ИМЯ

Анна

ФАМИЛИЯ

Патокина

ВОЗРАСТ

24 года

ИНСТАГРАМ

Текст: Максим Сухагузов

Фото: Роман Ерофеев

Стиль: Ольга Чуковская

Арт-директорка: Лизавета Шатурова

Вчера

После девятого класса хотела уехать из уральского Краснокамска и поступить в школу Табакова, но не получилось, поэтому пришлось учиться в старших классах с мыслью поскорее зацепиться за любой столичный вуз. В 2015 году по приглашению режиссера из ВГИКа Яны Сариади снялась вместе с Никитой Кукушкиным в короткометражке «Вера», где сразу же показала, кто тут может стать нашей «Розеттой». Тогда же Сариади подсказала Патокиной, к каким театральным мастерам лучше поступать в Москве. Аня сама хотела выучиться на режиссера во ВГИКе, но ее слили после первого тура. После этой неудачи она сразу же поступила в ГИТИС на актерско-режиссерский курс Евгения Каменьковича, где стала однокурсницей Виктории Мирошниченко из «Дылды». В ГИТИСе ее часто звали на роль детей или, наоборот, бабушек. Любимой работой была Джульетта в постановке Дмитрия Крымова «Ромео и Джульетта. Киндерсюрприз».

Сегодня

На «Кинотавре» 2020 года появилась сразу в двух фильмах конкурса короткого метра: экспериментальной работе «Был ли кофе» Яны Сариади и получасовом фильме «Плохая дочь» Светланы Сигалаевой о запретной любви двух школьниц, где ее родителей сыграли Ян Цапник и Наталья Павленкова. С такой поддержкой и двойным участием в программе индустрия быстро заметила Патокину. Летом 2021 года онлайн-премьера «Плохой дочери» состоялась на «Афише Daily». Сейчас ей в основном предлагают роли подростков, представительниц ЛГБТ-сообщества и пацанок с района. Играет на новой сцене Театра имени Ермоловой в постановке своего бывшего однокурсника Сергея Окунева в спектакле-манифесте «новых вялых» «Рэйп ми».

Завтра

Вряд ли мы увидим Аню в кинокомедии, поскольку ей этот жанр совсем не близок. Хотела бы воплотить набоковскую героиню — причем даже не «Лолиту», а Магду из «Камеры обскура», потому что ей было бы интересно понять эту героиню. Раньше мечтала сыграть Жанну д’Арк, но сейчас уже не очень. В полнометражном дебюте Светланы Сигалаевой «Несвятая» играет что-то противоположное «Плохой дочери», совсем даже не пацанку, хотя по секрету может сказать, что ее героиня по замыслу режиссера олицетворяет Христа. Вы все сами поймете, когда выйдет фильм. В кино ей нравятся актрисы Леа Сейду и Фрэнсис МакДорманд, из последних русских сериалов зацепил «Happy End», куда Аня даже пробовалась на эпизод, но ее не утвердили.

Прямая речь

«Изначально, когда нас набирал Каменькович, он сказал: „Я возьму на курс только двух девочек — так что, Ань, давай борись“. Вообще, в театральные вузы всегда охотнее берут мальчиков, чем девочек, мне кажется, потому что парней в целом меньше приходит в актерскую профессию. Но Каменькович в итоге все равно взял не две, а восемь девочек. У нас было на курсе 20 актеров, 10 режиссеров и 10 сценографов. Все были совсем разные даже по возрасту. Но в итоге благодаря нашим мастерам мы все очень сблизились. Не люблю слово „сдружились“, но, в общем, мы до сих пор можем встретиться, созвониться. Чувствуешь, что вы можете что угодно рассказать, потому что знаете друг друга очень хорошо. Какая-то семейная связь, что ли, осталась даже после выпуска.

Актер может хотеть сыграть все что угодно, но если природа тебя создала определенным образом, то ты не можешь это игнорировать. Если у тебя точно есть силы на одно, а ты вдруг начинаешь хотеть совсем другое, то получается немного искусственно. Однажды я хотела сыграть типа женщину-вамп, но поняла, что внутренне это вообще не мое: не могу понять и полюбить таких героинь. А когда ты играешь, то тебе должен нравиться твой персонаж.

Хотя со временем человек тоже меняется. Например, то, какая я была на первом курсе, это абсолютно не похоже на то, какой я стала сейчас. Поэтому через два-три года я тоже буду уже другой. Возможно, мне уже меньше будут подходить роли подростков и девочек с района.

Летом прошлого года на карантине Света Сигалаева снимала независимый полнометражный фильм („Несвятая“). Все действие фильма происходит в один день. И вот почти с самого начала фильма моя героиня начинает выпивать. До съемок мы много репетировали, я пробовала сыграть алкогольное опьянение, но чувствовала, что в кадре я думаю только о том, что у меня не получается сыграть состояние.

И вот перед репетициями, уже на локации, я сказала Свете, что очень боюсь соврать, играя пьяную, в кадре-то очень все видно всегда. И спросила, можно ли я по-настоящему выпью для кадра. Света сначала была сильно против, я попросила хотя бы на репетиции, накануне съемок, чтобы я просто попробовала немного выпить, она согласилась. Отрепетировали, я подумала: „Ну супер! Я хотя бы отключаю самоконтроль по поводу правдивости состояния“.

На следующий день у нас начались съемки. Поначалу я как-то пробовала вспомнить это состояние. Очень злилась на себя, что все равно не могу отключить самоконтроль, злилась, что не получается. В итоге Света позволила немного выпить, но с условием: если я не выполняю поставленные задачи, если играю мимо нот — мы останавливаем съемку и переносим на следующий день. Всего у нас было две съемочных смены, и снимали мы линейно.

Условия режиссера были соблюдены, и я выпивала настоящего алкоголя столько, сколько моя героиня выпивала по сюжету. Света, конечно, все равно очень злилась на меня, а я злилась на себя уже из-за осознания того, что это было как-то непрофессионально с моей стороны. Самое смешное, что потом, когда фильм был уже готов, я посмотрела его и увидела, что разницы вообще никакой. То есть в кадре я трезвая абсолютно. Не знаю, может быть, адреналин во время съемок так срабатывает или еще что-то. Съемки были сложными — не из-за алкоголя, конечно, — но, по-моему, фильм получился очень крутой!»

На Ане: куртка Sacai (Leform); шапка Gucci; шорты Tommy Hilfiger; сандалии Crocs