перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Будущее Машины без бензина

Электромобили Tesla уже не уступают по характеристикам обычным машинам — и в будущем первые могут стать прямыми конкурентами вторых. «Воздух» нашел Tesla в Москве и попросил ее владельца прокатиться по городу с Андреем Подшибякиным.

Технологии

Фотография: Ольга Алексеенко

Сергей Филонов, вице-президент по технологии Crowdage Academy, владелец автомобиля Tesla: Когда я регистрировал в ГАИ ее, пришлось вводить новую учетную запись. Ее просто не было в базе.

Андрей Подшибякин, генеральный директор агентства Social Insight, журналист: У нее еще и выхлопных труб нет. То-то, должно быть, в ГАИ удивились.

Филонов: Это еще что. Вы не видели, что у нее под капотом! (Безуспешно пытается открыть капот в течение минуты.) На самом деле она умнее, чем кажется. (Капот открывается. Под ним — пустота.) Вот.

Подшибякин: Ничего себе, два багажника! А сложно ее заряжать? Что, прямо от обычной розетки заправляется?

Филонов: У нее есть штатная зарядка, а я купил два дополнительных комплекта. Они вешаются на розетку и одной стороной вставляются как бы на место бензобака. С мощности в 12 киловатт заряжается за ночь. С полной зарядки она показывает запас где-то 450 километров, но это по трассе. В Москве так не получается, тем более что газку хочется поддать, а газок здесь — 4,2 секунды до ста. Больше 250 километров за день у меня по Москве еще не выходило, а это за ночь полностью восстанавливается. Но я и столько не наезжаю, я же не таксист.

Сергей Филонов купил Tesla Model S летом, поэтому опыта эксплуатации электромобиля зимой у него нет — но надеется на лучшее

Сергей Филонов купил Tesla Model S летом, поэтому опыта эксплуатации электромобиля зимой у него нет — но надеется на лучшее

Фотография: Ольга Алексеенко

Подшибякин: Не таксист, а шашечки сбоку нарисованы.

Филонов: А, это… Это просто реклама нашего сервиса intaxi.ru. Хотя несколько раз меня пытались ловить на светофоре, подбегали, думали сесть. Слава богу, что ручки внутрь заходят и дверь так просто не открыть.

Подшибякин: Не попадали в ситуацию, когда вы едете и понимаете, что заряд ­заканчивается — и все, непонятно, как дальше?

Филонов: Я понимаю, на что я подписался, и стараюсь в нее не попадать. Но это не так интересно. Вот лучше смотрите: мы тормозим, а она что делает? Рекуперирует энергию! То есть тормозом практически не пользуешься — когда газ бросаешь, она 98% энергии качения перерабатывает. Тут почти как в бэтмобиле — помните, там одна педаль для газа и для тормоза была? И для колодок это хорошо, ведь любая фрикционная конструкция — это диссипация энергии.

Подшибякин: Без сомнения! А дорого заряжать?

Филонов: 68 рублей — полная зарядка. Это если по ночному тарифу. Кстати, в ней еще такая возможность заложена: оттого что разные есть тарифы, дневной и ночной, вы, если у вас дом частный, можете использовать машину как бесперебойный источник питания. То есть вы ее за ночь заряжаете по ночному тарифу, а днем питаете дом электричеством от нее. Экономия!

(Рядом останавливается черный Maserati. Водитель высовывается из окна: «Скажите, она полностью электрическая?» — «Да, полностью». — «Обалденно». Maserati уезжает.)

Подшибякин: А как вам пришла в голову идея вообще ее купить?

Филонов: Да я следил же за ней. В основной массе народ не понимает этого, ­думает, что дорого. А зря. Она ведь не ломается, дешева в эксплуатации, сервис простой.

Подшибякин: А «фискером» (аналогичный американский автомобиль производства Fisker Automotive. — Прим. ред.) не интересовались?

Филонов: Так это же гибрид, а не электромобиль. У него все равно бензиновый двигатель. А я вот после этой машины стал отдавать себе отчет, когда пересаживаюсь за руль другого автомобиля, что впереди у тебя мотор, где каждую минуту много тысяч раз происходят взрывы, а под тобой сто литров горючей жидкости — то есть ты потенциальный шашлык.

Панель управления Tesla похожа на ги­гантский iPad, причем не только внешне: компьютер ведет учетные записи для разных водителей и запоминает их настройки: положение руля, кресла, зеркал, подвески и так далее

Панель управления Tesla похожа на ги­гантский iPad, причем не только внешне: компьютер ведет учетные записи для разных водителей и запоминает их настройки: положение руля, кресла, зеркал, подвески и так далее

Фотография: Ольга Алексеенко

(Подшибякин пересаживается за руль, делает фотографию айфоном.)

Подшибякин: Это я на память. Ой, какая она мягкая-то, как по подушкам едем.

Филонов: Да вы надавите-то на газ.

Подшибякин: Ой, ну стремно как-то.

(Tesla разгоняется до сотни за положенные четыре секунды.)

Подшибякин: Космос.

Филонов: А вот в чем проблема с ней. Родная карта стоит, которая 3G обеспечивает, только в Америке работает, а здесь нет. И ей очень тоскливо. Она все время пишет: «Car needs service». Уже вышла новая прошивка, она хочет прошиться, потому что чувствует необходимость, но не может. Это нам с вами без интернета плохо, а для нее это просто impossible. Видите, сенсорная панель реагирует неохотно, скорости чуть перепутаны. Но это некритично, я с этим нормально езжу. Но можно и к российской сети при желании подключить.

Подшибякин: Вас не пугает, что они загораются от аварий?

Филонов: Для того чтобы испугаться, нужно привести статистику по возгораниям к одному знаменателю и сравнить машину обычную и электромобиль. ­Если посмотреть, то такая машина пока в три раза меньше горит, чем обычная. Здесь какой эффект: люди считают, что на самолете летать опасно, потому что по телевизору постоянно показывают, как падают самолеты. Вот и загоревшаяся Tesla привлекает куда больше внимания, чем сгоревший Porsche.

Подшибякин: А как люди в потоке реагируют?

Филонов: На светофоре многие предлагают померяться лошадями. Видят, что какая-то тачка прикольная, но не понимают, что перед ними. Ну что, пока еще ни у кого не получалось обогнать меня. С Ferrari я, правда, не тягался. Но Brabus 7.3 Biturbo я со светофора сделал. Мужик был чудовищно разочарован: у него машина ревет как ракета, а я бесшумно вышел вперед и испортил ему настроение.

Подшибякин: Я о цене хотел спросить еще.

Филонов: Мне она обошлась в 109 тысяч долларов плюс еще 25 тысяч за перевозку самолетом. И 60 тысяч долларов я уплатил на таможне — пошлина с обычных машин взимается по объему двигателя, но с ней такой номер, разумеется, не срабатывает и приходится платить от цены.

Подшибякин: Как полтора «кайенна».

Филонов: Обидно, конечно, что таможня берет почти столько же, сколько люди, которые этот автомобиль делают. Государство не думает строить заводы и запускать сложные технологии — зачем, когда можно просто обирать людей на входе.

Теги
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.