10 ноября Мосгорсуд рассмотрит жалобу социальной сети LinkedIn на решение Роскомнадзора ее заблокировать. «Афиша Daily» расспросила интернет-экспертов о том, что на самом деле может стоять за этим судебным разбирательством.

Что такое LinkedIn и за что его требуют закрыть

LinkedIn — крупнейшая социальная сеть для деловых контактов и поиска работы, запущенная в 2003 году в Калифорнии. Аудитория сайта превышает 400 миллионов человек по всему миру. При этом в России популярной эту соцсеть назвать трудно: на нее приходится всего 1,25% от общего числа пользователей. Поэтому попытки заблокировать ресурс вызывают разные догадки и мнения. Формально Роскомнадзор требует ограничить доступ к LinkedIn из-за нарушения закона «О персональных данных». В ведомстве говорят, что LinkedIn не перенесла персональные данные на российские серверы, а также собирает и передает информацию о лицах, которые не являются пользователями соцсети, без их ведома. Еще в августе 2016 года Роскомнадзор выиграл разбирательство у социальной сети в Таганском суде. Следующее рассмотрение жалобы состоится 10 ноября уже в Мосгорсуде, и если он подтвердит решение Таганского суда, сайт LinkedIn заблокируют на территории России.

Почему именно LinkedIn и действительно ли все дело в персональных данных?

Саркис Дарбинян
Адвокат, руководитель Центра защиты цифровых прав

«Когда принимался закон о локализации персональных данных россиян, с самого начала эксперты и юристы обращали внимание, что он нереализуем на практике. Но он был принят в продолжение той утопичной политики российской публичной власти над созданием цифрового суверенитета в рунете.

Больше года, как закон вступил в силу, о нем ничего не было слышно. При этом Роскомнадзор многократно заявлял, что соцсети вроде «Гугла», твиттера и фейсбука под него не подпадают, и во избежание скандала не включал их в график проверок. Вместе с тем крупнейшие американские IT-компании, очевидно, игнорируют закон и никак не комментируют возложение на них новой обязанности.

Либо компании пойдут навстречу, чтобы сохранить бизнес в России, либо уже совсем скоро мы получим совсем другой — белый интернет китайского образца

Все это ставит в довольно глупую ситуацию и сам Роскомнадзор, и тех, кто стоял за его принятием. Поэтому спустя год нулевого правоприменения, когда никто не был наказан, Роскомнадор взял наименее популярную соцсеть и решил протестить закон на LinkedIn. Сейчас компания подала апелляцию в Мосгорсуд. Если соцсеть будет заблокирована на уровне операторов связи для российских пользователей, это может стать показательным кейсом для дальнейшего давления на IT-гигантов, навязывая им новые правила игры. И тут варианта два: либо компании пойдут навстречу, чтобы сохранить бизнес в России, либо уже совсем скоро мы получим совсем другой — белый интернет китайского образца, где нет независимых глобальных платформ, а те, что существуют, полностью контролируются властью в вопросах цензуры и слежки».

Андрей Солдатов
Журналист, главный редактор Agentura.ru, соавтор книги «Битва за рунет»

«Речь идет о том, что Роскомнадзору надо спасать лицо — им надо демонстрировать активность в работе с соцсетями, а демонстрировать успехи в укрощении фейсбука и твиттера не получается».

Это первый шаг к блокировке фейсбука и твиттера в России?

Давид Хомак
Сооснователь и юридический руководитель «Луркоморья»

«Происходящее в Роскомнадзоре, как и в любой другой бюрократической структуре, напоминает ситуацию с черным ящиком. Есть у программистов такой термин на случай, когда мы не знаем, по каким принципам работает то или иное устройство. Мы можем только гадать, почему на самом деле Роскомнадзору понадобилось наезжать именно на LinkedIn.

Давайте взвесим доводы: это довольно известная профессиональная сеть. В России она совершенно не пользуется успехом, но на Западе это совсем не так: сужу по опыту, в США и Израиле от тебя ждут наличия хоть какого-то резюме на LinkedIn. В России соцсеть не обрела популярности, ей нет особого смысла бороться за русских пользователей, тратиться на сервера в России и постоянные бессмысленные переговоры с Роскомнадзором.

Вторая сторона ситуации: в России вступил в силу закон о хранении персональных данных, и на него положило болт большинство зарубежных компаний. То есть проигнорировало закон вчистую. Роскомнадзор, насколько мы можем судить, обиделся. Что там на самом деле происходит — не понять. Очень может быть, что юридический отдел РКН пробует свои силы на легкой, как они считают, мишени — на невзрачной социальной сети, за которую в России никто не окрикнет. А то были случаи.

Выбор LinkedIn довольно удачен: в России он никому особо не нужен, его репутация в глазах общественности довольно фиговая из-за спам-рассылок

Два года назад заместитель руководителя Роскомнадзора Максим Ксензов сообщил прессе, что заблокировать твиттер и фейсбук в России — дело пары часов, был бы только приказ и воля руководства страны. Был большой скандал. Руководство страны, опять же по слухам, очень обиделось, Ксензов довольно быстро ушел в отставку. Опять же, никто нам не скажет, из-за этого случая или по каким-то другим причинам, но судя по всему — по совокупности.

Если принять, что, обжегшись однажды с громкими заявлениями, в Роскомнадзоре решили действовать осторожно, то выбор LinkedIn довольно удачен: в России он никому особо не нужен, его репутация в глазах общественности довольно фиговая из-за спам-рассылок, и он действительно несколько раз за последнее время страдал от утечек персональных данных.

Теперь к правоприменительной практике: жизнь сводила меня с тем отделом Роскомнадзора, что отвечает за защиту персональных данных. Роскомнадзор через суд запретил распространять на сайте «Луркоморье» личные данные певца Валерия Сюткина. Личными данными сайт посчитал сочетание фотографии Валерия Сюткина и подписи «Валерий Сюткин». То есть, в принципе, под запрет попадает любая концертная афиша певца и любая фотография в прессе. Апелляцию мы подать не смогли, потому что Роскомнадзор назначил ответчиком регистратора нашего домена, компанию tonic.co из королевства Тонга в Океании. Ответчик не явился, дело было выиграно, апелляция от моего имени (как владельца домена) отвергнута. «Луркоморье» было в очередной раз заблокировано в России. Так что если мы встаем на сторону LinkedIn, судебные перспективы с такой правоприменительной практикой я оцениваю на уровне так себе».

Катя Кермлин
Бывший автор «Перзидента Роисси», соосновательница проекта Nimb

«Гадать о мотивах наших надзорных органов мне не хочется. Зачем они это делают? А что им еще делать. Закон о хранении персональных данных якобы защищает пользователей, но ни меня, ни кого-то другого не спросили, нужна ли нам такая защита.

Нам кажется, что это только у нас принимают противоправные и трудноисполнимые законы. Но подобные проблемы есть и в Европе, везде государства боятся потрясений и выстраивают побольше преград на пути свободного распространения информации — все делается под благовидным предлогом защиты населения.

Заблокировать фейсбук и твиттер несложно. Но, может, компании пойдут на сотрудничество, чтобы сохранить для себя рынок. Все это часть большей проблемы: никакие государства не готовы к тому, чтобы потерять влияние, утратить контроль над огромными областями. Но где-то они еще стесняются или считаются с общественным мнением, а у нас уже легко можно этого не делать».

Вадим Усманов
Генеральный директор веб-интегратора ImaginWeb

«Я не сторонник теории заговора и считаю, что это не проба пера перед взятием фейсбука, это просто совпадение. Но это дело подчеркивает выборочность правоприменения законов РФ. Для того чтобы закрыть интернет-магазин одного из старейших ювелирных заводов России, не понадобилось никаких уведомлений, завод был совсем не в курсе. В конце декабря сварганили судебное решение, которое провайдеры начали автоматически исполнять через три месяца (речь идет о блокировке сайта ювелирного завода «Топаз», позднее блокировка была снята. — Прим. ред.) С какого перепугу LinkedIn имеет преимущества?

Вообще, это закон хороший и правильный, он защищает безопасность страны, так как родина большинства соцсетей — США. Там, как известно, права человека и его свобода ограничиваются только гражданами США, а у всего остального мира их нет, что показывали последние скандалы, связанные с прослушкой. Поэтому пусть уж лучше наши спецслужбы ковыряются в наших данных и при этом следят за иностранными. Одновременно наши пользователи получат более скоростной доступ к контенту, так как не придется использовать забугорные сервера.

В эпоху прозрачности выборочно закрыть доступ к ресурсу в сети интернет практически невозможно. Можно лишь лишить интернета и ввести уголовное наказание на 10 лет за заход на конкретный ресурс. Это как-то может еще остановить, но не всегда, как показала практика СССР».

Насколько эффективна блокировка социальной сети в России

Андрей Солдатов

«После 2015 года, когда Россия вышла на второе место в мире по числу пользователей TOR, уже очень сложно шантажировать соцсети блокировкой — пользователи уже научились пользоваться средствами обхода цензур».

Вадим Усманов

«Если вас устраивает медленный интернет, вы можете установить TorBrowser и спокойно серфить по просторам сети без ограничений и специальных знаний, пользуясь преимуществами и недостатками сети TOR.

Если вам нужна скорость и конфиденциальность, вы просто арендуете за границей виртуальную машину, подключаетесь к ней, например, по VPN, и по удаленному рабочему столу посещаете любые ресурсы. Если к вам стучатся в дверь госорганы, вы закрываете шифрованное VPN-соединение и на компьютере не остается никаких следов.

Китай в этом плане поступил технически грамотно. Там установлен «великий китайский фаервол» на всю страну, который искусственно ограничил скорость внешних соединений. Там настолько медленный внешний интернет, что о загрузке иностранных сайтов можно только мечтать. Конечно, и там есть свои хитрости обхода, но они точно доступны не для большинства людей. Для этого необходимо разместить сайт в китайском сегменте интернета, а это приключение не на один день».

Аноним

Аноним
Аналитик РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций)

«Кто знает, может, это пиар-ход? Вы нас закроете, а потом откроете. Зато все еще раз узнают, что есть такая соцсеть. Почему нет? От LinkedIn, кстати, тоже ни одного здравого комментария не было. Конечно, закрыть можно кого угодно, кто не хранит персональные данные в России, — но это же такая ерунда. Данные, которые хранятся в России, все равно копируются туда, куда надо. Это делает бесполезным всю эту свистопляску».

Анонимный аналитик РАЭК в переписке в Telegram также поделился фотографией упакованного рабочего модуля АС «Ревизор». Такие устройства установлены на аппаратуре всех операторов связи, которые предоставляют доступ в интернет. С помощью них контролируется исполнение блокировок сайтов.