Пилоты гоночных коптеров, которые выступали на Geek Picnic в Санкт-Петербурге, рассказывают «Афише Daily» о том, как они занимаются новым спортом в России, как к нему относятся и сколько это стоит.

Сергей, студент

«Даже не думал, что выиграю. Две недели назад были соревнования, в которых, честно сказать, я не очень хорошо пролетел. Хотя на тренировках все было нормально. На этой гонке я начал летать стоя, и это дало результаты. Меня ведет в стороны, ноги трясутся, но почему-то быстрее лечу и точнее попадаю в повороты. Есть много зарубежных пилотов, которые летают стоя и занимают хорошие места, а я только сейчас понял, что это полезно. Если сравнивать с лучшими мировыми пилотами, мы не самые сильные, но на уровне. Есть один азиат, Мин Чан Ким, у него спрашивали: «Как ты так быстро летаешь?» Он говорит: «Не знаю, мне страшно, глаза закрываю». Есть Шон Тейлор, который летает так быстро, что глазом не уследить. Есть пилот из Петербурга — в мире он третий.

Зимой летаю на подземных парковках. Меня спрашивают, почему коптер такой тяжелый: 360 грамм, хотя нормальный вес — 270 грамм. Он весь в защите, сделан из толстого материала. В бетонных коробках и на заброшенных строениях не страшно удариться на большой скорости. Со мной недавно летал человек с легким коптером, и после нескольких кругов мы его дрон соскребали со стены. У моего бы отвалился мотор — ну и ладно. Охранники лютуют, но пытаюсь договориться, есть знакомые. Недавно поставил красивую подсветку и летал вечером в недостроенном торговом центре на «Приморской». Через три часа внизу стояли четыре машины МЧС. Меня встречают, начинают крыть всеми словами, говорят, что в участок повезут. Я не понимаю, что случилось. Они рассказали, что весь соседний дом звонил в МЧС и жаловался, что на парковке взорвался склад пиротехники. Смеялись долго.

Это почти как «Формула-1» от первого лица, только пилот управляет в трех плоскостях. Сейчас летал — ноги ходуном ходили. Я использую свой коптер на 30%. Он может лететь намного быстрее, но так пока не могу я — реакции не хватает. Коптер моего типа разгоняли до 180 километров в час. На такой скорости очень страшно: во-первых, очки — погружаешься, во-вторых, нужно рулить между деревьями, в-третьих, понимаешь, что коптер-то недешевый».

Вячеслав, инженер-программист

«Первые соревнования, в которых я участвовал, состоялись в прошлом году в Саду Бенуа. Тогда пропустил из-за технических проблем, а сегодня у меня видео пропало. Научиться несложно, но нужны скорость реакции и умение паять. Самое сложное — справиться с проблемами, которые возникают поначалу. Допустим, запчасти подвели: купил одни регуляторы, поставил аккумуляторы получше, а регуляторы сгорели — не рассчитаны были. Это очень технический вид спорта, потому что коптеры собирают сами.

На полном газу коптер летит 140–170 километров в час — управлять на таких скоростях сложно. Я могу нажать газ до конца, но только на прямых участках. Через наушник слушаю, что происходит с мотором, и ориентируюсь, какой уровень газа в коптере. В очках не укачивает, если сидеть, это как вести машину с пассажирского сидения. Когда летит новичок, видно, что дрон медленный, что он дергается. Профессиональные пилоты летят быстро и все элементы трассы проходят на заносе. Начинать надо не с коптера, а с симулятора. Взять в руки аппаратуру и полететь сразу ни у кого не получится. Есть в Steam симулятор Liftoff, есть профессиональный симулятор Rotor Rush, есть VelociDrone.

Сообщество в Питере — все здесь, на весь город где-то 36 человек. Две недели назад на соревнованиях в Москве было 37 пилотов, но это с Нижним Новгородом и Санкт-Петербургом. Народу очень мало. Мы на прошлых выходных проводили первую в России гонку по системе MultiGP на пустом поле на Парашютной улице. Оставили заявку на сайте, и результаты соревнований пошли в общий зачет. Гонка проходит просто. Сначала идет квалификация: четыре группы, каждая борется отдельно, у кого больше побед, тот выходит из группы. Пилоты летают по парам, кто первый пришел к финишу или просто не упал, тот выиграл».

Наталья, продавец

«Мне не повезло с жеребьевкой, попала в сильную группу. Но лучший результат у меня все равно сегодня. Я летаю полтора года. Ребята из магазина радиоуправляемых моделей, где я работаю, предложили: «Мы увлекаемся, смотри, я продаю дрон, давай покупай». Грубо говоря, впарили. А я втянулась. У меня три дрона, я их сама спаяла, настроила, отлетала. Если бы занималась плотнее, то могла бы стать топ-пилотом. Но сами понимаете, я девочка: кухня, уборка, готовка, шмотки — без этого никуда.

Тренируюсь в полях, где нет людей, но есть деревья и можно вбить ворота. Дроны довольно часто падают, иногда на высокой скорости и при лобовых столкновениях что-то ломается. Буквально вчера летала на Кировском заводе и сломала третий дрон — отломался луч, когда на высокой скорости задела металлическую палку. Для дрона опасно летать в закрытых помещениях — поломок больше раз в 10–15. Вы не представляете, сколько денег я на это спускаю. Хороший дрон по предпоследнему слову техники стоит 20 тысяч, дешевый шлем можно взять за 3 тысячи, аппаратуру — за 5–6 тысяч. У меня аппаратура стоит 17 тысяч, шлем стоит 6 тысяч, дрон — 30 тысяч.

Практически со всеми, кто этим увлекается, я знакома. В основном это молодежь, у них моторика лучше развита, ловят все на лету. Те, кто постарше, наверное, в детстве занимались авиамоделизмом. Девочек практически нет — я знаю еще одну в Москве. Есть команды, я пока ни к одной не принадлежу, но, думаю, скоро присоединюсь. Топовая русская команда находится в Москве и называется Team Russia. Ребята от нее ездили на чемпионат Европы, кое-кто был в Дубае, где прошли самые крупные соревнования по дрон-рейсингу (речь о World Drone Prix 2016. — Прим. ред.). В России это только набирает популярность, а в мире уже наравне с «Формулой-1». Не знаю, будет ли это важным спортом через пять-десять лет: у нас в стране полная непредсказуемость, а в мире точно будет».

Иван, работник автосферы

«Я гонял на автомобилях, но это стало очень дорого, и прав меня лишили. А эта штука все заменяет: стою на месте и получаю тот же адреналин. У нас команда — название пока не придумали. Это наши вторые соревнования, на прошлой неделе были первые. Мы летаем в парке возле железнодорожного моста на Обуховской обороне, в Пулковском парке, в Колпине. С полей нас выгоняют — приезжают хозяева, агрономы, говорят: «Это наше поле, пошли отсюда!» Зимой летаем на закрытых парковках, едем в «Мегу», перекрываем все. Договариваемся с местными, вежливо говорим: «Тут все хорошо, мы машинами перекрыли, чтобы люди не ходили». Руки замерзают, до того доходит, что сидим в машине и из нее рулим. Бывает, кто-то жалуется, что дроны шумят, полиция подходит. «Что вы делаете?» — «В игрушки играем». — «Что это такое?» — «Вертолетик».

Первый дрон у меня улетел. Купил его готовым, летал в парке с ребятами, пропало видео — и все, нет дрона. На нем еще стояла дорогая GoPro, так что 60 тысяч просто так потерял. Потом начал собирать. У нас в команде есть человек с 3D-принтером, печатаем по готовым эскизам. Это немножко недешево — чтобы начать заниматься этим хобби, нужны 50 тысяч. А у нас это уже за 150 тысяч перевалило. С другой стороны, хороший компьютер тоже около ста тысяч стоит».

Егор, школьник

«Я перешел в восьмой класс. Мои сверстники не знают, что я участвую в соревнованиях, знают только, что летаю. Раньше летал на простых, а месяц-полтора назад собрал все запчасти для гоночного так, чтобы ничего не ломалось. На даче построил маленькую трассу с воротами — там участок 12 соток, и где-то половину занимает трасса. Можно целый день летать и потратить аккумуляторов десять. Один раз от падения у меня загорелся регулятор, сгорел видеопередатчик, прямо пламя поднялось. Такие дроны, как у меня, не продаются. Их нужно самому собирать, паять, настраивать. Я собирал сам, мне никто не помогал. Камера на дроне не такая крутая, как GoPro, и она ставится не прямо. Чем лучше пилот летает, тем больше он наклоняет коптер и тем выше задирает камеру. А если камера уходит в горизонт, то придется лететь медленно».

Кирилл, бригадир

«Меня всегда привлекало все, что связано с экстремальный спортом и новыми технологиями. В детстве домой тащил магнитофоны, разбирал и из частей делал роботов. Лет с восьми занимался в авиамодельном кружке. Я чувствую себя спортсменом будущего. Участвовал в трех соревнованиях в Питере, сейчас пропускаю из-за технических неполадок: после удара передатчик перестал посылать видео, а второго коптера у меня нет. Часто такое бывает, что приезжаешь на соревнования и сразу случается поломка, да просто можешь на него наступить.

Почти каждый день выбираю полчаса-час, чтобы выйти и полетать недалеко от дома. Это Девяткино, там идет строительство, много домов заброшено, краны, балки — колоритно получается. Сложнее всего — быстрые развороты, это когда после какого-то препятствия нужно зайти в ворота. Я стараюсь не подлетать к людям близко — может случиться поломка, и дрон прилетит в человека на полном ходу. Это очень опасно, поэтому любые манипуляции нужно проводить со снятыми пропеллерами, иначе можно и пальца лишиться. Я недавно себе палец распорол пропеллером. Когда нет возможности летать на улице, вместе с детьми тренируюсь дома, на компьютере. У меня два сына, одному девять лет, другому — шесть, и один уже летает на симуляторе.

Сейчас ребята используют класс ниже 250, в основном 210-й класс. Чем они отличаются? Расстоянием от одного мотора до другого по диагонали. Соответственно, 250-й класс — это 25 сантиметров по диагонали. Этот класс тяжелый и неповоротливый. Но жестких ограничений нет — дрон подбирают под себя. На соревнованиях MultiGP был молодой человек, который летал на микродроне с диагональю 72 миллиметра. Возможно, у него скорость немного не та, но, как говорят, тише едешь — дальше будешь».

Денис, моделлер

«Я давно летаю на коптерах. Покупал большие, потом решил попробовать гоночные. Так совпало, что купил гоночный дрон, а буквально через пару месяцев был прошлогодний Geek Picnic. Я записался и поучаствовал. Никакого места не занял: поубивался во все деревья, зато хорошо потренировался. Сегодня так же.

Для кого-то это спорт, для меня это хобби. Я периодически тренируюсь в парках, где деревья стоят достаточно редко, чтобы летать между ними. Дрон врезается постоянно, очень редко бывает, что летаешь без аварий. Сегодня парень утопил дрон в речке. Он его до сих пор не достал, а за такое время там вся начинка скисла.

Я думаю, мой дрон берет километров 50–60. А вообще, тут у людей, скорее всего, летают километров под 120, может, быстрее. Начать стоит с комнатного дрона. Есть маленький Cheerson CX-10, на нем можно по квартире летать, даже без камеры. Стартовый комплект с маленьким дроном можно купить за 8 тысяч рублей, а дальше уже от аппетитов зависит».