Футбол России 1990-х — не только тройка тренеров Романцев — Семин — Газзаев, но и другие герои. «Афиша Daily» вспоминает наставников, которые делали футбол 90-х ярче.

Подробности по теме
Этот материал — часть спецпроекта о российском футболе девяностых. Почитайте его полностью!
Этот материал — часть спецпроекта о российском футболе девяностых. Почитайте его полностью!

Арсен Найденов

Где работал в 1990-х: «Жемчужина» (Сочи)

© «Спорт-Экспресс»

Поставлять заголовки для спортивных газет в 1990-х тренеру нижегородского «Локомотива» Валерию Борману Овчинникову лучше всех помогал Арсен Найденов. В союзные времена он с разными успехами путешествовал по футбольным низам, а в 1991-м приехал в Сочи строить «Жемчужину». И построил — уже спустя два года клуб реактивно ворвался в «вышку» и задержался там до конца десятилетия.

Вожака «Жемчужины» обычно вспоминают в неразрывной связке с Борманом. Общего у них порядочно: оба рулили и командой, и клубом, сыпали цитатами и подозревались в «странных матчах». Что характерно, Найденов и Овчинников хорошо дружили.

Найденов признавался, что у него «просят очки» другие команды, говорил открытым текстом, что «в этом [1996] году я взяток не давал», показывал фигу прямо во время флеш-интервью, прикладывал (по слухам) стодолларовую купюру к больному колену футболиста и громко стыдил сборную за плохой результат.

Борьба за спортивное выживание и финансовое существование подорвала здоровье Найденова: в 1997 году он отдал команду тренировать еще одному яркому футбольному человеку 1990-х — Анатолию Байдачному. Увы, без Найденова-тренера «Жемчужина» покатилась вниз и вылетела в 1999 году, а вскоре осталась совсем без денег и прекратила существование. В 2000-х «Жемчужину» пробовали возродить и пригласили Найденова снова порулить клубом — правда, надолго он не задержался. В 2010 году Арсен Найденов умер от продолжительной болезни. Только через 12 лет команда из Сочи будет снова бороться за медали РПЛ.

Цитаты

«А что у нас вообще есть хорошего? Может, сельское хозяйство, экономика, политика, армия? Почему же тогда мы хотим иметь хорошую футбольную сборную? И глупо при всем этом обвинять одного тренера. Наша игра соответствовала нашему рейтингу во всем. Был Советский Союз — была хорошая сборная. Теперь нет ничего. Вы подумайте — в нашей стране нет даже гимна. Да и страны как таковой тоже нет. Есть по большому счету сброд».

«Болгары играли в футбол, а россияне черт знает во что».

«Ленинградские бригады [судей] вообще нужно дисквалифицировать! Это баловство и хулиганство. Они не умеют судить! За какие‑то такие плоды их ставят? Что, они революцию сделали?! Пусть их берут в Кремль. Но зачем их брать судить? Это не чемпионы. Так, средненькая команда. Бодаются, стараются, забили гол. Желания много».

«Я горд, что сумел сделать такую команду, раз говорят, что у меня просят очки. Значит, я хорошо работаю».

Валерий Овчинников

Где работал в 1990-х: «Локомотив» НН (1989–2000)

© Владимир Родионов/РИА «Новости»

Распад СССР позволил российской провинции массово рвануть в главную лигу — так в вышке в числе прочих оказался нижегородский «Локомотив». Клуб несколько лет барахтался между болотом и подземельем, попробовал поиграть в еврокубках; дойдя до полуфинала Кубка Интертото, вылетал в первый дивизион и возвращался обратно, а потом снова вылетал — но запомнился не игрой, а тренером-президентом Валерием Овчинниковым.

Фактурный и громогласный мужчина продавал футболиста за тонну сахара, пробовал поддерживать клуб доходами с ресейла финского кофе, прыгал на судей, заставлял игроков делать на тренировках 100 рывков по 100 метров и имел репутацию «короля договорняков».

Но главное — стал первой в России звездой тренерских пресс-конференций, за что получил прозвище Борман. Овчинников с удовольствием рассказывал о бронированных трусах, сравнивал арену Нижнего с площадкой для баллистических ракет и панчил фразами в духе «Бутсы — дело интимное».

В 2000 году «Локомотив» вылетел из «вышки» навсегда, а сам Овчинников сначала отошел от руля команды, а затем и клуба. Позднее Борман всплывал в Эстонии, где заправлял делами местной «Левадии», а сейчас сидит на пенсии и иногда дает комментарии об РПЛ.

Цитаты

«Если у государства нет денег — это не государство. Если у клуба нет денег — это не клуб».

«Некоторые футболисты ни разу на поле не выходили, но привели в негодность три пары шипованных бутс. Зависит от того, как он смотрит за главным инструментом. Бутсы — дело интимное, как инструмент у музыканта».

«Наша поляна напоминает не газон, а стартовую площадку для баллистических ракет».

«Если бы я был пограничником Карацупой, то мне бы собаку его Джульбарса иметь, чтобы тот указывал след, где можно найти деньги»

Анатолий Байдачный

Где работал в 1990-х: «Жемчужина» (Сочи), «Черноморец» (Новороссийск)

© Григорий Филиппов/«Спорт-Экспресс»/ИТАР-ТАСС

Еще один громкий в самом буквальном смысле тренер ворвался в российский футбол на закате 1990-х, приехав в Сочи на подмогу Арсену Найденову, который не смог больше руководить командой по состоянию здоровья.

Байдачный стартовал максимально бодро: пока «Жемчужина» рвала всех в первом круге сезона 1998 и держалась в тройке лидеров, а сменщик Найденова не заставлял скучать по предшественнику и блистал на пресс-конференциях — ругал судей, батлился с другими тренерами и пользовался легендарным словом-связкой, похожим по звучанию на «мня».

Праймовый период Байдачного быстро закончился — «Жемчужина» завалила второй круг того сезона, а в следующем году вылетела; в явочном порядке тренеру указали на дверь. В будущем он дважды пытался вернуться в элиту российского футбола — на рубеже 2000-х и 2010-х с «Тереком» и «Ростовом», оба раза не шибко удачно. В прошлом сезоне Байдачный после долгого перерыва внезапно возглавил «Арарат-Армению» из второго дивизиона из Еревана, но победил всего дважды в девяти матчах.

Цитаты

«Сука, уволил ты меня из команды».

«[Тренер] Сергей Андреев больной человек. Степень его развития на уровне четвероклассника. Совершенно недалекий. Ясно, что грамотные люди такого горе-специалиста никогда не пригласят. Что касается Арсена Найденова, то это проходимец от футбола, пена, всплывшая на той волне начала 90-х, о которой мы говорили… Какой он, на фиг, тренер?»

Виктор Прокопенко

Где работал в 1990-х: «Ротор» (Волгоград)

© Игорь Уткин/ИТАР-ТАСС

Почти десятилетие курсируя между Одессой и Волгоградом, Виктор Прокопенко ненадолго возглавил сборную Украины, а потом вернулся в Россию, чтобы принести местному «Ротору» самый большой успех в его истории.

В первом же сезоне Прокопенко «Ротор» вскочил в еврокубки, во втором — выбил «Манчестер Юнайтед» в плей-офф Кубка УЕФА и споткнулся лишь на будущем триумфаторе «Бордо», в третьем и четвертом — бодался за золото со «Спартаком» до самого конца. «Ротор» играл зрелищно и ярко — Веретенников, Зернов и Нидергаус колотили мячи, Есипов божил в центре поля, Борзенков и Беркетов цементировали оборону, а Саморуков и Захарчук сторожили ворота.

Ярок был и Прокопенко на пресс-конференциях: сравнивал игру «Ротора» с классицизмом, центрхава Андрея Кривова — с гоночным авто, а Волгоград — с Колорадо, искренне не видел английскую звезду Алана Ширера в игровой схеме команды и не стеснялся брать ошибки команды на себя.

К сожалению, рубилово со «Спартаком» осталось пиком любимой команды всей русской провинции — в 1998 году «Ротор» устал бороться за золото и упал на четвертое место, а год спустя вообще стал 13-м. В конце 1999-го Прокопенко уехал обратно на Украину, возглавил «Шахтер» и попробовал бороться с Киевом за золото, а затем на пару лет вернулся в Россию и с московским «Динамо» не дошел даже до еврокубков. В последние годы жизни Прокопенко был спортивным директором в «Шахтере» и привел в клуб будущего архитектора его побед Мирчу Луческу. В 2007 году Виктор Прокопенко умер от остановки сердца дома, в Одессе.

Цитаты

«Братцы, вы же не шахтеры — это они могут сколько угодно сидеть на рельсах, не рискуя потерей квалификации».

«Наши лидеры демонстрировали какой‑то голый классицизм».

«Залейте в [полузащитника Андрея] Кривова бензин, и он будет двигаться безостановочно».

Александр Аверьянов

Где работал в 1990-х: «Океан» (Находка), «Спартак» (Анапа), «Крылья Советов» (Самара), «Шинник» (Ярославль)

© Алексей Иванов/«Спорт-Экспресс»/ИТАР-ТАСС

Уроженец Владивостока Александр Аверьянов сделал карьеру в соседней Находке. В союзные годы местный клуб «Океан» под его началом взял Кубок РСФСР и вышел в Первую лигу, а после распада СССР очутился в элите. Команда из маленького приморского городка в целом достойно поучаствовала пару сезонов в Первой лиге, но не осилила перелеты, уровень и бюджеты и по итогу сезона 1993 вылетела. Проведя год в Анапе (местный «Спартак» играл во Второй лиге), Аверьянов вернулся в элиту — его пригласили главным в самарские «Крылья Советов». Так начался самый успешный отрезок его карьеры — тренер помог клубу держаться в «вышке», а в 1997 году запрыгнул с командой на пиковое (для себя) седьмое место и добрался аж до финала кубка.

Аверьянов не сыпал панчлайнами в интервью, как другие люди из этого текста, и вообще был всегда корректным и сдержанным. Но болельщики «Крыльев» очень ценили тренера, даже несмотря на негромкие в целом результаты и нахождение в команде сына (тоже Александра), что вызывало у фанатов вопросы. Местный стадион «Металлург» стал одной из самых забитых арен страны. В 1997 году на матч со «Спартаком» пришли 44 тысячи человек — рекорд!

Покинув клуб в 1998 году (новое руководство решило, что команде стоит прыгнуть выше), Аверьянов пришел в «Шинник» и неожиданно уволился после четырех игр. Следом тренер попал в элистинский «Уралан», потом без успехов поработал в «Алании» и вылетел из лиги с воронежским «Факелом» — больше в элите Аверьянова не было.

Спустившись в подземку, Аверьянов пошагал по клубам и продолжил работать, даже серьезно заболев. Он умер в 2021 году в возрасте 72 года.

Цитаты

«Приезжает одна уважаемая команда. Когда уже готовились к разминке, меня игроки зовут в сторону: „Николаич, сегодня нашего вратаря купили“. Спрашиваю его: „Тебе звонили?“ — „Звонили“ — „А почему мне не сказал?“ Обратился к команде: „Все может случиться: случайный удар, случайный гол, а мы будем его подозревать. Поэтому не можем дать сегодня даже ударить по нашим воротам“».

«Наверное, я накаркал. Меня журналисты спросили: „Как работается?“ — „А что, я уже десять лет в высшей лиге“. — „А вы что, только десять лет собираетесь?“ И после этого как обрубило. Мне не удалось спасти „Факел“, не хватило одной победы, чтобы остаться».

Подробности по теме
От «Асмарала» до «Текстильщика»: история российского футбола девяностых
От «Асмарала» до «Текстильщика»: история российского футбола девяностых