ИМЯ

Егор

ФАМИЛИЯ

Губарев

ВОЗРАСТ

17 лет

ИНСТАГРАМ

Текст: Максим Сухагузов

Фото: Роман Ерофеев

Стиль: Ольга Чуковская

Арт-директорка: Лизавета Шатурова

Вчера

Перебежал дорогу русскому кино еще в младшем школьном возрасте, сыграв того самого мальчика, которого сбивают насмерть в начале фильма «Майор» Юрия Быкова. Был звездой киножурнала «Ералаш» на излете 2010-х. Засветился на всех центральных телеканалах в эпизодах дежурных сериалов от «Склифосовского» до «Ищейки». Самое сомнительное появление того периода — выпуск скандального шоу «Дорогая, мы теряем наших детей» с элементами постановочных разногласий в семье Губаревых. Самая заметная роль того времени — младший брат в двух последних сезонах «Восьмидесятых» на СТС, откуда, словно по хронологии, Губарев перескочил в свой самый заметный сериал про 90-е.

Сегодня

Визитная карточка Егора — два сезона «Мир! Дружба! Жвачка!» о тех временах, когда не родился ни он сам, ни его юные коллеги по сериалу. Впрочем, в сериале такой современный подход, что феномен 90-х без лишней ностальгии упаковывается в красивую обертку и превращается в поп-культурную сокровищницу, как это происходит в сериале «Очень странные дела», где тоже быстро забываешь, что это кино не про сейчас.

Еще одно достижение — роль школьного стрелка в 20-минутном моноэпизоде из сериала «Пассажиры». Там Губарев сыграл самого молодого клиента загробного извозчика такси.

Завтра

Не будет поступать в театральные вузы, потому что там «готовят выступать в театре, а не сниматься в кино». Скорее планирует взять небольшую паузу и позаниматься полгода с коучем актерского мастерства, чтобы подрасти в профессиональном плане и найти новые внутренние рычаги, поскольку чувствует, что уже немного «заштамповался». Хотел бы целостную роль в тяжелой драме, например, у того же Юрия Быкова или Карена Оганесяна («Пассажиры»), которые могут дать ему нужный эмоциональный накал. Своим моральным ориентиром в актерской профессии видит Юрия Борисова, с которым еще давно работал на одном историческом проекте «Отчий берег» (вспоминает съемки с теплотой), но впервые по-настоящему пересекся в «МДЖ».

Прямая речь

«Юра Борисов — очень крутой актер. Я рыдал при просмотре практически всех сцен с ним в „МДЖ“. Еще Данила Козловский берет меня чисто харизмой. Он выглядит натурально, если ему не приписывать каких-то супергероев. Я еще не видел, какие фильмы он снял как режиссер, надо будет посмотреть.

Театральные актеры очень сильно палятся на экране. Но есть люди, которым удается гармонировать между кино и театром, соблюдать эту грань и выглядеть круто и там и там. Например, Мария Аронова — крутая киноактриса и служит в театре. Я человек крайностей — меня по-любому потянет либо сюда, либо туда. А если меня перетянет, то какой в этом смысл.

Я живу кино от проекта до проекта. Это уже как зависимость. Уже ощущаешь себя не очень без съемок. Как-то в 12–13 лет я год не снимался — и сразу потерялся. Очень тяжело жить без съемок. Даже кастинг сойдет за счастье — встречаешься с режиссером, работаешь с крутыми, как правило, актерами.

Я бывал в откровенно плохих проектах, где ты видишь, прошу прощения, все дерьмо индустрии, где снимают по полезных 18 минут в день. Все, кто прошел путь от самых низов, понимают, о каких проектах и на каких каналах идет речь. А когда ты выкарабкиваешься из этого, то видишь, что в России есть кино, которое снимают хорошо, когда в него вкладывают деньги, душу, себя. Когда проекту отдается вся команда, и ты в это вживаешься, проживаешь каждую сцену.

Стриминги подарили индустрии больше свободы языка и поведения. Стало больше хороших проектов, теперь проще отказаться от плохих предложений и попробовать себя в чем-то новом. Всех, кто старается, сейчас зовут на стриминги. Но остается доля вот этих, опять же прошу прощения, низовых ТВ-проектов, которые подходят для тех, кому надо с чего-то начать, чем-то разогреть себя, да и просто раскусить изнутри, как это работает. То есть и для начинающих осталось место для старта, и для тех, кто топит, появились стриминги».

На Егоре: cвитер Louis Vuitton; брюки Jil Sander; обувь Gucci