Александр Косован специально для «Афиши Daily» исследовал мир форнифилии — БДСМ-практики, при которой один человек притворяется мебелью, а другой (или другие) пользуется им как предметом интерьера.

«Она — на четвереньках с кляпом во рту, а мы пьем пиво»

Миша работает стриптизером, ему 26 лет. Мы встречаемся с ним в «Сушишопе». Заказываем еду, говорим о «Звездных войнах» — у меня татуировка Дарта Вейдера, которая его заинтересовала.

— Мне нравится Дарт Вейдер, — говорит Миша. — Ну он всем нравится. Почему — не знаю.

Нам приносят суши, а мы все так и не перешли к интервью — поговорили о франшизе, еще о чем-то — в общем, обошли порядок тем. В какой-то момент мне показалось, что я просто встретился с приятелем. Я решаю плавно перейти к главной теме встречи и спрашиваю про работу. Как устроился? Зачем? Почему именно стриптиз?

— Всегда любил женское внимание. Ну и всегда следил за собой. Ходил в зал, качался. У меня красивое тело.

Миша показывает мне фото из клуба, на котором он изображен полуобнаженным и в карнавальной маске.

— Года полтора работал курьером, но было жутко скучно. Ездил на метро, бывало на маршрутках в Подмосковье — все время слушал музыку. Я читать не особо люблю, больше по музыке. Ну а потом как-то так случилось, что попал в стриптиз.

Миша рассказывает, как однажды увидел у знакомого на стене в «ВКонтакте» объявление о работе для парней и девушек на несколько месяцев за границей, написал знакомому и получил ответ, что команду уже нашли, но есть место в клубе.

— Пригласил меня. Ну и там завертелось. Мне в кайф. Много женского внимания.

Миша отпускает пару шуток про секс в туалете, а я перехожу к теме форнифилии:

— Стриптиз дарит тебе те же ощущения, что и форнифилия?

Миша с улыбкой отвечает:

— Я готовился к этому вопросу, поэтому мне легко ответить. Да, чем-то это похоже, но лично для меня. Мои партнеры, с которыми мы устраиваем вечеринки, относятся к стриптизу и форнифилии как к противоположностям. Но я-то понимаю, что стриптиз, как и форнифилия — это о доминировании. Ты раздеваешься, двигаешься, возбуждаешь женщину — и она готова делать что угодно. Так же и с форнифилией. Мне нравится класть ноги на своих подруг. Здесь я тоже доминирую. Мы не занимаемся сексом. Можем просто вот так просидеть час. Я положу на нее ноги, мой кореш положит — мы сидим, пьем пиво, а она стоит на четвереньках с кляпом во рту. Мне нравится это чувство — будто я хозяин. А ей нравится, что она — рабыня. Всех все устраивает.

Спрашиваю, не считает ли он форнифилию извращением.

— Нет, абсолютно. А что в этом такого? Извращение — слово, которое вызывает негативные ощущения. Но негативным может быть только то, что делает кому-то как-то плохо. А мы все кайфуем.

«Для школоты годится»

Термин «форнифилия» придумал Джефф Горд, эротический художник. Он занимался БДСМ-практиками и постоянно искал новые способы оказаться в доминирующей роли в сексе, придумывал специальные приспособления и участвовал в тематических выставках. В БДСМ-среде имя Горда хорошо известно, и даже после его смерти в 2013 году сайт House of Gord продолжает регулярно обновляться. Горд искал вдохновение везде, и многие идеи пришли к нему во время работы инженером на заводе по переработке лома: когда он видел различные куски металла, он представлял, как можно их использовать для обездвиживания женщин.

Практикующие форнифилию «рабы» притворяются тумбочками, столами, подставками для ног, торшерами, стульями. Так они могут простоять в обездвиженном положении несколько часов, подвергаясь разным действиям со стороны хозяина.

Участница одного из самых популярных форумов по БДСМ — Bdsmpeople.club — так говорит о форнифилии: «[Как] по мне, практика достаточно однообразна, регулярно бы не занималась…». Похожего мнения на сайте придерживается один из мужчин: «Для школоты годится». Другая женщина пишет: «А мне очень нравилось лежать голой, когда на меня ставили еду и напитки. Замирала, конечно, чтобы не пролить ничего». На форумах можно найти анкеты как «хозяина/хозяйки», так и «раба/рабыни». Например, одна из форнифилисток пишет: «Большинство партнеров считают, что имею высокий болевой порог, поэтому возможны экшены без стоп-слова. Люблю выступать в качестве вещей интерьера, мебели (жестко зафиксированной в определенном положении). <…> Уважаю и групповые действия — когда надо мной работают сразу несколько человек — садистов — пол не принципиален».

Одна из «рабынь» рассказала мне про свой немного модернизированный вид форнифилии: она примеряет роль шкафа и засовывает в себя разные предметы.

Форнифилией можно заняться на одной из вечеринок, куда приглашают на форуме. На странице у организаторки вечеринок, которая предпочитает доминирование, есть кодекс, которому должен следовать «раб». Например, она пишет, что раб должен изучать госпожу, чтобы знать, как служить ей, исходя из ее особенностей. Также раб никогда не должен забывать о своем статусе, поэтому ответы «нет», «не могу», «не хочу» вообще не принимаются. «Рабу» запрещено употребление местоимения «я» и его производных, а вместо этого он должен говорить в третьем лице «Ваш раб». К госпоже надо обращаться исключительно на вы, нельзя смотреть на нее или говорить с ней без ее разрешения. Садиться при госпоже и вообще подавать признаки жизни можно только с ее позволения. За любой проступок или неповиновение раб наказывается неприятным для него способом, причем он должен сам просить о наказании и считать это уроком на будущее.

«Мы играли в изнасилование»

О том, что такое секс, Миша не знал до восьми лет. Однажды он путешествовал по локальной сети и наткнулся на папку «1», где лежало много видео с одной «грудастой блондинкой». Посмотрев эти видео, мальчик понял, что такое секс, и узнал, как правильно мастурбировать. Первый половой контакт у него случился в доме у друга в 15 лет. Миша пришел туда со своей девушкой играть в приставку. В какой-то момент пара решила уединиться, поболтать. Потом пошли объятия, поцелуи — и первый неловкий секс.

У Миши было много подросткового секса. Вписки, уехавшие родители — любая ситуация подходила для того, чтобы достать заветный Durex из рюкзака. Но со временем это стало надоедать.

Десятки часов просмотренного порно и секс в относительно экстремальных условиях сделали к 19 годам из Миши человека, для которого секс стал синонимом слова «скука».

— Я даже стал покупать «Гусарские» презервативы. Ну а чего тратиться? Занимался сексом как-то по привычке. Есть — ок, нет — ну тоже ок. Забил на качество, скажем. Будем считать, что мне нужно было это, чтобы не довести себя до спермотоксикоза, — говорит Миша.

Миша начал смотреть все более жесткое порно и со временем понял, что ему нравится БДСМ. Он стал общаться на специальных форумах, где и познакомился с Викой. Вскоре Миша вновь стал покупать Durex.

C Викой все было по-другому. Никакого быстрого секса на вписке — все только по договоренности, в особой атмосфере у нее дома. Вика приковывала Мишу наручниками к кровати, привязывала его какими-то тряпками к столу, заставляла подчиняться ей, била той самой плеткой из мемов и шуток. Поначалу Миша был готов выполнять все, что она скажет, но потом понял, что его роль — роль господина.

Поругавшись с Викой, Миша обновил страничку на форуме, где указал, что хочет доминировать и унижать. Ему стали писать девушки и парни разного возраста. Вскоре он договорился с одной из написавших ему женщин снять квартиру на сутки и развлечься там. Ее звали Ира, и она была старше Миши на 12 лет. Идея о доминировании над женщиной постарше только разогревала фантазию Миши.

Они играли в изнасилование: Миша бил Иру по лицу, она кричала, просила о помощи, но при этом каждый раз после сексуальных игр нежно обнимала Мишу, и так они вдвоем лежали, обсуждая какие-то незамысловатые вещи. Им обоим это нравилось.

— Соседи один раз звонили в дверь минут 10 — думали, кого-то убивают. Пришлось одеться, выйти к ним, потому что они грозились вызвать полицию. Блин, представь, 10 минут стояли и стучали в дверь, а полицию не вызвали. А если бы реально убивали кого-то?

В одну из встреч Ира предложила Мише кое-что новенькое: притвориться для него подставкой для журналов. Миша не понял, в чем смысл игры, но согласился. Ира достала из рюкзака латексный костюм, переоделась, вручила Мише тряпки для связывания, журналы и легла на пол, подняв руки и ноги. Миша связал их, а сверху положил журналы. Спустя несколько минут Ира захотела повернуться, потому что у нее затекла спина, но Миша уже вошел в игру, засунул Ире кляп в рот и приказал не шевелиться.

— Это было круто. Она была просто вещью в доме. Я могу разбить стакан, могу порвать журнал, могу что угодно делать с предметами. Так же я чувствовал себя с Ирой. Она была предметом, а я — ее хозяином.

Закончился вечер тем, что Миша мастурбировал на лежащую связанную Иру. Он понял: это то, что надо.  

«Я чувствую сходство с самкой»

Олег — системный администратор в Туле. Его увлечение БДСМ началось в подростковом возрасте. Когда он учился в 7–8 классе, его друзья много шутили о порно. Эта тема привлекла Олега, и он стал тратить весь трафик мобильного интернета на просмотр видео и фото. Еще Олегу нравилось читать эротические рассказы, где авторы детально описывали секс. Вскоре парень узнал о том, что некоторые называют «сексуальными отклонениями»: БДСМ, связывание, добровольные пытки с целью наслаждения. И сфера порно для него значительно расширилась. В мыслях начали появляться такие слова, как «дилдо», «секс-машина», «хозяйка и раб», «петплей» и другие.

— Разумеется,  мне стало интересно попробовать, — говорит Олег. — На обычный секс смотреть уже не хотелось: легли, подергались и уснули. Хотелось чего-то большего и длительного. Даже несмотря на то, что большинство полюбившихся мне практик были довольно болезненными, я находил в них что-то заводящее.

Первый БДСМ-опыт Олега случился, когда ему было 20 лет. На сайте знакомств он нашел девушку, которая решила «взять верх», то есть стать хозяйкой. Олега всегда возбуждала тематика превращения, смены пола. Он задавался вопросом: а каково это — быть девушкой?

— Когда нашлась моя хозяйка, все начиналось просто: она писала в чате приказы, я выполнял, — говорит Олег. — Иногда отсылал фотоотчет. Прошла пара недель, и она приказала устроить видеосессию по скайпу. Она приказала приобрести бюстгальтер и трусики. Первая сессия длилась около двух часов. Она смотрела и писала в чате, что делать. Я ее не видел, но преданно смотрел в камеру, сгорая от стыда, но это лишь подталкивало выполнять приказы.

После этой сессии были другие, но самая главная случилась, когда хозяйка приказала Олегу приехать к ней.

Олег поднялся к своей госпоже на этаж, нажал на дверной звонок и стал ждать. В руке у него была сумка, где лежала игровая одежда, кляп и небольшой дилдо. Госпожа открыла дверь: это была красивая девушка, одетая в подтяжки, чулки и корсет, который не прикрывал грудь. Парень покраснел, застеснялся, но властный голос приказал зайти в комнату и раздеться.

— Я словно под гипнозом разделся и встал у кровати как по стойке смирно. Она прошла рядом со мной бесшумно, как пантера, после чего толкнула меня на кровать и приказала развести руки и ноги в стороны. Я уже был предельно возбужден. Она надела на меня повязку, чтобы я ничего не видел. Все чувства обострились, особенно от цокота ее туфелек. Потом ее холодные руки начали привязывать меня к кровати. Стало страшно. Ведь веревки-то — отнюдь не ниточки, а крепкие, капроновые. Потом я ощутил, что она забралась на кровать и идет ко мне. Вот тут сердечко забилось сильно: что дальше? Что надо будет делать? Все оказалось просто: она села мне на лицо. Я воспринял это как приглашение, начал работать языком. Не знаю, сколько я так лежал, но долго. После этого она встала с кровати, раздался щелчок — открылся какой-то тюбик. Я ощутил на члене ее руку в холодной смазке. Она принялась мастурбировать мне.

— Почему ты выбрал роль раба? — спрашиваю я.

— Она показалась мне близка, поскольку я чувствую сходство с самкой, плюс есть чувство, что я не в своем теле. Да и фантазия у меня развита не очень хорошо. А вот что придумает верхний… всегда очень интересно, никогда не угадаешь. А если он еще и любит поиздеваться!.. Ну, там, например, приказать сделать то, что ты не можешь — и он это заведомо знает, — а потом наказать за проступок — это вообще будоражит до костей.

Олег называет форнифилию достаточно экзотическим увлечением, занимается ей лишь когда возбужден «совсем через край».

— Форнифилия, как и в целом БДСМ, —  это извращение, — считает Олег. — Есть нормы, классический секс. По мнению большинства людей, все, что не входит в канон этой классики, — извращение. Плевать, что я этим занимаюсь. Я ведь никого к этому насильно не принуждаю.

Еще один человек, называющий себя рабом, — Виктор из Петербурга. Его знакомство с БДСМ, напротив, началось с форнифилии.

— Я следовал словам из книги Исаака Башевиса-Зингера «Тени над Гудзоном», — объясняет Виктор. — Там говорится:

«Поскольку Бог не сотворил ничего хорошего, надо получать удовольствие от плохого. Кто знает, может быть, плохое — хорошо?»

Однажды Виктор познакомился с госпожой. Они некоторое время общались в ICQ, потом по телефону.

— Наконец мне была назначена встреча: мне следовало приехать в отдаленное место в Ленобласти. — рассказывает Виктор. — Причем приехать туда ближе к ночи: так, что шансов вернуться назад в тот же день у меня просто не оставалось. Я приехал туда, как договаривались, около 22 часов. Позвонил госпоже и сообщил, что я на месте. Мне было приказано ждать. И я примерно два часа провел в постепенно холодеющих полях. Госпожа приехала на последней электричке — в тот момент, когда я уже не верил в то, что это произойдет. Она дала возможность посмотреть ей в лицо, потом сказала: «Увидел меня? А теперь — морду в землю». Она сказала идти вслед за ней. Мы пошли к одному из домов деревни. На входе я сразу же был превращен в раба. Никогда не забыть мне, как она сказала: «Если прольешь хоть каплю — убью». Дело в том, что познакомились мы на фоне острого интереса к туалетной тематике, и первое, чем я стал в ее доме, — это унитазом. Мне впервые в жизни предстояло принять золотой дождь, и это были мгновения, когда бурные фантазии стали восхитительной явью. Кажется, я тогда ни капли не упустил, чем доставил госпоже удовольствие. Она говорила: «Я скажу «стул» — и ты сразу становишься стулом. Говорю «стол» — становишься столом. Понял?!» И все получилось. Помню ее гневные, повелительные слова: «Стол! Диван! Подставка!» И я, как мог спешно, превращался из одной фигуры в другую. Это огромнейшее счастье, за которое нельзя перестать благодарить. Одним из моментов вечера был случай, когда госпожа связала меня, положила на спину и поставила мне в рот каблуки своих чудесных туфель. Это было восхитительно. Я был тумбочкой для обуви!

«Мне нравится, когда он, как собачка, ждет моего внимания»

Елена — госпожа, ей 28 лет. БДСМ-практиками она занялась, когда переехала в небольшой городок в Сибири, едва ли став совершеннолетней. Первый опыт был, по ее словам, «печальным»: партнер, с которым долго договаривалась о сеансе, в последний момент отказался быть рабом, а на предложение стать хотя бы хозяином твердо ответил отказом. Оказалось, ему был интересен только секс.

Но Елену это не остановило. Она нашла партнера, который согласился быть для нее рабом, и только тогда почувствовала удовлетворение. По словам Елены, в обычной сексуальной жизни ей не хватает разнообразия — скучно. В основном Елена использует страпон и порку. Но когда ей хочется расслабиться, она приказывает своему рабу становиться тем или иным предметом мебели.

— Мне нравится эта практика, потому что она простая. Это легкий способ получить нужные эмоции, — объясняет Елена.

У нее есть три любимых вида мебели, в которые она «превращает» своих рабов. Это стул, стол и торшер. На раба можно положить ноги, посидеть на нем, поставить на него что-то. Над торшером Елена поначалу смеялась, но потом он стал ее любимым «превращением», потому что так можно проявить максимум безразличия и высокомерия к тому, кто ждет, пока ему прикажут поцеловать ногу госпожи.

— Обожаю, когда мой раб становится торшером. Мне нравится игнорировать его, когда он, как собачка, ждет моего внимания.

«Всякие —филии, извращения и прочие расстройства»

С вопросом, можно ли считать форнифилию извращением, я обратился к главному научному сотруднику отдела сексопатологии Московского НИИ психиатрии Михаилу Ягубову. По его словам, если человек притворяется мебелью сугубо для сексуального возбуждения и такая практика является единственным стимулом для возникновения у него сексуального желания, то назвать это нормой сложно. «Можно говорить о некотором отклонении, но говорить о данном явлении как об «извращении» тоже не следует, если это происходит между взрослыми людьми, по обоюдному согласию и не наносит вред здоровью, — уточняет Ягубов. — В сексологии границы нормы гибкие, поэтому форнифилию можно рассматривать и как допустимую норму. Надо отметить, что в соответствии с международной классификацией болезней такие предпочтения относятся к расстройствам, то есть перверсиям, и оцениваются как патология». Ягубов считает, что в норме человеку не захочется быть в роли раба, да и вообще БДСМ-роли предпочитают люди с определенными особенностями личности и эмоциональной сферы.

Амина Назаралиева, врач-сексолог, психотерапевт Mental Health Center, говорит, что диагноза «форнифилия» не существует. Извращением такую практику назвать тоже нельзя, потому что это слово, по словам Амины, больше не употребляется в медицине, а заменяется менее стигматизирующим словом «парафилия». Если раньше считалось, что нормален только гетеросексуальный секс между мужем и женой в миссионерской позе для зачатия детей, то сейчас это не так. А все необычные сексуальные практики называются парафилиями.

— Нужно спрашивать не «форнофилия — это норма?», а «норма ли парафилия?», — говорит Назарлиева. — Ответ положительный. Но есть парафильное расстройство — это парафилия и дистресс (то есть стресс, связанный с негативными эмоциями и оказывающий вредное влияние на здоровье), который возникает из-за парафилии. Вот он — не норма.

По словам Назарлиевой, форнифилия может относиться лишь к парафилии, но может находиться и в рамках парафильного расстройства: тот случай, когда практика становится навязчивой, когда из-за нее у человека появляется депрессия и возникают проблемы в какой-либо области жизни.

Граница проходит там, где человек никому не мешает и не угрожает, где все участники достигли возраста согласия и остались довольны.

— Если раб счастлив быть рабом, а господин господином, не нарушаются нормы закона и от их увлечений не рушится их жизнь, не нужно бегать за этими людьми и стараться их изменить, — считает Назарлиева.

Соосновательница образовательного проекта Sexprosvet, конференции «Без цензуры» и шоу Ladies of Burlesque Татьяна Дмитриева говорит, что в обществе присутствует феномен какой-то мифической «нормы», но никто не знает достоверно, есть ли она и как ее определить.

— Сексуальная жизнь очень сложная и многогранная, поэтому любой грамотный психолог заменяет слово «норма» на термин «здоровье», — говорит Дмитриева. — Существуют здоровые и нездоровые сексуальные отношения. Здоровая сексуальность приносит удовольствие и не наносит вред — в пределах этой формулы любые фантазии и фетиши приемлемы и абсолютно нормальны. Если удовольствие от того, чтобы быть столом, не вредит здоровью человека и не нарушает границы окружающих его людей, это совершенно допустимая практика. Есть смысл задуматься и сходить к психологу только в том случае, если человек получает сексуальное удовольствие только от форнифилии, хотя и этот случай вписывается в здоровую сексуальность до тех пор, пока никому не вредит.

По словам Дмитриевой, мы живем в мире, где положено развиваться, принимать решения, брать ответственность, двигаться и предпринимать что-то. Часто, чем больше этот груз, тем сильнее растет потребность разрядиться и снять накопленный стресс, таким вот, например, полным отказом от ответственности, принятия решений и динамики. То есть попасть в максимально комфортную роль — стоять неподвижно и обслуживать нужды людей.

— Некоторые люди испытывают возбуждение и удовольствие от чувства стыда, — объясняет Татьяна. — Что может быть унизительнее в нашем обществе с его системой ценностей, чем служить предметом мебели кому-то? Ну и, конечно, это просто очень красивая практика. На живую мебель приятно смотреть.

«Свадьба. Рождение ребенка. Вот самые счастливые моменты»

Каждый раз, когда я писал кому-то на форуме о том, что хочу обсудить форнифилию, я натыкался на внутреннее отвращение, за которое мне стыдно. Мне казалось, что все это ненормально, что я пишу извращенцам, у которых нет ни совести, ни любви к родине. Поэтому я удивился, когда встретился с Владимиром — он оказался совершенно обычным, приятным и немного стеснительным.

Он охранник. Читает разные фэнтези — любит книгу «Планета Гор» Нормана. Ему нравятся истории о попаданцах. Музыку слушает всю подряд, у него нет любимого исполнителя или жанра. Форнифилию называет способом немного развеяться, отдохнуть. Ничего, что могло бы быть названо извращением, Владимир здесь не видит.

— Что можно считать извращением? — Спрашивает он. — Если говорить об этом, то нужно четко ограничить понятие нормы. Что одним нравится, то другим может быть непотребно…

Владимир получает удовольствие от доминирования, ощущения власти. Он это понял еще до первого сексуального опыта, а уже в 16 лет связывал девушкам руки, когда занимался с ними сексом.

О важных событиях в своей жизни Владимир говорит так:

— Свадьба. Рождение ребенка. Вот самые счастливые моменты.

Мне вспоминается Дарт Вейдер, и я, кажется, начинаю понимать, почему всем так нравится этот злодей — через любовь к нему мы проявляем свою темную сторону, юнговский архетип Тень. Так же и с форнифилией — играя, люди выражают нечто глубинное и темное, но делают это по-своему.

*** Все имена в статье изменены по просьбе героев.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!