В Москве состоялись первые открытые соревнования людей, использующих кибернетические и бионические протезы. «Афиша Daily» запечатлела его участников и поговорила с ними об отличиях паратлетов от киношных киборгов, трудностях жизни в России и проблемах рынка протезирования.

Кибатлон — международные соревнования спортсменов, носящих высокотехнологичные протезы. В отличие от Паралимпиады технологический допинг на Кибатлоне не просто разрешен, а обязателен. Паратлеты используют высокотехнологические устройства для прохождения разных испытаний в 6 направлениях — протезы рук, протезы ног, экзоскелеты, инвалидные коляски, велосипеды со стимуляцией мышц и нейроинтерфейсы.

В этом году состоятся первые международные соревнования в Цюрихе, и в будущем они будут проходить раз в 4 года вместе с Олимпиадой и Паралимпиадой. В Швейцарию поедут в том числе участники из Москвы.

1 / 5
2 / 5

Как устроены соревнования

Игорь Никитин
Генеральный директор «Корпорации роботов»

«Если Паралимпиада — это соревнования мышц, где люди с ограниченными возможностями стремятся выступать на равных с обычными спортсменами, то Кибатлон — это соревнование технологий и мастерства ими управлять. Задача Паралимпиады — интегрировать людей с ограниченными возможностями в олимпийское движение, а задача Кибатлона — интегрировать людей в обычную жизнь, помочь им социально и психологически адаптироваться.

Каждый участник проходит полосу препятствий: перекладывает предметы, развешивает вещи на прищепках, режет хлеб кусочками и открывает консервные банки. Это повседневные дела, которые мы делаем с легкостью, но для людей с ограниченными возможностями это колоссальное достижение, все равно что забраться на Эверест».

1 / 5
2 / 5
Константин Дебликов
Участник Кибатлона в Цюрихе

«В современном мире у всех людей есть гаджеты и электроника, которую они носят с собой. У меня к этим гаджетам добавился еще и протез рук. Моя ампутация произошла в результате несчастного случая с пиротехникой в августе 2014 года. Тогда в интернете мы собрали деньги на мои первые протезы, и они, к моему удивлению, не были такими крутыми, как те, что мы видим в кино. В массовой культуре растиражированы образы Дарта Вейдера и Терминатора, и все думают: «Супер! Такое уже есть!» Но на самом деле ничего подобного нет — рынок протезов не разработан.

Стоит относиться к людям с протезами как к людям с дополнительными, а не ограниченными возможностями. Отчасти у меня уже есть дополнительные возможности: зимой у меня не мерзнут руки, и я могу брать горячее без прихватки. Даже на такой примитивной стадии развития технологии протезов есть какие-то бонусы. Конечно, сложно учиться делать все повседневные вещи заново. С каждым конкретным предметом ты учишься взаимодействовать по-новому. Что это за куртка? Что это за пуговицы? Нарезать хлеб? Сложно! Но с другой стороны, ведь можно купить уже нарезанный!

Отчасти у меня уже есть дополнительные возможности: зимой у меня не мерзнут руки, и я могу брать горячее без прихватки

Киборгами нас называют, чтобы привлечь внимание. Конечно, мы не киборги. Уже есть инвазивные технологии, когда человека навсегда присоединяют к протезу, и он его никогда не снимает. У меня, например, есть знакомый, которому в ухо вживлен блютус-наушник, — вот таких людей можно назвать киборгами. А нас можно сравнить с гонщиками «Формулы-1»: мы обычные люди, но у нас есть свои машины, которые помогают нам в жизни.

К сожалению, в России не принято говорить о своих отличиях и быть не таким, как все. Если у тебя вдруг случилась беда, то ты попадаешь в информационный вакуум и не можешь найти почти никакой адекватной информации по теме. У нас нет группы «Ампутанты России» в фейсбуке, где все делятся историями, какой у них протез и договариваются о совместных вечеринках. Поэтому такие мероприятия и любые объединения помогают нам выйти из подполья и четче формулировать свои желания, в том числе разговаривая с производителями протезов напрямую. Всем инвалидам не начнут вдруг раздавать в суперклассные современные кисти просто так, над этим нужно работать, в том числе и самим ампутантам. Мы хотим задать этот тренд, встречаться и общаться. Нас ждет прекрасное будущее, если мы будем вместе».

1 / 5
2 / 5
Александра Одоевская
Дизайнер украшений

«Я хожу с протезом уже четвертый год. Его я получила в результате аварии (была пристегнута, сидела на пассажирском кресле). Чаще всего ампутация действительно происходит из-за ДТП, но бывают и другие причины: где-то защемило, оторвало в лифте, несчастный случай в армии. Этого нельзя предугадать, и нужно помнить, что никто не застрахован.

Первое время я сидела дома и реабилитировалась. Мне многое пришлось пересмотреть в своей жизни, но сейчас пазл сошелся. Очень важно психологически перестроиться и освоиться в новом образе. Сейчас я ощущаю себя так же, как любой обычный человек: живу, работаю, тусуюсь, принимаю участие в осенней неделе моды, ходила на «Пикник Афиши», запускаю свой проект дизайнерских украшений и вожу машину. Иногда сталкиваюсь с неприятными ситуациями — например, в общественном транспорте, если на мне протез без косметики (силиконовой накладки, имитирующей кожу. — Прим. ред.), даже взрослые люди умудряются тыкать пальцем и сворачивать шеи. Но это ожидаемо, ведь до недавних пор у нас в стране инвалидов будто и вовсе не было, поэтому все и относятся настороженно и даже пугаются. Но с каждым годом отношение становится все лучше и лучше».

Артем

«Этот протез я получил всего две недели назад, поэтому у меня не было особо много времени, чтобы научиться им пользоваться. С ним я выглажу как настоящий киборг! И это круто! Соревнование мне очень понравилось, но было сложное. Самое легкое — резать батон, дома все время режу».

1 / 6
2 / 6

Кто делает российские технологичные протезы

Илья Чех
Генеральный директор компании «Моторика»

«Медицинская робототехника сейчас развивается активнее, чем любое другое направление, поэтому можно войти в эту индустрию сейчас и стать лидерами рынка. Кибатлон — это соревнование технологий, призванное популяризовать протезирование. В нашей стране у многих людей нет протезов, в частности из-за их стоимости. Наша задача — привлечь разработчиков и снизить стоимость протезов. Мы работаем над расширением функционала протезов и напрямую общаемся с потенциальными клиентами. Раньше протезы изготавливались как единый готовый продукт, а теперь технология 3D-печати позволяет не только легко адаптировать протезы, но и делать их красивыми и функциональными».