14 сентября в Москве в рамках конференции ED Crunch выступил основатель «Википедии» Джимми Уэйлс. «Афиша Daily» встретилась с ним после лекции и выяснила, насколько объективна главная интернет-энциклопедия, как ее статьи привязаны к повестке дня и почему это ужасный бизнес.

— Как миссия «Википедии» меняется с годами?

— Миссия «Википедии» фактически не меняется — с самого начала нашим главным концептом была бесплатная энциклопедия, доступная для каждого на его родном языке. Конечно, с годами улучшаются технологии, растет сообщество, появляются партнеры — музеи, галереи, университеты, библиотеки, — но главное остается неизменным. Мы по-прежнему не собираемся становиться коммерческой организацией и не собираемся превращаться в ютьюб. Мы просто продолжаем делать качественную онлайн-энциклопедию.

— Как некоммерческий проект выживает среди таких диджитал-гигантов, как Facebook и Google?

— Я всегда шучу, что «Википедия» — это ужасный бизнес. Все главные интернет-игроки выигрывают от того, что «Википедия» существует, ведь мы делаем интернет лучше, и ничего с этого не имеем. Одна из причин, по которой люди используют интернет, — доступ к знаниям, и это то, что мы готовы предоставить. И Facebook, и Google рады, что мы существуем, и у них нет потребности с нами соревноваться, потому что, по сути, мы никакой не бизнес.

— «Википедия» помогает всем студентам мира писать эссе и рефераты и списывать на контрольных. Как вы в свое время справлялись без этого? Как вообще поменялся способ получения информации?

— Уровень моих знаний в юности не мог сравниться с уровнем современных детей, а на контрольных приходилось как-то выкручиваться. На самом деле все поменялось не только для студентов. Давайте представим, что вы едете домой на машине со включенным радио и вдруг слышите новость: «Что-то случилось в Азербайджане». Вы ничего не знаете про Азербайджан и думаете: «А где он вообще находится?» Раньше вам пришлось бы идти в библиотеку, искать книгу и читать об Азербайджане. Но давайте будем честны, вероятнее всего, вы бы так и не дошли до библиотеки и никогда ничего не узнали об Азербайджане. Сейчас это дело минуты.

© ED Crunch

— Связаны ли запросы в «Википедии» с новостной повесткой дня?

— «Википедия» четко фиксирует связь поисковых запросов с новостной повесткой. Например, когда в Таиланде случилось ужасное цунами, статистика показала, что люди не только стали искать, что такое цунами, но и хотели узнать больше о тех, кто пострадал: как они живут, на каком языке говорят, кто управляет их страной. У людей просыпается любопытство, они хотят знать не только то, что передают им в новостях, и это прекрасно. На этой неделе я услышал, как одного политика в интервью спросили о ситуации в Алеппо и он спросил: «Алеппо… А что это?» Я подумал, что ему срочно нужно воспользоваться «Википедией», потому что все остальные уже успели это загуглить.

— Как доверять контенту, который создают пользователи, если они же вот-вот выберут Трампа своим президентом?

— «Википедия» вообще не про политику и политические предпочтения — мы хотим, чтобы вы могли получить сбалансированную картину. Например, в медиа вышло множество колонок за и против о реформе здравоохранения США Obama Care, но почти никто не писал, что же это за реформа на самом деле. А это и есть самое сложное. Если вы посмотрите «Википедию», то там не будет за и против, там будут факты, которые позволять пользователям формировать свое мнение, а не на навязанных телевидением мнениях.

— В США были попытки сделать «Консервопедию» — «Википедию» с правым уклоном, но они провалились, потому что она выглядела глупо и агрессивно. Ведь для того, чтобы придерживаться одной идеологии, тебе нужно игнорировать множество источников.

— Все дело в коллаборации — странички в «Википедии» создают и редактируют очень разные люди. На одной конференции я попал в неприятную ситуацию, потому что кому-то показалось, что я пренебрежительно отзываюсь о блогерах, говоря, что они публикуют мнения, а «Википедия» публикует факты. Я не пытался никого задеть, а просто имел в виду, что главное для «Википедии» — нейтральная информация. Над статьями работают люди с разными взглядами и пытаются достичь объективности. Иногда эта система дает сбои, потому что люди есть люди, но мы следим за этим. Если бы у нас не было такого здорового и увлеченного сообщества, то у нас не было бы гарантии адекватности информации.

© ED Crunch

— Как вы относитесь к тому, что вам часто называют Гутенбергом новой эры?

— Меня это смущает… Я просто парень, который много времени проводит в интернете. На самом деле я горжусь «Википедией» — мы глобальная благотворительная некоммерческая организация, которая в эпоху конфликтов может собрать людей вместе и подарить им доступ к знаниям. Через 500 лет люди будут смотреть на нашу эпоху и думать, что это было непростое время, — мы же делаем его чуточку лучше.

— Какие статьи в «Википедии» интересны лично вам?

— Сейчас я заинтересовался технологией редактирования геномов CRISPR — я не биолог, но меня всегда волновали вопросы генетики. Читаю много статей на эту тему, размышляю о том, что это значит для будущего и для медицины.

— Можно ли предположить, как «Википедия» и интернет эволюционируют через 50 лет?

— Пятьдесят лет — это очень много…

— Через 15 лет?

— Думаю, что мы можем выделить определенные тренды. Будет расти мобильный трафик — уже сейчас 50% пользователей заходят на наши странички с мобильных устройств, и эта цифра только растет, особенно в развивающихся странах. Относительно «Википедии» легко предположить, что точно не изменится. «Википедия» не станет Facebook или Twitter и не превратится в видеоэнциклопедию. У нас может появиться больше интерактивных форматов и функций, но в целом «Википедия» останется энциклопедией, где вы сможете узнать столицу Болгарии или почитать биографию Шимона Переса, чье имя сейчас часто мелькает в новостях.