перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Дерк Сауэр «Вы продолжаете задавать тот же вопрос, а я продолжаю уходить от ответа»

Основатель издательского дома Independent Media возглавил медиахолдинг РБК — и собирается в течение трех лет решить все его многочисленные проблемы. «Афиша» поговорила с Дерком Сауэром.

архив

— Почему вы все-таки приняли это предложение?

— Это интересная компания, можно много сделать там. РБК — очень успешная компания, у них были некоторые трудности до того, и я могу помочь улучшить компанию.

— У вас ведь были и другие предложения наверняка? Почему отказались от них?

— Были, но это — самое интересное.

— По деньгам?

— Нет, деньги меня не интересуют.

— А что такого интересного в компании РБК, что Дерк Сауэр, который создавал двадцать лет назад Independent Media, согласился быть менеджером?

— Я не менеджер. Генеральный директор — Сергей Лаврухин, он — менеджер. А я буду ему помогать в стратегических вопросах, как реализовывать их в компании, я не буду работать как менеджер.

— А позиция президента — это не менеджмент?

— Нет.

— Будет принадлежать какой-то пакет акций?

— Это между РБК и мной, я не готов публично сказать.

— То есть все-таки будете собственником…

— Посмотрим-посмотрим.

— В зависимости от ваших успехов, да?

— Ничего не скажу об этом.

— Вы в интервью Forbes сказали, что «Ведомости» и газета РБК не конкурируют, объяснили тем, что «Ведомости» — высокий сегмент, а РБК — средний. Мне лично это не очень понятно. Это что значит? Как вы видите различия, притом что обе газеты посвящены бизнесу?

— Характер «Ведомостей» — совершенно другой, чем характер РБК, и аудитория другая, и тираж, и рекламодатель — все другое. «Ведомости» — это международная газета, выше уровнем, а РБК — более популярная, не газета для элиты, как «Ведомости». Они как «Домашний очаг» и Cosmopolitan, оба — женские журналы, но не конкуренты друг другу.

— А принцип, по которому отбираются новости, чем отличаются?

— Новости — это новости. Если Обама — новый президент Америки, то это новость для обеих газет, но разница — в анализе, критике и комментариях. И кроме того, РБК-Daily — это очень маленький проект РБК, самое важное — это интернет-бизнес и телевидение, в которых «Ведомости» не работают. «Ведомости» — это более западная газета, а РБК — более русская. Это не плохо, это хорошо, у них — свои ниши. «Ведомости» — это газета, выходящая с Wall Street Journal и с Financial Times, в ней больше журналистских законов, правил, а в РБК работают чуть-чуть по-другому.

 

 

«Бизнес — это бизнес, а политика — это политика»

 

 

— Вы собираетесь это изменить?

— В РБК? Это не будут «Ведомости», это понятно, но важно, чтобы информация была хорошего качества.

— У вас будет возможность управлять газетой редакционно?

— Мой фокус не будет на газете, самое важное — это холдинг РБК, в котором есть очень много проектов, очень много вопросов. И газета РБК — это не самый первый вопрос.

— Телевидение — главный вопрос?

— И телевидение, и сайты, и другие проекты, там очень много проектов, вопросов важнее.

— У РБК-ТВ есть конкуренты? 

— Нет! Поэтому они в очень хорошей нише.

— А как же телеканал «Эксперт»?

— Он очень маленький, нет, это не конкурент. И это именно то, что мне нравится в РБК, — у компании есть некоторые сегменты, в которых они очень сильны. 

— Возможны в ближайшем будущем какие-то кадровые изменения? Изменения менеджмента?

— Во-первых, я должен со всеми познакомиться. Я доверяю Сергею Лаврухину, но пока не вижу нужды проводить кадровые изменения. 

— Как вы ощущаете сегодня деловую нишу? Она способна принести деньги, аудиторию?

— Без вопросов, это — лучшая ниша.

— Как-то вы мне говорили, что не считаете возможным создание политической газеты или газеты общего интереса в современных политических российских условиях. Вы по-прежнему придерживаетесь того же мнения? 

— Я не заинтересован в политических газетах, мне интересны газеты деловые, и обе эти газеты — именно деловые. И я не хочу делать политический проект из РБК.

— Почему?

— Во-первых, мне это неинтересно, во-вторых, я не думаю, что это интересно коммерчески. 

— А что вы думаете о политическом давлении?

— Я не думаю, что такого рода издания, как РБК, «Ведомости» или интернет-проекты должны слишком беспокоиться о политическом давлении.

— Я имею в виду, политическое давление — это причина, почему вы не хотите издавать политическую газету?

— Нет-нет-нет-нет, я думаю, что это неинтересно с точки зрения бизнеса. Это не предмет моей экспертизы или моего интереса.

— А то, что Прохоров стал политическим деятелем, не будет мешать бизнесу газеты?

— Нет. Политика — это его дело, а мы управляем другой компанией, и мы не должны смешивать это.

— Это возможно?

— Конечно! Почему нет?

— Ну мы помним олигархов 90-х все же, которые воспринимали медиа как инструмент политики.

— Слушайте, у меня Ходорковский был совладельцем Independent Media, у нас Потанин был совладельцем тоже. И не создавали они нам проблем.

— Но вы как-то говорили мне о проблемах с Платоном Лебедевым.

— Ну иногда он был немного сложным, но настоящих проблем все же не было никогда. С моей позицией все понятно, и все о ней знают: бизнес — это бизнес, а политика — это политика.

— А как вы думаете, с возникновением протестного движения в России в декабре стало сложнее управлять медиа?

— Если вы работаете на национальном телевидении, то да, а так — нет.

— А «Коммерсант», например, изменился?

— Изменился. Ну и что? Не думаю, что это связано с выборами.

— Как он изменился?

— Ну я не хочу это комментировать.

— А что касается вашего создания, «Ведомостей»?

— Никак они не изменились.

— Не думаете, что газета стала более политической?

— В экономике стало больше политики, так что неизбежно это произошло. Но газета не пишет о политике, она пишет о бизнесе, и если государства в бизнесе больше, то неизбежно, что газета пишет о государстве больше.

— А у вас не было создать свою компанию, как двадцать лет назад?

— Еще?! Нет, извините, нет. Хватит Independent Media. Это было новым изобретением, и не думаю, что возможно создать еще. Нет, нет, нет. Мы с женой Эллен управляем журналом «Йога», вот этого достаточно.

— Прошло несколько лет с тех пор, как вы продали свой пакет в Independent Media, стали менеджером. Не настало время сказать, почему?

— Это было правильное время просто, да и займы от друзей заканчивались, я хотел вернуть их. Я стал совладельцем большого издательского дома в Голландии и стал издателем самой важной газеты в Голландии, так что я не хотел заниматься всеми этими вещами в одно и то же время. Мне нужно было изменить жизнь.

— Но вы до сих пор хотите стать совладельцем — РБК, правильно?

(Смеется.) Вы продолжаете задавать тот же вопрос, а я продолжаю уходить от ответа.

— Какова в конечном счете цель?

— Сделать компанию успешной — с точки зрения качества, имиджа, финансов. Я хочу сделать РБК самой успешной мультимедийной компанией в России.

— И сколько у вас есть на это лет?

— Мне нужно как минимум три года.

— Поговорим тогда!

— Нет проблем!

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить