перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Общественные пространства

Она утонула: что случилось с кораблем «Брюсов»

Дома

Вчера корабль «Брюсов» — островок с магазинами, вечеринками и кафе на воде у «Музеона» — был опечатан и закрыт по решению суда на 90 дней. Летом «Город» провозгласил «Брюсов» лучшим новым местом, а теперь выясняет у придумавших его людей и арендаторов, почему с ним ничего не вышло.

Комментарии владельцев

Николай Матушевский Николай Матушевский Владелец дизайн-завода «Флакон», команда которого управляла «Брюсовым»
  • Что произошло?
  • «Брюсов» утонул, как говорили про подводную лодку. Корабль закрыли, опечатали по формальным поводам: часть из них мы признаем, другую — нет. Формально мы стали жертвами борьбы мэрии с дебаркадерами. Я поддерживаю эту инициативу мэрии, но «Брюсов» не дебаркадер. По документам это стоечное судно, а по факту — социальный объект. Раньше он был борделем и казино. Мы в достаточно сжатые сроки переделали его в творческий кластер
  • Нет, мы не знали. У нас есть все документы, подтверждающие, что судно может стоять до ноября 2015 года. Однако за последний месяц к нам приходило порядка 27 инстанций с проверками. Наверное, у нас есть какие-то нарушения, но они мелкие. У нас, например, лампы не соответствуют ГОСТу. Но мы опять же готовы их поменять, все исправить. 
  • На встрече с резидентами вы сказали, что вас «выставили, как котов». Но ведь трудно же доказать человеку в здравом уме, что это было из-за ламп.
  • Юридически, конечно, все сложнее. Но тут другое: Москва тратит огромные деньги на реконструкцию набережных, парков, создание пешеходных улиц — делается же что-то для людей, чтобы им было комфортно. Мы абсолютно с таким же подходом делали «Брюсов» — проект, нужный горожанам. Нельзя и нас, и любые другие дебаркадеры грести под одну гребенку. На момент закрытия у нас было около 20 резидентов. Когда начались проверки, наверняка какие-то мелкие нарушения у них находили. Это ведь малый бизнес. Государство вечно говорит о поддержке малого бизнеса, при этом само же его и душит. Вы дайте время на исправление документов хотя бы! Все наши арендаторы — официально зарегистрированные юридические лица, которые платят налоги. И еще момент: «Брюсов» нельзя даже передвинуть — когда его пригоняли, уровень в реке был ниже, поэтому даже если сейчас его захотят отогнать, то он не проплывет под мостами. Чтобы «Брюсов» увезти, придется спиливать его верхушку. Вывезти этот корабль до весны в принципе невозможно. 
  • В чем, по-вашему, логика войны мэрии с дебаркадерами? Не очень понятно, как Москву принципиально украсит отсутствие кораблей.
  • Сейчас проводят конкурс на разработку концепций набережных: я уверен, нам покажут и расскажут, как хорошо без дебаркадеров. «Брюсов» стоит на своем месте уже больше 23 лет и мало кому мешал. Я понимаю общественное возмущение про дебаркадер на Котельнической набережной: по документам маленький корабль разрастался до огромного судна. Такое, конечно, надо убирать. Я к тому, что перекосы и у нас были, но в данном случае нельзя ко всем проектам подходить так резко. Почему нам заранее не сказали выехать? Мы бывший бордель привели в порядок, сделали внутри ремонт, внесли в него нормальную жизнь — хуже от этого кому стало? Большинство арендаторов «Брюсова» — небогатые люди, которые брали кредиты и влезали долги. Теперь им нужно все это выплачивать. Я им, конечно, помогу, чем смогу.
  • А чем вы им можете помочь?
  • Могу временно бесплатно предоставить площадку на «Флаконе». Попробую найти места для проведения ярмарок, где бы ребята смогли продать то, что не успели продать на корабле. Я считаю себя ответственным за то, что происходило, но всех своих потерь я компенсировать не смогу, потому что мы также вложили большие деньги в реконструкцию. Мы будем оспаривать решения суда, бороться — у нас есть юридическое право на это. 
  • Владелец судна — это «Московское речное пароходство»? Что его генеральный директор Роман Троценко вообще об этой ситуации думает?
  • Корабль принадлежит пароходству. С Романом, к сожалению, мне связаться не удалось.
  • Когда настал момент, когда вы смирились с тем, что вы как управляющая компания потеряете «Брюсов»?
  • Вчера. Тут уже не хочется делать ничего хорошего для города — никто здесь ничего не ценит. Не хочется выходить на митинги с лозунгами. Мы постараемся ребятам минимизировать потери, однако бороться насмерть за корабль мы не будем. Просто то, как сейчас поступили органы власти, нам не кажется правильным.
  • Есть некоторое мнение, что в Москве «зима близко»: все эти кафе, зоны отдыха и прочие приятные места становятся ненужными, потому что в стране появляются проблемы посерьезнее. Есть у вас такое ощущение?
  • Нет, я так не думаю. Сложности и трудности, конечно, есть, но такие проекты, как «Флакон» или «Брюсов», внушают какую-то уверенность в завтрашнем дне: людям есть где встретиться, музыку послушать. Одно другому не мешает.
Прощальное селфи хозяйки Jerusalem Bazar Татьяны Либерман

Прощальное селфи хозяйки Jerusalem Bazar Татьяны Либерман

Фотография: instagram.com/tanya_liberman


Алексей Капитанов Алексей Капитанов Управляющий корабля «Брюсов»
  • Какие у вас были нарушения?
  • Первым поводом обращения Роскомнадзора стал непронумерованный уборочный инвентарь (швабры, веники, совки). Вторым — контейнер для хранения люминесцентных ламп, который оказался недостаточно безопасен: мы не исполнили требования, прописанные в СанПиНе 1987 года, если не ошибаюсь. Третье нарушение — у нас из-под крана течет вода, не соответствующая требованиям Роскомнадзора к питьевой воде. Несмотря на то что мы предоставили в суд документы, опровергающие это. Мы делали химический анализ в лаборатории, который показал, что воду у нас можно пить из-под крана.  
  • Я не очень понимаю, вы имели право сдавать в аренду эти помещения под кафе и магазины?
  • Насколько мы видим законодательство, да.
  • А как эту ситуацию видят органы власти?
  • Судебные приставы вчера, на мой взгляд, явились, не имея на это правовых оснований. Они как минимум должны были нас об этом уведомить, а они просто приехали и опечатали. Это же нарушение действующего законодательства. Поэтому мне трудно оценить действия людей, с которыми мы имеем дело.
  • На корабле был еще магазин Adidas: это все-таки не малый бизнес, а гигантская корпорация. С их стороны были к вам претензии?
  • Думаю, что будут.

  • Что вы в принципе собираетесь сейчас делать?

  • На мой взгляд, мы сейчас должны в максимально сжатые сроки создать новый проект, в который бы телепортировались все резиденты «Брюсова». У нас есть определенные идеи, но мы пока не готовы их озвучивать.

  • Сейчас задача быстро всех выселить и строить новое?

  • В течение 10 дней мы попытаемся ответить себе на вопрос, есть ли у нас какие-то перспективы в правовой борьбе с ними. Если мы поймем, что их нет, то закончим со всем этим.

  • Ресторан «Сказка Востока» тоже может сказать, что зря их закрыли: они людей радовали, шашлыком кормили, свадьбы проводили.

    • Но вряд ли у них были совместные мероприятия с «Музеоном», вряд ли там презентовали концепцию Москвы-реки, вряд ли они были площадкой для празднования Дня города. У нас все-таки был креативный кластер, коим при всем уважении «Сказка Востока» не является. Были уроки китайского и испанского языка, театр, балет, мастер-классы по танцам. В половине случаев это все было бесплатно. Мы отвечали на запросы горожан и гостей «Музеона». Если Мосгорпарк говорит, что в парках нужны коворкинги, мы открыли коворкинг. Если не хватает точек общепита — то мы открываем кафе. Мы даже открыли дополнительные туалеты. Мы часто шли на уступки тем проектам, которые не могли себе позволить в полной мере оплатить аренду. Это серьезная социальная поддержка.
    • Если честно, то с окончанием лета количество людей на «Брюсове» снизилось?
    • Конечно, снизилось. В любом случае этот проект, как парк или любая рекреационная зона, может быть только сезонным. Но мы спланировали программу активностей так, что, несмотря на холод, ветер и снег, люди доходят до корабля. Не в том количестве, как летом, конечно, но достаточном, чтобы зарабатывать и нам, и арендаторам.  

Что говорят резиденты «Брюсова»

Аня Морозова Аня Морозова Совладелец креативного агентства «Брусника»

«Какое место для креативного агентства можно придумать лучше, как не корабль в центре Москвы? Это была самая необычная площадка в городе, да к тому же цены на аренду были умеренные — мы платили порядка 2000 р. за квадратный метр. Разумеется, потеряли деньги: вложились в ремонт, сделали мебель — у нас была идея экоофиса. Но мы все понимаем, и я не обвиняю управляющую компанию. Они шли на риск, и мы шли на риск. Наверное, чего-то не хватило — пороха, лоббистов, коммуникации. Я к ним отношусь как к романтикам, которые хотели перевернуть какие-то привычные в Москве вещи, но не получилось».

Полина Грошева Полина Грошева Владелец студии портновского искусства Kroisheilubi

«В прошлый четверг был суд, и нам об этом не сказали. Не предупредили, что корабль опять будет закрыт. Судебные приставы могли прийти в любой момент, и то, что они вчера нам дали час на сборы, — это еще неплохо. Они могли вообще нас не пустить за вещами. На мой взгляд, причины закрытия в том, что ребята, которые занимались проектом, были ужасно расслабленными, ничего не делали для раскрутки «Брюсова». А нарушения, я считаю, реально были. При этом мы платили арендную плату как ежемесячную квартплату».

Александра Гарбузова Александра Гарбузова Основатель профессионального кабинета астрологии Astrolab Astromama


«Я была на корабле с самого первого дня, но по факту нормально проработать получилось только первые десять — когда открытие прошумело. Весь бархатный сезон, то есть сентябрь, «Брюсов» был закрыт из-за проверок. Было затрачено немало сил и ресурсов на проект, у меня в астрологической лаборатории происходили консультации, театр и я изготавливала астрологические духи, которые так и не удалось спасти, когда корабль попросили покинуть в срочном порядке. Теперь мне, конечно, понятно, что эта история ничем хорошим не закончится, но в суд не пойду». 

«Удивительно то, что у судна кармические узлы в Скорпионе и Тельце, и я об этом знала в момент подписания договора — что бедовый корабль и что вечные передряги и трансформации, но надеялась, что как раз очередное обнуление уже было и теперь только энергия Тельца!», — прокомментировала закрытие хозяйка астрологического салона «Астролаб» Александра Гарбузова

«Удивительно то, что у судна кармические узлы в Скорпионе и Тельце, и я об этом знала в момент подписания договора — что бедовый корабль и что вечные передряги и трансформации, но надеялась, что как раз очередное обнуление уже было и теперь только энергия Тельца!», — прокомментировала закрытие хозяйка астрологического салона «Астролаб» Александра Гарбузова

Фотография: facebook.com/astrolab.astromama

Анатолий Соболев Анатолий Соболев Хозяин вэйпшопа Babylon (продает электронные сигареты)

«У нас с владельцами никаких проблем не было, и вообще на корабле нам нравилось. Конечно, все эти бесконечные проверки ничего хорошего не предвещали, и с коммуникациями были проблемы — то воды нет, то света. Но мы думали, что все образуется. Претензии-то у чиновников были какие-то смешные: вода плохого качества, уборочный инвентарь немаркированный — все это исправить несложно. Но сейчас уже «Брюсов» вряд ли откроется. У резидентов не очень оптимистичные настроения, многие даже новые площадки успели найти. Мы тоже сейчас переезжаем на «Флакон» и еще в центре открываем большую точку. И не отчаиваемся. В этой стране ведь все что угодно может случиться».

Роман Багадаев Роман Багадаев Основатель барбершопа «Бриолин»

«Мы застали весь процесс перевоплощения судна из сомнительного отеля в одну из лучших культурных площадок города. С самого начала понятно, что риски вести бизнес на судне выше, чем на земле, но мы не зашли бы в проект, не убедившись, что он будет нормально работать. Чья-то рука распорядилась закрыть корабль любыми способами, и даже лоббирование со стороны МРП (ОАО «Московское речное пароходство». — Прим. ред.) не сыграло своей роли. Зло победило добро. Мы пострадали, возможно, больше, чем другие: ведь в парикмахерскую люди планируют свой поход заранее, и когда мы рушим их планы, мы рушим их доверие к нам. Вчера нам сообщили, что пришли приставы и мы должны покинуть помещение в течение часа. И пока мастера стригли своих клиентов, мы начали собираться. Последний клиент достригался уже в спартанских условиях, в полупустом помещении».


Георгий Ермаков Георгий Ермаков Владелец семейного магазина «Куби Руби»

«Мы открылись на «Брюсове» в конце августа и до первых проверок в спокойном режиме успели проработать всего три-четыре недели. Первый раз корабль закрылся в середине сентября. Мы, конечно, едва такое могли предположить. Когда все это началось, управляющая команда объяснила нам и другим резидентам, что правительство Москвы начало очищать Москву-реку от дебаркадеров, но «Брюсов» вроде как до октября 2015 года не тронут, — и ни у кого не было оснований им не верить. Потом был суд с штрафом, а проверки не прекращались. Летом трафик был очень хороший, пиар самого корабля интенсивный, а из-за проверок мы все понесли не только финансовые, но и большие репутационные потери. Но мы все равно съезжать не хотели: на «Брюсове» собралась очень хорошая команда, это был идейный проект, и многие решили держаться до последнего. О том, что опять проходил суд, нам сообщили, а вот о его решении — нет. Думаю, команда полагала, что успеет подать апелляцию и не хотела сеять панику. Управляющие и инвесторы говорят, что сделали все, что могли. В любом случае мы сейчас будем решать в индивидуальном порядке вопрос прекращения договора аренды. Я считаю, и многие со мной согласны, что риски должны быть поделены. Понимаю, что владельцы не могли такого ожидать, но они должны нести материальную ответственность».


Женская парикмахерская The Tub покинула корабль еще в конце сентября — до второй волны проверок

Женская парикмахерская The Tub покинула корабль еще в конце сентября — до второй волны проверок

Владимир Белых Владимир Белых Владелец магазина Physika

«Я оцениваю произошедшее как неудачный опыт, но не обладаю достаточной информацией, чтобы точно ответить, кто виноват в этой ситуации. Очевидно только, что это не заказ и что управляющая команда не предприняла достаточное количество усилий, чтобы предотвратить закрытие корабля. Если бы мы жили в другой стране, обязательно был бы суд. Арендаторы точно не виноваты в этой ситуации и понесли огромные финансовые и репутационные потери. Physika уже потеряла чисто финансово более миллиона рублей на данный момент. И потеряет еще больше. Да если принимать во внимание сезонность нашего бизнеса и то, что точка на «Брюсове» была нашей единственной точкой продаж, можно сказать, что мы потеряли как минимум год».

Татьяна Либерман Татьяна Либерман Хозяйка магазина Jerusalem Bazar

«Нас пичкают уверениями, что проверки и закрытия не санкционированы, но это выглядит как разводка арендаторов на жалость. Арендодатели начали сдавать помещения, не получив разрешений, и мы, как наивные дети, бросились в проект с головой. Я, конечно, как умная еврейская девочка, не потеряла денег. Но ситуация реально выходила за рамки договора, где были прописаны форс-мажоры типа урагана, но не упоминались ежемесячные закрытия корабля Роспотребнадзором. Единственный урок, который Москве стоит почерпнуть из этой истории, — на хипстерских понтах дела не сделаешь, и нельзя браться за то, что ты не сможешь вывести».


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить