожалению, чувствую я себя неважно, весь день сплю на ходу. Позавтракать мне совсем не удалось: всю ночь мы снимали, снимали и снимали, завтрак я просто проспал. Но сейчас вот только что съел пиццу и хочу непременно сказать, что лучше бы кубинцы занимались только своими сигарами.

Ну вот, и мы снимаем тут рекламную кампанию. Реклама модной одежды. Мода — она соблазнительна и сексуальна, но при этом остается очень поверхностной. Я все время то выпадаю из этого мира, то снова туда проваливаюсь: я снимаю, с одной стороны, моду, а с другой стороны — людям кажется, что это просто девушки, практически голышом.

Сам по себе, признаться, я довольно немодный человек — я не ношу Gucci и Martin Margiela и все эти по-настоящему модные марки, потому что я не создан для этого. Вот сейчас на мне поло John Smedley, джинсы Levi’s и ботинки Prada. Видите ли, у меня есть чувство стиля, разумеется, но не будет такого, чтобы люди смотрели на меня и думали: о да, он старался изо всех сил.

Я никогда не смог бы стать голливудской звездой, это все равно что золотой рыбкой. Я ненавижу, когда меня фотографируют, в мире существует не так много моих фотографий. Какое-то время назад многие считали, что я большой черный мужчина — из-за имени; и бывали сильно удивлены, когда узнавали, что я невысокий белый толстячок.

Я стараюсь поддерживать молодых фотографов. В отличие от многих моих коллег я ими правда могу искренне проникнуться. На самом деле вся затея с Dazed & Confused, когда мы его основали, была в том, чтобы туда приходили талантливые люди, а мы бы их всячески поддерживали. Но сам по себе я не только фотограф — я еще и директор. Не арт-директор, а режиссер. Я срежиссировал много рекламных роликов и несколько фильмов. Это иногда куда интереснее фотографии.

Вообще, для человека самый лучший возраст — это 5–6 лет, когда он может на пляже строить замки из песка. Но для меня лучшее время — это сегодня, сейчас. Хотя нет, не прямо сейчас — лучше, когда я не чувствую себя таким больным. Я никогда не был абсолютно, глобально счастлив, но сейчас, пожалуй, я близок к этому. Лучшее занятие, которое я могу себе представить, — проводить время с сыном и моей девушкой. С ней мы сделали вместе книжку, которую я считаю своим безусловно лучшим проектом, — «Tuulitastic». Мои любимые модели — Кейт Мосс и Хайди Клум, но моя Туули совсем неплоха даже по сравнению с ними.

У меня много фотографий, на которых девушки тянут в рот пальцы, конфеты и еще что-нибудь. Да, у меня есть небольшой пунктик по этому поводу. Некоторые люди вообще считают, что я все время делают одно и тоже, — это не так. Это говорит лишь о том, что они совсем незнакомы с моими фотографиями.»

Ранкин. Из серии «Sofasexy: Turning a Cheap Sofa into an Object of Desire», 2002

Андреас Гурски

Андреас Гурски. Прада I, 1996

Гурски — самый дорогостоящий фотограф в мире. 7 февраля 2007 года на лондонском Sotheby's за невероятную для фотографии сумму — 3 346 456 долларов был продан цветной диптих «99 cent II».

Все работы Гурски на самом деле коллажи. Для создания одной фотографии он использует несколько кадров — от двух до пятидесяти. То есть Гурски делает некоторое количество снимков и потом склеивает их. Таким образом он добивается, как он сам говорит, уничтожения перспективы. Критики называют этот метод «реконструкцией реальности» и противопоставляют его «документированию».

Украинский олигарх Виктор Пинчук купил для своей галереи PinchukArtCentre гигантскую фотографию Гурски «Кличко». Фотограф снял боксерский ринг, на котором Владимир Кличко только что выиграл очередной бой. Это самая дорогая фотография, находящаяся в данный момент на территории Украины.

Сам Гурски говорит, что он принципиально работает только с теми объектами, которые люди часто видят в реальности или по телевизору. «Сочетание обыденности и странного ракурса и создает тот самый нужный эффект». Кроме того, он предпочитает снимать места большого скопления людей, вступающих в какое-то взаимодействие друг с другом.

8 любимых мест фотографа Гурски: биржа, свалка, автомобильные гонки, парады, стойла коров, полки супермаркета, КНДР, «Формула-1». В 2005 году Гурски сказал, что в ближайшем будущем собирается снимать обнаженных женщин. После этого заявления в течение трех месяцев его работы выросли в цене вдвое. Через несколько дней после очередной успешной продажи Гурски заявил, что пошутил про женщин. И цены снова выросли.

Недавно Гурски сделал серию фотографий в Северной Корее. Он снимал «Массовые игры» — гигантское спортивное шоу, во время которого на главном стадионе страны одновременно выступили более 80000 гимнастов и 10000 детей. Во время визита Гурски в Корею замминистра иностранных дел КНДР Ким Ен Ир назвал фотографа другом корейского народа.

Андреас Гурски. Кувейтская биржа, 2007

Андреас Гурски. Римини, 2003

Мартин Парр

Мартин Парр. Великобритания. Еда. Английский завтрак, 1995

О «Макдоналдсе»

«Я был в Москве в 92-м, снимал первый московский «Макдоналдс», к нему стояли огромные очереди. До сих пор удивляюсь, в каком радостном возбуждении находились обедающие. Это был единственный раз, когда я получил официальное разрешение фотографировать в «Макдоналдсе». Я неоднократно запрашивал разрешение, но всякий раз получал отказ. Что не мешает мне фотографировать в «Макдоналдсах»: когда где-нибудь в Китае тебя вышвыривает перепуганный менеджер, это даже интересно. Тем более что в двух шагах от этой закусочной наверняка работает еще одна»

О туристах

«Когда я снимал туристов в 90-х, меня часто просили «нажать на кнопку», пока владельцы фотоаппарата позируют перед какой-нибудь достопримечательностью. Одному богу известно, сколько фотографий Мартина Парра пылится сейчас в семейных альбомах»

О Саддаме

«Перед отъездом из Эмиратов я попал на блошиный рынок в Шардже — где, к моему удивлению, был огромный выбор тарелок и ваз с портретом Саддама Хуссейна. Как известно, я коллекционирую саддамовскую атрибутику, у меня одних только часов с Саддамом 50 штук. Я вернулся с огромной сумкой, набитой керамикой с портретами Саддама. По счастью, меня не особо тщательно досматривали в Хитроу — не то чтобы провоз этих предметов был запрещен, но я не знаю, как объяснялся бы с таможенником»

Об агентстве Magnum

«Вокруг моей кандидатуры были самые большие споры за всю историю агентства. Я был одним из первых, кто пошел поперек гуманистической традиции предыдущих поколений. Про меня говорили, что я эксплуататор, циник, даже фашист. Каких только слов не говорили. Ругались они долго и нудно, но я как-то выстоял»

Мартин Парр. Объединенные Арабские Эмираты, Абу-Даби, автопортрет, 1999

Мартин Парр. Италия. Озеро Гарда, 1999

Мартин Парр. Великобритания. Хенли-на-Темзе, 1995–1999

О скандалах

«Я думаю, в любой съемке людей есть элемент эксплуатации, и я в этом смысле не исключение. Странная вещь: если ты снимаешь людей в супермаркете—это считается чем-то скандальным, а если снимаешь людей на войне в Афганистане — уже нет»

О состоянии чилийской фотографии

«Я встречался в Чили с фотографом по имени Луис Вайнштейн. Он зарабатывает на жизнь тем, что читает по телевизору прогноз погоды. Работает по три часа в день, потом отправляется снимать. И он все время жалуется: вот в Чили нет фотографического рынка, никто не хочет покупать принты, журналы все чудовищные. Но вот интересно: в Рио на пляже Копакабана снимать просто невозможно. Если выходишь туда с камерой — все, тебе конец. Меня чуть не арестовали — какой-то человек возмутился, что пока я снимал, его сын маячил где-то на заднем плане. А в Чили — все наоборот: фотографируй где хочешь, кого хочешь, никого не волнует. Я говорю чилийцам: ребята, да у вас тут рай! А они: какой там рай, ни копейки на фотографиях заработать не можем»

Об успехе и неудачах

«Нас окружает пропаганда успеха, интервью с гламурными персонажами и все такое. Но для меня гораздо интереснее неудачи. Все, что приходит в упадок, катится вниз по наклонной, — это мое»

Мартин Парр. Испания. Бенидорм, 1997

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить