Соцсети влияют на наши взгляды — от содержания алгоритмической ленты новостей зависит, как наша картина мира изменится сегодня. Они влияют не только историями, но и мелочами в интерфейсе, например, новым лайком с радугой. Культуролог Оксана Мороз объясняет, как это работает.

Что такое радужный лайк

В июне Facebook добавил так называемый прайд-лайк — реакцию в радужных цветах ЛГБТ-сообщества, которую люди весь месяц ставили под постами наравне с обычным лайком и другими реакциями вроде «Ух ты!» или «Возмутительно». Пользователи Facebook захотели новый лайк, поэтому появилось множество инструкций, как его получить. Но прайд-лайк был доступен не всем.

Почему запуск лайка вызвал так много вопросов

Лайка не было у людей из некоторых стран, например, из Алжира, Египта, Бахрейна, Ливана, Малайзии, ОАЭ, Палестины, Сингапура и России. Facebook объяснил, что это новая функция и ее пока тестируют на больших рынках. Издание Motherboard предположило, что социальная сеть не хочет подвергать риску людей, которые живут в регионах, где представителей ЛГБТ-сообщества притесняют и преследуют.

Радужный лайк был доступен не всем даже в США. Издание The Atlantic решило, что это связано с интересами пользователя: если он подписался на ЛГБТ-сообщества и отметил ЛГБТ-теги в своих интересах, то повысил свои шансы получить радужный лайк. The Atlantic опросило людей в 30 больших и маленьких городах в 15 штатах. В больших городах, например, в Бостоне, Нью-Йорке, Сиэтле, Сан-Франциско и Чикаго, радужный лайк был даже у тех, кто не был подписан на ЛГБТ-сообщества и не указывал соответствующие интересы. В маленьких все было иначе: люди с подписками на ЛГБТ-сообщества получали реакцию на 46% чаще. Несмотря на это, радужную реакцию видели все пользователи Facebook, даже те, кто не мог ее ставить.

Как такая мелочь расширяет наши взгляды

Оксана Мороз
Доцент кафедры культурологии и социальной коммуникации РАНХиГС

«Поскольку социальные сети — крайне востребованный инструмент коммуникации, любые изменения, хотя бы по касательной, но задевают всех пользователей. С каждым новым флешмобом или новой функцией— эмодзи, стикерами или постами — возникают группы вовлеченных пользователей. Применяя нововведения в своей коммуникации, они выступают посредниками в продвижении новинок. За счет этого достигается волновой эффект — и новые функции оказываются далеко за пределами конкретной ленты новостей.

Границы пузырей, которые настраиваются в процессе машинной обработки лайков и прочих цифровых следов, оказываются проницаемы. Можно быть сколь угодно далеким от историй в духе «#насилиевродах», но рано или поздно обнаружить соответствующие высказывания или репосты в собственной ленте. Ровно то же происходит и с прайд-лайками: от встречи с ними не поможет чистка персональной ленты, отмена подписок на профильные сообщества, сочувствующих ЛГБТ-тематике людей и медиа. Представления пользователей о социальных, политических и экономических проблемах постоянно расширяются.

Как подсчитать, что окажется более опасным: поставить прайд-лайк или раскрасить свою фотографию в цвета радужного флага?

Экспансия новых инструментов и повесток осуществляется быстрее, если овладение инструментами и воспроизводство тем для обсуждения выглядит как инициация. Хочешь по-новому выражать одобрение в соцсети — публично продемонстрируй свою толерантность ЛГБТ-сообществу и присоединись к профильному паблику. После этого несложного, но важного для Facebook теста на идеологическую благонадежность можно почувствовать себя привилегированным участником соцсети, оснащенным самым современным инструментарием. Впрочем, возможность открыта только тем, кто уже отмечен доверием корпорации, например, принадлежит, согласно обработанным данным, к лояльной аудитории. Остальные вынуждены действовать в соответствии с нормами карго-культа: ждать, когда корпорация сочтет их достойными новых информационных благ и стоящих за ними ценностей, а также безоговорочно принимать технологию вместе с идеологическими и политическими установками».

Почему такую хорошую акцию назвали лицемерной

Это не первая подобная акция в Facebook. В сентябре прошлого года реакции превратились в героев «Звездного пути», в октябре — они стали хеллоуиновскими, в мае — появился фиолетовый цветочек в честь Дня матери. Чтобы получить цветок на День матери и тыкву на Хеллоуин, не нужно было ничего делать — реакции появлялись просто так. А чтобы получить радужный лайк, пользователям следовало подписаться на сообщество LGBTQ@Facebook (но даже это не давало гарантии, что реакция появится). Facebook обвинили в лицемерии. «Создается впечатление, что месяц гордости выступает необязательным праздником, который интересен только некоторым людям, вместо того чтобы сообщать, что всех должны заботить ЛГБТ-права», — написало издание Refinery29. Стоит отметить, что реакции в честь Хеллоуина и Дня матери тоже были доступны не во всех странах, а реакции в честь 50-летия «Звездного пути» появлялись после подписки на страницу франшизы.

Оксана Мороз: «Прайд-возможности были доступны, прежде всего, пользователям из тех стран, в которых права ЛГБТ-сообществ не ограничены на законодательном уровне, а, напротив, действует система правовой поддержки. Русскоязычным пользователям в большинстве своем прайд-лайк был недоступен, хотя украсить фото профиля радугой было можно, несмотря на принадлежность к российскому сегменту.

Обнаруживается внутренняя противоречивость политики корпорации. Если Facebook действительно опасается судебного разбирательства, в связи с тем что прайд-сервисы расценят как нарушение законов, и старается быть осторожным с пользователями, настроенными не слишком лояльно к ЛГБТ, то почему часть «радужных» опций была доступна в регионе, где, по мнению компании, права ЛГБТ не выступают предметом государственной защиты? Или в данном случае действует своеобразное представление о разном символическом весе той или иной новинки? Но как подсчитать, что окажется более опасным: поставить прайд-лайк или раскрасить свою фотографию в цвета радужного флага? И чем это опасно: троллингом или физическим преследованием?

На мой взгляд, мы наблюдали ситуацию, в которой компания, ответственная за производство информационных товаров и услуг, старалась сыграть в поддавки, угодив и тем пользователям, которых алгоритмы считали как лояльных повестке, и тем, кто исходит из иного мировоззрения. Проблема в том, что сервис, созданный людьми с демократичными установками, не может не противоречить сам себе, когда сталкивается с другими идеологическими нормами».

Что будет, когда радужный лайк наконец появится в российском Facebook

Оксана Мороз: «В случае российского сегмента соцсети сложно предположить, какими будут последствия введения новых возможностей. Что точно можно спрогнозировать — так это очередные бесконечные холивары. Российский Facebook, который для многих ассоциируется с единственным настоящим публичным полем, открытым для высказывания любых собственных суждений, слишком часто становится полем борьбы за идеи, за идентичность, полем битв между своими, разделяющими правильные представления, и опасными чужаками. Агрессивные дискуссии возникают вокруг любой темы, а довольно политизированная история про ЛГБТ-сообщества, вокруг которой строятся продвигаемые в качестве нормы представления о «наших» и «чуждых» ценностях, обречена превратиться в источник болезненных споров и токсичной коммуникации».