перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Я — свободная писательница, нравится это русским властям или нет» Анн Нива о своей высылке из России

Французская писательница Анн Нива была вынуждена покинуть Россию, где она работает больше десяти лет, из-за аннулированной визы по причине «общения с оппозицией». «Афиша» позвонила Нива во Францию.

архив

[альтернативный текст для изображения]

Фотография: Anne Nivat/www.facebook.com

Анн Нива написала о России книги «Когда русские СМИ заговорили: от гласности к свободе слова, 1985-1995», «Сучки войны: женщина-репортер в Чечне» и «Высотку»

 

— Вы можете рассказать о том, что с вами произошло? Вы вернулись из Владимира в Москву...

— Нет-нет-нет. Во-первых, меня не депортировали. Федеральная миграционная служба аннулировала мою деловую визу и дала мне транзитную визу, по которой я обязана покинуть страну в течение трех суток. Это произошло во Владимире в пятницу вечером. Мне позвонили в номер гостиницы и попросили спуститься вниз. Там меня ждали какие-то люди, которые представились как сотрудники этой службы.

— Они показали удостоверения?

— Конечно, они делали все аккуратно и вели себя нормально. Они проверили мои документы. Я знаю как надо вести себя в России, я регистрировалась в каждой гостинице за время этого путешествия. И все-таки они мне сказали: «Вы нарушили закон, но мы не можем здесь вам об этом говорить, поехали в отделение ФМС». И мы поехали. Там я провела 4 часа, мне аннулировали мою деловую визу. Как они говорили, моя цель поездки не совпадала с тем, чем я здесь занималась. И они напрямую сказали: «Вы здесь общаетесь с оппозицией» (Нива встречалась с Ольгой Романовой и сотрудниками региональных отделений «Яблока». Прим. ред.). Будто это запрещается! Я им так и сказала: неужели любой иностранец, приехавший по деловой визе, не имеет права общаться с людьми, которые открыто занимаются политикой?

— Что бы с вами случилось, если бы вы не уехали?

— Тогда я стала бы полностью нелегальной в России. А кто этого захочет? Такое первый раз в моей жизни, а я жила в России больше десяти лет. Я все видела в этой стране, в том числе и войну в Чечне. Меня знают в России из-за того, что я всю войну там проработала и написала сотни статей. Более того, эти люди из ФМС не скрыли от меня того, что следили за мной. До Владимира я ездила по Карелии — и в этом отделении была бумага, на которой были записаны адреса, по которым я якобы была в Карелии.

— Но вы за собой слежку не наблюдали при этом?

— Ничего не видела, абсолютно.

— Вы сказали, что приехали по деловой визе — как корреспондент какого-то издания?

— Нет, деловая виза не имеет ничего общего с корреспондентами. У корреспондентов есть защита, их не высылают. И я им не являлась, ни в России, ни во Франции. Я — свободная писательница. И нравится это русским властям или нет, это так. Я езжу по миру, пишу свободно и на разные темы и публикую свои книги.

 

 

«Я благодарна миграционной службе, что они мне подарили последнюю главу для книги»

 

 

— Над какой книгой вы работаете сейчас?

— Это книга о следах Советского Союза в России. И я очень благодарна миграционной службе, что они мне подарили последнюю главу для книги. Они мне подали прекрасную идею.

— Что вы будете делать теперь?

— Продолжать свою работу. По их словам, я имею право делать новую визу и вернуться в Россию хоть завтра, если захочу. Но если я буду во второй раз нарушать эти липовые правила, тогда они имеют право полностью закрыть для меня въезд в Россию. На три года. Но, как вы понимаете, они точно так же смогут подойти ко мне с обвинениями в любой момент. Это же Россия, вы знаете свою страну. Я не хочу думать о будущем. Я без России не могу, это часть моей жизни, здесь все мои друзья, я начала свою карьеру здесь.

— За последний год в Россию успели не пустить работавших здесь журналиста The Guardian Люка Хардинга и политолога Ханса-Хеннинга Шредера, теперь выслали вас. Как вы думаете, есть ли в этом какая-то логика?

— Конечно, я думаю что это связано с выборами — все боятся.

— Что сказал ваш отец Жорж Нива (французский историк литературы и славист, 50 лет назад высланный из СССР. — Прим. ред.), когда узнал новость про вас ?

— Сказал, что это очень похоже на его случай сорокалетней давности. Но его тогда депортировали, меня — нет. Хотя методы те же самые.

— Есть ли во Франции какой-то шум вокруг этой истории? Я посмотрел сайты французских газет и не смог найти новость про вас.

— Я еще не посмотрела. Во-первых, я сама напишу про это кое-что. Но только когда перестану давать интервью русским радиостанциям. Я еще не успела пообщаться с коллегами из Франции, потому что с самого утра мне звонят из России.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить