перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Молодые акционисты Джип в стене галереи, кровь в «Гараже», белые медведи и другие формы современного искусства

После историй с участниками группы «Война» и смертельным перформансом Олега Мавроматти стало ясно, что самые резонансные вещи в современном искусстве происходят в форме общественных акций. «Афиша» спросила молодых акционистов, деятельность которых больше похожа на политическое высказывание, чем на искусство, зачем им все это нужно.

архив

Ян Пищиков

Ян Пищиков

Студент Института проблем современного искусства и Школы имени Родченко въехал в русское искусство на черном джипе — буквально: через витрину галереи Stella Art Rus на Мытной; как раз в галерее был вернисаж, куча народу, которого было бы нетрудно покалечить автомобилем или осколками витринного стекла. Художественная общественность долго бы доходила своим умом, что это — наезд в плохом или хорошем смысле слова, намеренное хулиганство или оплошность при управлении автомобилем? Но Пищиков сам объяснил, что зрители на Мытной оказались свидетелями тщательно спланированной и подготовленной («без жертв») акции, а именно третьего перформанса в серии «Global Crisis» и одновременно триместрового зачета по видеоарту в Школе имени Родченко. Институциональная и социальная критика в исполнении Пищикова вообще травмоопасна: вторая серия «Global Crisis», когда Пищиков заковывал цепями извне двери бутиков на Тверской, могла бы закончиться неизвестно чем, приключись в этот момент внутри какого-нибудь из бутиков, скажем, пожар.

 

  • -

    «Global Crisis-1»

    апрель 2009 года

    Заправил свой черный джип на бензоколонке BP на тысячу рублей и расплатился монетами достоинством от 5 копеек до 5 рублей, чтобы отметить начало мирового экономического кризиса.

  • -

    «Global Crisis-2»

    сентябрь 2009 года

    Утром буднего дня обмотал цепью и закрыл на замок дверные ручки большинства магазинов на Тверской.

  • -

    «Global Crisis-3»

    апрель 2010 года

    На все том же джипе протаранил стену художественной галереи, в то время как в ней проходило открытие выставки художника Андрея Кузькина.

 

 

Ян Пищиков: «Про третью часть «Global Crisis» я смогу говорить только через несколько дней, когда суд вынесет решение по моему делу. Но зато могу рассказать про вторую часть. В августе 2009-го в 10 часов утра я вешал замки на двери разных магазинов на Тверской. Все делал один, сам же успевал все это снимать на две камеры. Где-то за полтора часа я закрыл два-три десятка магазинов и один офис Альфа-банка (с этими у меня личные счеты). Сотрудники не успевали среагировать, а я — проследить за тем, как они потом из этой ситуации выпутывались, мне нужно было двигаться дальше. Но знаю, что, по-моему, в магазине Trussardi не было черного хода, поэтому они сидели взаперти, пока кто-то не пришел им на помощь. Что я хотел этим сказать: пора перестать тратить деньги, нужно меньше интересоваться потреблением».

Группа «Агенда»

Группа «Агенда»

История, кое в чем напоминающая питерское ДСПА: политические активисты занимаются образотворчеством. Однако если искусство ДСПА и состоит в их уличном активизме, москвичи-анархисты из «Агенды» полагают изо как нечто параллельное основной деятельности. В роли художников «Агенда» программно «радикально отказывается от репрезентации непосредственной политической программы», и в этом смысле для «Агенды» выставки на «Винзаводе» в галерее протестного искусства «Жир» — экспансия в пространство fine art.

  • -

    Диодные транспаранты

    февраль 2009 года

    На митинг против копирайтных поправок на Пушкинской площади участники акции притащили таблички с подключенными к ним диодами, светившими надписями: «Censura — dura» и «Копирование — не воровство».

  • -

    «Шуминг»

    октябрь 2010 года

    Митинг на Чистых прудах в поддержку журналиста Бекетова участники группы попытались приободрить с помощью драмсекции и других шумовых устройств.

 

Саша Бидин, участник группы: «Основное поле, в котором мы работаем, — это попытка преобразовать традиционные политические акции — митинги, потому что привычная структура этих мероприятий уныла, а люди, которые туда приходят, выступают в роли пассивных наблюдателей. На митинге в поддержку Михаила Бекетова, Кашина и «химкинских заложников» мы организовали «шуминг»: предложили участникам митинга принести всевозможные устройства, которыми можно извлекать звук, и организовали драмсекцию. Я хотел, чтобы было больше действия и меньше разговоров, получилось иначе — «помогли» оппозиционные политики.

Так бывает: как-то раз мы притащили на митинг тантамареску (это такая штука, куда в парках аттракционов засовывают голову, чтобы сфотографироваться) с изображением казни, организованной фашистами. Люди смотрели на нее с опаской и голову подставлять не хотели. Какие акции мы дальше делать будем — пока непонятно. Но время от времени мы устраивали лекции, и недавно нам предложила дружить «Гилея». Теперь будем делать лекции у них».

Денис Мустафин

Денис Мустафин

Выстраивание параллельного официозу пространства началось в формате квартирных выставок, продолжилось акцией устройства фестиваля «Пошел! Куда пошел?» — на фоне официозной биеннале «Стой! Кто идет?» при Государственном центре современного искусства это выглядело непрошенной, нарочито параллельной программой. В результате «Пошел! Куда пошел?» не только собрал авторов с протестным пафосом, но и сильно попутал расписание государственного мероприятия: художники, участвующие в официозе, легко оказывались в программе нонконформистов и наоборот. С тех пор Мустафин отметился парой индивидуальных акций против 282-й статьи УК, однако в суд на него — и на «бомбилу» Антона Николаева — организация «Народная защита» подала за выставку в программе «Пошел. Куда пошел?».

 

  • -

    «Пошел! Куда пошел?»

    июль 2010 года

    Денис организовал альтернативную биеннале молодого искусства — проходила она на заборах города и в «захваченном» художниками доме Наркомфина.

  • -

    «Вас оскорбляет цвет моей крови»

    сентябрь 2010 года

    Придя на выставку «100 лет перформанса» в «Гараж», изображал религиозную молитву, обмазываясь собственной кровью.

  • -

    «Софийский некролог»

    сентябрь 2010 года

    Приехав в гости к Олегу Мавроматти, целый день проходил по Софии, таская за собой деревянный гроб и развешивая приглашение на поминки по вдохновению.

 

 

Денис Мустафин: «В последнее время участились случаи возбуждения дел по 282-й статье за художественные акции, в частности, не так давно вспомнили старую историю с Олегом Мавроматти. Поскольку мы с ним в хороших отношениях, я решил его поддержать акцией «Вас оскорбляет цвет моей крови». Почему она прошла в «Гараже» — важно было сделать акцию на территории искусства, а не улицы, к тому же там в тот момент проходила выставка «100 лет перформанса». В день акции там проходил арт-эксперимент: каждый мог прийти, заплатить денег и устроить перформанс, но там все это сводилось к детским аттракционам.

Это был общий отпор любым мракобесам — искусство с момента своего появления претендует на роль религии и выполняет сегодня его просветительские функции. Поэтому я слил из вены кровь в стаканчик, а потом умывался кровью и, сидя на корточках, кланялся лбом в пол. Меня окружили все охранники «Гаража», очистили помещение, в котором я находился, позвали врача и спросили у него: «В дурку его или в милицию?» Вызвали милицию, которая вывела меня на улицу. Поскольку предъявить им было нечего, меня отпустили.

Арт-сообщество на акцию отреагировало вроде бы положительно — на OpenSpace вышел про нее материал, и даже главный куратор «Гаража» в своем фейсбуке написал, что это круто».

Артем Лоскутов и «Бабушка после похорон»

Артем Лоскутов и «Бабушка после похорон»

Базирующаяся в Новосибирске группа стала известна благодаря «Монстрациям» — акциям-флешмобам, чей смысл прежде заключался в том, чтобы пройтись 1 мая или в какой другой государственный праздник колонной по центру Новосибирска с абсурдными плакатами и речевками. Абсурд позволял выстроить взамен поляризованной политической дихотомии «наши — не наши» мир другой, по логике абсурда более нормальный; ну а громко известной группа стала, когда спустя пару недель после прошлогодней «Монстрации» лидера группы Артема Лоскутова «приняли» с 11 граммами марихуаны. Лоскутов, во всеуслышанье объявлявший дело подстроенным, провел месяц в СИЗО, был выпущен под подписку о невыезде и весной уже этого года приговорен к штрафу — тем временем «Монстрации» прокатились от Петербурга до Владивостока и от Москвы до Пекина.

 

  • -

    «Монстрация»

    май 2004–2010

    Ежегодное шествие Лоскутова и ему сочувствующих с транспарантами.

  • -

    «Мокрые попы»

    июнь 2010 года

    Облаченный в церковную рясу художник в парке зачитывал обвинение прокурора Самодурову и Ерофееву. Всех, кто пытался как-то ему помешать, его ассистенты обливали водой.

  • -

    «ДЕМОН_страция»

    октябрь 2010 года

    То же самое, что и «Монстрация», только на Хеллоуин и по поводу 31-й статьи Конституции.

 

 

Артем Лоскутов: «3ачем это все? Первая для меня и для Новосибирска акция «31» была сделана в марте 2010-го, мы хотели проанонсировать «Монстрацию» и потребовать от мэрии не препятствовать нашему праву свободно собираться, это все еще дико актуально. В форме митинга, только на табличках вместо «31» у всех было «42». 2010 минус 1968 равняется 42. 31 июля побывал на Триумфальной, ощущения новые и сильные. Да еще и Мохнаткина посадили — за то, что шел 31 декабря по той же Триумфальной и вступился за женщину. Два с половиной года дали. Пока Мохнаткин сидит, пока власть препятствует свободе собраний, каждый месяц 31-го числа в 6 вечера я буду делать эти акции».

Движение сопротивления имени Петра Алексеева

Движение сопротивления имени Петра Алексеева

Петербургское анархистское Движение сопротивления имени Петра Алексеева мыслит себя в целом отнюдь не художниками, но «представителями народа», который «власть держит за быдло». И программа у них — соответствующая, политическая («мы за» и «мы против» — с этим можно ознакомиться на сайте движения). Однако же их «пропаганда действием» не лишена и собственно художественной образности, многозначной иносказательности; постоянное внимание к городской визуальности типа рекламы или граффити, да и само существование «художественной ячейки» при движении (ХУЯ ДСПА), отметившейся баннерными акциями вроде «Мутин пудак», говорит за себя.

 

  • -

    «Экстремист»

    май 2010

    Во время празднования Дня города активисты ДСПА разыграли на площади перед Казанским собором в Петербурге сценку с человеком, переодетым в палача. Прохожие фотографировались в колодках и брали антиправительственные листовки, полагая, что это одно из запланированных шоу.

  • -

    «Белые медведи»

    октябрь 2010

    Несколько активистов, загримированных под белых медведей, шатались по городу, агитируя людей против газовых корпораций, своей деятельностью наносящих ущерб экологии Севера.

  • -

    «Был бы мед, пчеловоды найдутся»

    октябрь 2010 года

    Вывешивание в заметных местах злободневных баннеров — основной род деятельности ДСПА. Полотно с надписью «Был бы мед, пчеловоды найдутся» провисело несколько минут на Большом Каменном мосту — такова была реакция московской ячейки ДСПА на отставку Лужкова.

 

 

Дмитрий Жвания: «Cоздавая движение, мы решили проводить акции, которые имели бы характер прямого действия, но при этом не были бы связаны с насилием. А во-вторых, мы выбираем для акций знаковые места — Исаакиевский собор, крейсер «Аврора» и так далее.

Мы пытаемся неожиданно прорваться в публичное пространство. Например, когда проходил городской карнавал, мы проводили акцию против милицейского произвола — раскидывали с крыши листовки, но необычным способом. Упаковали листовки в красные мешки и завязали их бечевкой, которая распускалась уже после того, как мешки сбрасывали. Выглядели они как красные знамена, из которых сыпались листовки. Это напоминало полеты Чкалова над Москвой в 1930-е годы».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить