Госдума приняла законопроект, который запрещает анонимно общаться в мессенджерах. «Афиша Daily» поговорила со специалистами о том, будут ли мессенджеры его выполнять и что из этого получится.

В чем суть законопроекта?

Мессенджеры хотят обязать идентифицировать своих пользователей. Сделать это можно через номер мобильного, который вы указываете в мессенджере, а потом подтверждаете по СМС. СМС проходит через оператора связи, а тот, в свою очередь, имеет ваши паспортные данные.

Закон будет действовать только на официально зарегистрированные в России мессенджеры, которые занесены в реестр. Однако многие мессенджеры регистрироваться отказываются. К ним относится, например, Telegram. Его основатель Павел Дуров много раз утверждал, что заносить свой мессенджер в реестр не будет.

Как вообще можно заблокировать мессенджер?

Доступ к незарегистрированным мессенджерам в России будет ограничен. Во-первых, пользователи не смогут заходить на их сайты, во-вторых, они будут удалены из магазинов приложений либо заблокированы операторами связи. IP-адреса серверов, на которых работают приложения, попадут в реестр запрещенных ресурсов. Первыми уже были заблокированы такие мессенджеры, как BBM, Line, Imo.im, Vchat, WeChat, Zello. Последний пошел на технические ухищрения, и пользователи смогли пользоваться им и после блокировки. Пользователи Line говорят, что нормально использовать мессенджер больше не могут, а WeChat в конце-концов внес себя в реестр и был в итоге разблокирован.

Какова цель законопроекта?

Артем Козлюк
Руководитель общественной организации «Роскомсвобода»

«Я вижу тут четкое лоббирование интересов операторов сотовых сетей связи, которым очень выгодно, чтобы мессенджеры заключали с ними договоры и тем самым принимали их условия и, возможно, платили им какую-то копеечку. Не секрет, что и в России, и в мире операторы сотовых сетей считают, что мессенджеры отбирают их хлеб, паразитируют на инфраструктуре, входят в прямую конкуренцию со звонками и СМС и при этом ничего не платят владельцам этих сетей. Теперь мессенджеры будут обязаны приходить к операторам сотовой сети и заключать с ними договоры, представляющие всякие негативные последствия для самих пользователей, раскрывать личные или смежные данные о пользователях. Возможно, некоторым мессенджерам придется стать платными. Как минимум все пользователи будут деанонимизированы. Также в этом есть и интерес правоохранительных органов, которые хотят полностью взять под контроль коммуникации граждан».

Станислав Козловский
Сопредседатель Ассоциации пользователей интернета, член Экспертного совета по интернету и развитию электронной демократии Комитета Государственной думы РФ

«Даже сами депутаты, представляя закон, не скрывали, что его, по сути, разработал Коммуникационный союз. Суть закона сводится к тому, что все мессенджеры оказываются завязаны договорами с операторами связи, так что тут виден конкретный интерес этих организаций. Им, собственно, и удалось пролоббировать такой закон».

Пойдут ли все мессенджеры на новые условия игры?

Артем Козлюк: «Сервисы, которые отказываются вносить себя в реестр (а попадание туда сулит обязанности по сбору и хранению всей информации о пользователях, всех метаданных и внутренней переписки, звонков и предоставлению их спецслужбам), попадают под блокировку. Туда уж внесены Blackberry Messenger, Zello, Line. Это не самые крупные мессенджеры, но это сигнал более крупным мессенджерам. Что будет в итоге — прогнозировать нелегко. Скорее всего, такие мессенджеры, как WhatsApp и Viber, пойдут навстречу пожеланиям госструктур.

У WhatsApp же рынок в России огромен, намного больше, чем у того же Telegram, и мне кажется, что они не захотят его терять из-за возможной деятельности Роскомнадзора. Часть их пользователей может отколоться и уйти к более лояльным мессенджерам. Роскомнадзор постоянно переносит проверку фейсбука (владелец WhatsApp. — Прим. ред.) по закону о переносе данных. Они должны были это сделать еще в январе 2016 года. И понятно, что Facebook никакие данные не переносил. Тогда Роскомнадзору нужно будет принимать решение об их блокировке. Но делать он этого не хочет, пока не состоялось такое политическое решение. Переговоры будут долгими.

Что касается Telegram — судя по высказываниям Павла Дурова, у него есть принципиальная позиция. Он не первый год морально готов к блокировке своего детища в России. Signal и другие менее известные тоже не будут вносить себя ни в какие реестры, к которым будут иметь доступ спецслужбы, иначе они нивелируют собственный смысл существования».

Станислав Козловский: «В Telegram, WhatsApp, Viber и так есть привязка к номеру телефона. Новый закон их не коснется. Это коснется тех, кто не привязан к номеру телефона, — Google Hangouts, «Агент» Mail.ru, мессенджеры в соцсетях. Как показывает практика, Google и Facebook сервера не переносят, так почему они будут менять все алгоритмы и заключать договоры с каждым оператором связи? Возможно, они поймут, что им это выгодно. По сути, тогда сливается вся база абонентов — граждан России, появляются интересные для этих организаций рекламные и финансовые возможности».

Карен Казарян, Генеральный директор Института интернет-исследований: «Предполагаю, что до уведомления из РКН ни один международный сервис ничего делать не будет. Опять-таки, практика показывает, что до блокировки крупных популярных сервисов в России обычно не доходит. Не говоря уже о том, что тот же Telegram достаточно сложно заблокировать с технической точки зрения».

Мессенджеры будут сотрудничать со спецслужбами?

Артем Козлюк: «ВКонтакте» и так отвечает на все запросы спецслужб сразу, без постановлений и решений суда. Большинство судебных дел исходят от деятельности пользователей «ВКонтакте». Очень редко, когда кто-то что-то написал в «Моем мире», был один случай в «Одноклассниках» и несколько случаев в LiveJournal. Все остальное — это «ВКонтакте». По любому звонку госорганов она блокирует и аккаунты, и записи, и паблики, выдает данные пользователей и так далее. Насчет других — вопрос тяжелый. У западных сервисов есть система, которая ими активно исполняется на принципах саморегуляции, — transparency reports, отчеты о прозрачности по запросам от госструктур. Они публикуют по своему желанию раз в полгода информацию о запросах со стороны органов власти всех стран. Кто-то дает только статистическую информацию, кто-то, как Google, даже примеры запросов. По России, как правило, большинство запросов от власти отклоняются. Некоторые запросы принимаются — не раскрывается какие, но наверняка когда кто-то действительно постил, например, детскую порнографию. Запросы со стороны суда иностранные сервисы стараются исполнять независимо от юрисдикции, а запросы со стороны ФСБ, Роскомнадзора и прочих госорганов исполнять они в большем случае не готовы».

Станислав Козловский: «Я знаю, что Skype идет навстречу госструктурам. «ВКонтакте» точно идет. Касательно Viber, WhatsApp и Telegram, честно говоря, не знаю. Может, они уже сотрудничают, обычно такие вещи не афишируются. Если такие запросы есть, то на этот случай есть transparency reports, и они должны их там публиковать».

Есть ли схожие законопроекты в других странах?

Артем Козлюк: «Да, есть, в том числе в европейских странах. Если говорить о регуляции мессенджеров, там тоже операторы сотовых сетей связи очень хотят, чтобы мессенджеры попали под какую-то регуляцию, чтобы начать монетизировать их деятельность. Но я не припомню, чтобы в западном мире закон о деанонимизации был принят. Особенно много шагов вводится по слежке за пользователями в европейских странах, в том числе в Великобритании, где есть свои «пакеты Яровой».

В восточном мире все это уже напринимали, во многих странах арабского мира, в Юго-Восточной Азии уже давно. При этом там все гораздо более непрозрачно, чем в России, не говоря уже о странах Запада. И контроль, и блокировки. Где-то запрещаются уже и сами средства обхода блокировок.

Это не значит, что мы должны следовать этой тенденции. Есть и определенное сопротивление ей. Например, ООН приняла документ, в котором говорится о праве на криптографию, на доступ в интернет — новые цифровые права человека.

Если мне нечего скрывать, волноваться не стоит?

Артем Козлюк: «Такая точка зрения очень опасна. Предоставляя себя как есть в сети, ты предоставляешь себя не только спецслужбам, но и мошенникам, которые могут использовать данные о тебе, о твоих родственниках, коллегах и так далее. Конечно, нужно приучаться к сетевой гигиене, использовать хотя бы простейшие методы сохранения личного пространства в цифровой среде, защиты коммуникаций. Спектр защиты широк, выбирай что хочешь — защищенные почтовые сервисы, мессенджеры, VPN, анонимайзеры и так далее. Ты не обязан быть преступником, чтобы скрывать свою информацию. Мы не выходим за пределы нашей квартиры с распечатанными персональными данными на груди — почему мы должны делать это в сети?»

Станислав Козловский: «Хотя его называют законом о мессенджерах, на самом деле в его тексте формулировки достаточно широкие. Там идет речь о системах и программах, через которые пользователи интернета могут обмениваться электронными сообщениями. Это не только мессенджеры — это любые чаты, форумы, компьютерные игры. Все эти организации и сайты — а их миллионы — должны будут заключать договоры с операторами связи. Так что, по сути, это закон, который будет точечно применяться к неугодным».

Какой следующий шаг ждать?

Артем Козлюк: «Еще в 2012 году говорили, что будут такие законопроекты, которые принимают сейчас. Логичный следующий шаг — атака на самих пользователей. Штрафы за обход блокировок, за доступ к информации, за пиратство. Возможно, будут вводиться белые списки и фильтрация. Не скажу, что это будет завтра или послезавтра, но вариант цифровой Северной Кореи тоже нельзя исключать. Нельзя ничего, кроме того, что разрешено, — такие мысли уже приходят в голову к некоторым государственным деятелям».

Станислав Козловский: «Сейчас количество блокировок будет расти в геометрической прогрессии. На рассмотрении уже лежит закон о блокировке зеркал, который лоббируют правообладатели. По сути, это атака на всю инфраструктуру рунета. Закон лоббируется для решения каких-то финансовых вопросов, все маскируется под безопасность, хотя к безопасности отношения не имеет».

Карен Казарян: «Последствия у всех безграмотных законов одинаковы — отрицательное влияния на российский бизнес, нарушение связности сети, отставание России в сфере цифровых технологий. Продолжающаяся история с уязвимостью системы «Ревизор» должна бы уже показать, что регулированием должны заниматься люди, которые разбираются в технологиях. Если мы действительно хотим развивать цифровую экономику, другого пути нет. А пути обхода блокировок всегда найдутся».