100 лучших постсоветских альбомов по версии «Афиши Daily»

«Афиша Daily» вместе с экспертами музыкальной индустрии продолжает подводить итоги 30 лет постсоветской музыки, какими они видятся из Москвы и Петербурга. Мы выбрали 100 лучших альбомов эпохи — от «Громче воды, выше травы» до «Земфиры», от «Долгой счастливой жизни» до «Конечно он». Сегодня — с 50-го по 21-й. Финальный топ-20 выйдет в начале следующей недели.


«Это 100 альбомов, которые, как нам кажется, каждый из вас должен послушать. 100 пластинок, по которым лучше всего можно судить о том, как развивалась музыкальная культура после распада СССР. Вот еще 30 альбомов из этого списка. Мы уверены, что у вас есть вопросы, в этом тексте мы постарались ответить на самые важные»


Николай Овчинников
Редактор раздела «Музыка» «Афиши Daily» и продюсер проекта

Навигация

Изображение Скриптонита на обложке материала и плейлистов удалено в связи с обращением обладателя исключительных прав (лейбл «Музыка 36») на фотографическое произведение, сдержащее изображение гражданина (согласно ГК РФ)


50.

«Лиловый день»,
Леонид Федоров

41 минута
11 треков
2003

Лидер «Аукцыона» постигает азы семплинга дома на кухне, беря все, что попадается под руку — волынку, Эминема, Вивальди. Еще один удачный эксперимент Леонида Федорова, который звучит как безумная фантазия — но на деле является пранком, который зашел далеко.

49.

«The Greatest Hits Vol. 1»,
Noize MC

1 час 1 минута
20 треков
2008

Сознательный рэп по-русски и на русском. Мастер фристайлов и герой форума хип-хоп.ру, выпускник РГГУ и создатель группы «Рычаги машин» Иван Алексеев на дебютном альбоме лихо замешал все свои сущности: тут и громкий рок, и едкий рэп, и размышления о смерти, и трогательные любовные послания, и песни про наркотики, и песни про политику. Самый честный и самый прямолинейный альбом от имени и для поколения миллениалов. Алексеев с тех пор — пусть и не без ошибок — фиксирует, как это поколение меняется, проигрывает в схватке с реальностью и отчаивается. А «The Greatest Hits» остается памятником молодости всех этих людей.

48.

«Солнцеворот»,
Гражданская оборона

49 минут
12 треков
1997

Егор Летов поворачивает налево, пока соседи бьют по батарее. Про соседей, кстати, совсем не фигура речи: Летов записывал альбом (как и многие другие) у себя дома, используя «стену звука», — так что результат был закономерен. «Солнцеворот» вышел в одно время с «Невыносимой легкостью бытия», а еще оба альбома открыли «левый» период в творчестве «ГрОба» — так что их принято оценивать в одной связке. Сейчас восторженные и порой чрезмерно революционные куплеты с «Солнцеворота» (вроде той же «Родины») игнорируются (см. любой трибьют Летову), а зря.

47.

«Камнем по голове»,
Король и Шут

22 минуты
21 трек
1996

Со строчки про провинциальный городок начинается путь к звездам одной из самых странных российских рок-групп — от подземной безнадеги в питерском «Там-таме» до «Олимпийского». Дебютным альбомом «Король и Шут» принесли сказочный сторителлинг в мейнстрим: хейтеры скажут, что Горшок и Князь слишком сильно опирались на хоррор-панк группы Misfits, — мы ответим, что без сведения страшилок с русским фольклором ничего бы не вышло.

46.

«Река Крови»,
Кровосток

28 минут
10 треков
2004

Словоохотливый, обсценный и игривый хип-хоп для московских интеллектуалов, сделанный московскими же интеллектуалами, которые играют в хип-хоп. Гламуризация лихих девяностых и сопровождавшего их насилия началась во многом с этого альбома. Забавно, как в 2005 году на Rap.ru задавались вопросом: останется ли «Река крови» модной вещью «на сезон» или превратится во что-то долгоиграющее? В 2022-м любой порядочный рэп-список без этого альбома представить невозможно.

45.

«Бес сахара», 
Колибри 

51 минута
12 треков
1997

Музыканты Tequilajazzz помогли «Колибри» записать самый мрачный, тяжелый и пронзительный альбом в карьере, навсегда увернувший группу от масс куда-то в сторону фанатских топов и авторитетных списков: показателен случай, когда девушек позвали презентовать альбом на «Европу Плюс», но услышанная музыка шокировала радийщиков, ждавших второй «Желтый лист осенний».

44.

«Транснадежность», Звуки Му

43 минуты
9 треков
1991

Последний и самый безумный альбом классического состава «Звуков»: Мамонов — Бортничук — Липницкий — Хотин — Павлов. Максимальный уход в сторону от песенной формы: Мамонов шепчет, мелодекламирует, молчит и в меньшей степени поет, пока на фоне все трещит, булькает, переливается, звенит, вручает слушателю фиги и ставит ему подножки. Пожалуй, лучший ответ на вопрос о том, почему «Звуки Му» — самая странная и причудливая группа русского рока.

43.

«Маньяки»,
Дискотека Авария

43 минуты
11 треков
2001

Ивановские чудилы с песнями про яйца, диджея и хип-хоп-хаус и рок-н-ролл принесли юмор и веселье в русскую поп-музыку. «Дискотека „Авария“» показала при этом, что можно делать уморительные куплеты и притом записывать отличные песни. Трогательная «Небо», парафраз Beastie Boys «ХХХИРНР», грозный рэп «Заколебал ты» — на «Маньяках» не было проходных песен. Парадоксально, но и спустя двадцать лет этот альбом не устарел.

 

42.

«Любимые песни (воображаемых людей)», Хаски

46 минут
13 треков
2017

Тришки «Адидас» и стрижка под ноль как художественный метод, панельная Россия как поле действия. Лучший рэп-альбом для тех, кто не слушает рэп. «Любимые песни», написанный выпускником журфака, записывавшимся с Прилепиным и ездившим на Донбасс, стал дверью в мир большой России для тех, кто пытается от нее оградиться. Если герой «Петли пристрастия» сдавался на милость обстоятельствам, то Хаски использовал уязвимость положения, чтобы, по-летовски покончив с собой, уничтожить весь мир.

41.

«Громче Воды, Выше Травы», Каста

1 час 7 минут
22 трека
2002

Русский рэп прощается с красочным прошлым, неотразимо изображенным в клипах Децла, и знакомится с сердитой монохромной реальностью российской глубинки. А еще благодаря клипам «Про Макса» и «На порядок выше» проникает в чарты и эфир MTV. Ростов становится рэп-столицей России. «Каста» — главной рэп-группой. Ей до сих пор и остается.
 

40.

«Конечно он»,
Иванушки International

48 минут
12 треков
1996

 

В 2022 году, когда электронная музыка и поп-музыка — это сросшиеся стволами деревья, нельзя и близко представить, как новаторски звучал первый альбом «Иванушек». Ни один постсоветский бойз-бенд до них не был настолько подчеркнуто электронным. Иванушки и два Игоря (Матвиенко и Полонский, саунд-продюсер альбома), пронесли рейв на школьную дискотеку, как буквально (см. известное видео на ютьюбе), так и фигурально, проторив дорогу для сотен последователей. Прошел год после выхода — и альбом техно-ремиксов записал даже Иосиф Кобзон.

Многие помнят «Конечно он» из-за песни «Тучи», что совершенно справедливо: это одно из высших достижений российских музыкальных девяностых. Но переслушав альбом на свежую голову, вы откроете для себя, что он куда шире по диапазону эмоций и универсальнее. Его мотает от летящей романтики песни «Где-то» до веселой придури «Подсолнуха» (обе, кстати, написал Игорь Сорин), от хип-хауса к хеппи-хардкору, от эйсида до эталонных дискотечных медляков. В годы, когда молодые группы идут к поп-музыке девяностых как к волшебному источнику, дающему вдохновение, «Конечно он» кажется святым Граалем, точкой отсчета. Вот так 31 мая 1996 года на российском небосклоне мелькнула какая-то вспышка — и за 48 минут вдруг наступило будущее.

Николай Редькин

39.

«Вирус»,
Tequilajazzz

59 минут
13 треков
1997

 

Когда фронтмен Tequilajazzz Евгений Федоров говорит о том, что они стали заложниками успеха «Вируса», его можно понять: альбом вышел четверть века назад, группа с тех пор пару раз переродилась, после чего распалась и возродилась, а поклонники по-прежнему не поймут, если на очередном концерте «Текилы» не прозвучат «Звери», «Пистолет» или как минимум «Никогда не вернусь». Это дилемма, с которой приходится иметь дело многим большим группам, но в случае с «Вирусом» она особенно остра: строгую, суровую, симметричную эпохе эстетику этой пластинки и то, что за ней последовало, разделяет целая пропасть.

Глубина — и отрезвляющий дуализм — «Вируса» в том, что это одновременно документальное кино («холод, лед, бандитские тачки и война в Чечне — фиксация момента») и вполне себе дистопия. Когда Федорову достался билет с тем же номером, что был у его лирического героя из придумавшей страшный момент песни «Самолет», он понял, что «надо перестать фантазировать на какие-то темы», а их сюжеты тем временем все продолжают и продолжают сбываться — не просто же так, в конце концов, артист регулярно сравнивает с «Вирусом» прошлогодний альбом «Текилы» «Камни».

«Я никогда не думал, что нашу музыку может слушать человек, который после этого идет стрелять из автомата или кататься на танке, — признается Федоров, вспоминая откровения людей, сначала побывавших на войне, а затем приходивших на концерты Tequilajazzz конца девяностых. — Я был потрясен, потому что думал, что у нас совершенно другой адресат». Но в том, видимо, и дело, что адресатом «Вируса» мог оказаться кто угодно — от левого до правого, от студента до солдата, от Бориса Гребенщикова, как-то по делу назвавшего Tequilajazzz «великой русской группой», до Билли Коргана, выбравшего их группой поддержки московского концерта The Smashing Pumpkins.

Это злая и матерая пластинка людей, сыгравшая огромную роль не только в истории группы, но и в контексте постсоветской альтернативной сцены, с опозданием, но решительно подсадив целое поколение на тяжелую музыку в диапазоне от Pixies до Primus и гарантировав, что всем этим группам, если они когда-нибудь доберутся до России, будет кого позвать на разогрев. Возможно, в песнях с «Вируса» слишком много негативной энергии, чтобы их повзрослевшим авторам хотелось очень уж часто к ней возвращаться, но историю не обманешь: этот альбом — не только примета времени, но и на века.

Сергей Степанов


38.

«Психохирурги»,
2H Company

47 минут
12 треков
2005

Четверо петербуржцев делают рэп для тех, кто его не слушает и даже ненавидит. Под сложновыпендрежную электронику «Елочных игрушек» Михаил Феничев с безумной скоростью рассказывает про огурцы мозга и прочие удивительные вещи. Магический реализм 2H Company повторить было невозможно, да и сами они понимали, что творческий метод исчерпаем, так что, выпустив еще один альбом, распались.

37.

«Звучит»,
MONATIK

44 минуты
16 треков
2016

Дмитрий Монатик — единственный равновесовой противник Ивана Дорна на поле современной украинской поп-музыки. «Звучит» — это как «Co’n’dorn», только более душевный и праздничный, пластичный и понятный. Он не стесняется и кружит голову ай до упаду. И сопротивляться ему невозможно! Украинская поп-музыка все еще остается примером для соседних стран, Монатик — один из ответов на вопрос, из-за кого это происходит.

36.

«Юность»,
Дельфин

1 час 10 минут
13 треков
2007

Андрей Лысиков подтверждает звание одного из самых интересных музыкантов эпохи — под чутким надзором звукорежиссера и соратника Павла Додонова здесь Дельфин пробует играть в постпанк — и выигрывает.

35.

«На перекрестках весны», Браво

46 минут
13 треков
1996

 

Турбулентные и мрачные девяностые с войной в Чечне, больной экономикой, нестабильным рублем и угрозой «красного реванша» в самую последнюю очередь напоминали почву для песен про голубые тротуары и синие цветы, ярко-желтые трамваи и розовые сны, весну и любовь. Но история нас учила и учит: в самое мрачное время порой появляются самые светлые песни.

Неспокойно было и в самой группе «Браво» — только что на вольные хлеба ушел Валерий Сюткин, и Евгению Хавтану пришлось в третий раз придумывать группу заново. Новый солист Роберт Ленц, который до этого исполнял мэдчестер по-английски, поначалу не походил на того, кто вытянет «Браво» из пике снова в топы. Репетиции шли тяжко, Ленцу долго было не с чем встать в один ряд с Сюткиным и Агузаровой. Но все решили песни. «Браво» решительно сменило шик фантазии о советских шестидесятых с твистами и галстуками на гитарную меланхолию, брит-поп и рокабилли, сотворило «Этот город», «Ветер знает» и еще девять неотразимых песен пылкой романтики и вечной весны. Оказалось, что задушевный, вкрадчивый баритон Ленца идеально подходит этим песням, а «Браво» записало лучший альбом вопреки вообще всему.

Владимир Завьялов

34.

«Таял», Леонид Федоров и Владимир Волков

41 минута
12 треков
2005

Автор «Города золотого» написал стихи (и не только он), хор русской духовной музыки нагнал пасторали, джазмен сыграл на контрабасе, собрал их всех лидер «Аукцыона», а звучит это ровно так, как можно результат такого альянса себе и представить. Забавный факт: кавер на заглавную песню на заре карьеры сделала певица Mental Affection, которая позже под псевдонимом Дора споет про футболку Saint Laurent за очень много денег. И если это не показатель величия Федорова, то что?

33.

«Земфира»,
Земфира

47 минут
14 треков
1999

Без преувеличения, главный дебют конца девяностых. От обложки с цветочками до песен про ромашки, СПИД и непошлое прошлое — Земфира Талгатовна Рамазанова установила канон женского рока на 20 лет вперед: про кого, как, с каким тоном и каким надрывом. Кто бы из девушек с гитарами или роялем ни появлялся, их сравнивали (и сравнивают порой до сих пор) с Земфирой. А виной всему вот этот альбом, в котором нет ни одного лишнего звука и лишнего слова. Вот уж вправду непошлое.

32.

«Звезда»,
Дельфин

1 час
11 треков
2004

Много и мощно звенит гитара, стучит драм-машина — за музыку здесь отвечает Александр Mewark Петрунин, круто разворачивая творчество Андрея Лысикова в разные стороны. Сам же Дельфин впервые в карьере много поет, один из этих вокальных опытов — «Весна», хит поколения, не иначе. Дельфин становится артистом для всех. За «Серебро» получает премию из рук Евтушенко. За «Весну» — премию MTV.

31.

«Magic City»,
ЛСП

41 минутa
12 треков
2015

Белорусский дуэт разменивает EDM-пилу на свежайший атланта-трэп, приходит в город грехов с голодом, азартом и бравадой героя, которого обязательно убьют первым, и при помощи Оксимирона выдает первый большущий хит. После «Magic City» стало окончательно ясно: ЛСП здесь всерьез и надолго.

30.

«Раскраски для взрослых», Монеточка

34 минуты
10 треков
2018

 

Елизавета Гырдымова ворвалась в инфопространство в 2016 году с любительским мем-попом в жанре «школьница садится за пианино и делает смешно». Песни-побасенки про козырный туз, завод, капитал и продукцию дизайнера Рубчинского оккупировали нижний интернет и зазвучали на мероприятиях вроде «абстрактного феста для элиты всех сортов», где перед Монеточкой выступал, например, Михаил Светов с лекциями.

Вытащить Монеточку из мем-вселенной помог продюсер Витя Исаев, он же БЦХ — вместе они написали «Последнюю дискотеку», где вдруг зазвучало эстетское диско, и Лизе оно подошло. А в 2018-м у этого же творческого альянса случился прорыв. «Раскраски для взрослых» — сплав всего броского, понятного и стильного в поп-музыке разных эпох. 10 монологов о России настоящего и жизни в ней глазами 19-летней любознательной и остроумной девушки, которая живет тем же, чем и ее ровесники. Оказалось, что это та музыка, в обсуждении которой сольются фейсбук и The Flow, либералы и «ястребы», а песня «Каждый раз» пробьет все плотины — вплоть до радиоэфиров и «Голубого огонька». «Раскраски для взрослых» стали маленьким чудом, которое заставило нас хоть на секунду отпраздновать триумф неопопа.

Владимир Завьялов

29.

«Zudwa», Химера

55 минут
13 треков
1997

Опус магнум поколения клуба «Там-там», открытого Севой Гаккелем в начале девяностых в Петербурге прибежища для новой альтернативной музыки, которой не было места ни в рок-пантеоне, ни в телеэфирах. Очень злая и притом очень человечная пластинка, просто эта человечность скрыта под маской медленного и бьющего наотмашь хардкора, который ни на что не был похож и ни на что до сих пор не похож. Так играли, громко, резко, больно и страшно, и так кричали, надрывно, будто на последнем дыхании, те, кому и вправду было невозможно выдерживать давление вечности. Через несколько недель после выхода альбома лидер группы Эдуард Старков совершил суицид. «Химера» впоследствии повлияла на самых разных людей: от Oligarkh до ЛСП и группы «Грязь».

28.

«Легкое Дело Холод»,
Стук Бамбука В XI Часов

38 минут
9 треков
1991

На закате СССР трое ижевчан слушают Брайана Ино и Throbbing Gristle, покупают синтезатор «Поливокс», зовут подругу к микрофону, используют магнитофоны вместо семплеров, случайно придумывают трип-хоп — только очень странный и даже страшный — и распадаются. Получился один из самых удивительных сюжетов конца перестройки, который мало кто сперва понял и мало кто впоследствии воспроизвел. Единственный альбом, который попал одновременно в этот топ и в «100 магнитоальбомов советского рока» Александра Кушнира, знаменуя собой связь двух эпох.

27.

«Опиум», 
Агата Кристи

53 минуты
13 треков
1994

Ключевой диск русского рока середины девяностых, который идеально озвучил, отобразил, объяснил (нужное подчеркнуть) время своего выхода — просто попробуйте наложить «ХалиГалиКришну» или «Черную луну» на условное видео из «Криминальной России». Заглавная песня — главный до сих пор готический хит на русском языке, а «Сказочная тайга» — пожалуй, ключевая поп-песня в истории группы.

26.

«Дачники», 
Ленинград

39 минут
17 треков
2000

Под тревожные духовые и истошный ор Сергея Шнурова «Д-д-д-да-а-ача-а-а» начинается история классического «Ленинграда»: уже без Вдовина у микрофона (тот благоразумно ушел в продюсеры и сделал лучший альбом Земфиры) и еще без песен-мемов под заказ миллионеров (это будет уже в десятых). «Дачники» не попали в нужный нерв, не задели правильные струны, это был альбом-портрет или даже автопортрет: усталого, задолбавшегося интеллигентного человека, родившегося в СССР и перемолотого девяностыми. Он подыхает на работе, потом бухает, путает самбо с дзюдо, ненавидит Земфиру, любит хоккей и день рождения не будет справлять, потому что все ******* [надоело], ****** [черт побери], ** *** [на фиг], ***** [блин]. Оказалось, что именно такая музыка — бодрое и краткосрочное ска для мужика с яйцами, перегаром и щетиной — и была нужна той части страны, что не хотела выбирать между «Земфирой» и «Мумий Троллем».

25.

«Марабу»,
ATL

32 минуты
10 треков
2015

Наряду с «Домом с нормальными явлениями» и «Горгородом» — один из ключевых альбомов «переворота игры» в русском рэпе середины десятых. Магический реализм чувашских равнин, Уэлш и русский рейв сформировали один из самых самобытных саундов нашего хип-хопа. ATL и Dark Faders, делавшие ему звук, потом рассорились, и повторить магию «Марабу» поодиночке у них уже не получилось.

24.

«Песня о безответной любви к Родине», Ноль

49 минут
12 треков
1991

Федор Чистяков вырубает электричество, зовет людей из дружественного «Аукцыона», поет о России, пишет страшный хит про человека и кошку и расслабленную песню про прогулку после употребления запрещенных веществ и входит без стука в пантеон русского рока, который безропотно его принимает, но оглушает медными трубами так, что лидер «Ноля» не оправится от этого звона никогда. Кажется, за успех песен о Родине лидер «Ноля» заплатил слишком высокую цену — дальше в его жизни наступит наркотическая смута, прерванная лишь религиозными практиками в той сфере, которую законодательство РФ считает экстремистской.

23.

«Долгая счастливая жизнь», Гражданская Оборона

57 минут
13 треков
2004

Возможно (попробуйте поспорить!), лучший альбом Егора Летова. После поворота влево, после экспериментов с музыкой прошлого, после всех терзаний и ковыряний лидер «Гражданской обороны» породил глыбу, которую еще долго будут расковыривать последователи, поклонники и наследники. С тех пор и до самого конца летовская музыка уже не про родину, не про контекст, не про лево и не про право — она про вечность, которая, как и долгая счастливая жизнь, ждет каждого из нас.

22.

«Прости Меня, Моя Любовь», Земфира

46 минут
13 треков
2000

Соло из заглaвной песни, припев «Хочешь», рифф «Искала» — уже и так будучи суперзвездой, Земфира пишет альбом еще мощнее дебютника: кажется, уже ко второй пластинке мы все поняли, что певица из Уфы отправляется в наивысшую лигу имени самой себя, где она дальше будет конкурировать только с самой собой. Так и произошло: сейчас, когда критикуют «новую Земфиру», в пример ставят именно эти песни, под которые влюблялись, переезжали, взрослели, расставались, плакали в женских (да и не только) комнатах общаг поколения и поколения. Возможно, лучший русскоязычный альбом после 1991 года, написанный и спетый женщиной. И только статистические завихрения не дали ему добраться до верхней двадцатки, место в которой он по праву заслуживает.

21.

«Икра»,
Мумий Тролль

58 минут
14 треков
1997

 

Через двадцать пять лет после дебюта «Мумий Тролля» откровенно изумляет, насколько в тени «Морской» осталась вышедшая спустя семь месяцев «Икра». Первый официальный альбом «МТ» удостоился призов, рекордных тиражей, курсовых работ и десятков тысяч знаков в «Википедии». Об «Икре» в «Википедии» шесть предложений, из которых самое содержательное делится недоступной ссылкой на старое интервью с Ильей Лагутенко, в котором он предположительно считает релиз альбома «поспешным».

Так ли это с коммерческой точки зрения, знают только сами музыканты и их тогдашние издатели, но в артистическом смысле «Икра» стала закреплением материала на уровне пластинки «Led Zeppelin II» и флешбэком в ее же золотую для рок-н-ролла эпоху, когда для больших групп было в порядке вещей выпускать по великому альбому раз в полгода. «Мумий Тролль» — не Led Zeppelin, но их очень британское вторжение в элиту русского рока стало в 1997 году явлением неслыханного порядка.

Тогда же, в 1997-м, было неоправданно модно сталкивать лбами молодые группы «Мумий Тролль» и «Сплин», и если вышедшие более-менее одновременно альбомы «Морская» и «Фонарь под глазом» эту — ленивую — аналогию хотя бы отчасти поддерживали, то «Икра» официально разделила новый русский рок на славянофилов и западников. С первых же аккордов «Доли риска» эта пластинка чихала на говоривших с ней на одном языке предшественников — и звуком, и восхитительно бессвязными текстами, и маниакальным напором.

Но в первую очередь, наверное, все-таки звуком. Как будто осознавая, что взятые ею за ориентиры альтернативный рок и брит-поп успели перейти из стадии расцвета в фазу заката, группа решила поспешить — и преподала на «Икре» экспресс-курс гитарной музыки девяностых. И сейчас сложно вспомнить другой постсоветский альбом, одновременно звучавший настолько энергично, болезненно, собранно и, как говорили тогда, «фирменно» на отдельно взятой сорокаминутной дистанции.

Сергей Степанов


(

Продолжение
уже вышло. читайте топ-20 скорее!

)

Слушайте плейлист с лучшими песнями из лучших альбомов на «СберЗвуке», Apple Music, Spotify, VK Music и «Яндекс. Музыке»


ПРОДЮСЕР: НИКОЛАЙ ОВЧИННИКОВ; РЕДАКТОР: ВЛАДИМИР ЗАВЬЯЛОВ; АВТОРЫ ТЕКСТОВ: АНТОН ВАГИН, ГЕОРГИЙ ВОЛОДИН, ВЛАДИМИР ЗАВЬЯЛОВ, АРТЕМ МАКАРСКИЙ, НИКОЛАЙ ОВЧИННИКОВ, НИКОЛАЙ РЕДЬКИН, СЕРГЕЙ СТЕПАНОВ, НАТАЛЬЯ ХОМЯКОВА; ДИЗАЙНЕР: СЕРЕЖА ПЛАЩИНСКИЙ; АРТ-ДИРЕКТОР: АРТЕМ ХАЙРЕЦ; ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: ТРИФОН БЕБУТОВ