«Афиша Daily» поговорила с бельгийкой Деборой Таминьё, которая переехала в Обнинск, чтобы преподавать английский и французский в обычной общеобразовательной школе.

«Учитель для России» — это программа, которая привлекает профессионалов из разных сфер и выпускников ведущих вузов к преподаванию в российских школах, работающих в сложном социальном контексте. Цель программы — дать равные образовательные возможности каждому ребенку вне зависимости от того, родился он в Москве или в селе Пановы Кусты Тамбовской области. Все участники программы разделяют три главные ценности: веру в потенциал ребенка вне зависимости от места его проживания и социального происхождения; принятие инаковости — участники должны быть свободны от расовых, гендерных и других стереотипов; важность преодоления неравенства в образовании.

Каждый участник программы проходит четыре этапа отбора: онлайн-анкетирование, скайп-интервью, очный тур (моделирование реальных школьных ситуаций) и интервью по предмету с методистом. Затем участники проходят летний институт, выездной пятинедельный курс педагогической подготовки, а с сентября отправляются в школы. На протяжении двух лет участия в программе участники получают стипендию в размере 20 тысяч рублей в дополнение к зарплате учителя, а также компенсацию на аренду жилья в размере 15 тысяч. По окончании программы все участники получают диплом о педагогической переподготовке НИУ ВШЭ. При этом для участия в программе педагогическое образование не требуется, важно лишь отличное знание предмета.

Участники программы отправляются в школы группами. Это нужно для того, чтобы они поддерживали друг друга, делились опытом и общались с единомышленниками. Некоторые участники запускают социальные проекты, театральные фестивали, кружки по программированию. Иногда среди учителей от программы оказываются иностранцы, которые уже какое-то время пожили в России. «Афиша Daily» поговорила с бельгийкой Деборой Таминьё, которая с детства увлекалась русской культурой, приехала в Россию учиться, а потом оказалась в Обнинске вместе со своим парнем, чтобы обучать местных детей французскому языку.

Об увлечении Россией

Мне трудно вспомнить, когда точно началось мое увлечение Россией — возможно, после того как я посмотрела мультик «Анастасия» в детстве. В средней школе я хотела выучить русский язык, а в старшей я уже постоянно читала книжки про Россию, это стало моим увлечением. Я была единственной такой увлеченной в семье, хотя, конечно, мои родственники сейчас интересуются Россией гораздо больше, чем раньше. После стольких лет увлечения никто не удивился, когда я переехала в Россию.

В Брюсселе я закончила две магистратуры — по журналистике и по политологии, специализировалась на России и Северном Кавказе. Во время учебы в магистратуре я поехала по обмену в Россию, в Высшую школу экономики. Учить русский я начала еще в Бельгии, на частных занятиях, а в Вышке ходила на бесплатные курсы. Потом я выиграла стипендию на год учебы в Государственный институт русского языка имени А.С.Пушкина — там с нами занимались каждый день.

Когда я училась в Вышке, я познакомилась с моим молодым человеком, он русский. У нас не было непонимания на почве культурных расхождений, даже на самом первом свидании платил каждый за себя, хотя он и купил мне первую чашку чая. Он довольно быстро познакомил меня с родителями, предварительно проинструктировав, что обязательно надо принести небольшие подарки его маме и младшему брату. Общаемся мы по-английски и по-русски, хотя французский он тоже знает, но говорит пока не очень свободно. Сейчас мы живем вместе, работаем в школе, готовим по очереди.

Подробности по теме
«Учитель для России»: как бросить престижную работу и уехать в глушь учить детей
«Учитель для России»: как бросить престижную работу и уехать в глушь учить детей

О переезде в Обнинск и работе в местной школе

Однажды мы с молодым человеком пошли на карьерную ярмарку, где был стенд программы «Учитель для России» — она нам очень понравилась, мы подумали, что это точно нескучная работа. Раньше я никогда не преподавала, а программа могла дать мне опыт работы преподавателем, что полезно. К тому же благодаря программе я могла начать работать сразу после университета — в Бельгии это считается большим везением, многие мои знакомые ищут работу по году, но часто все равно не могут устроиться по специальности. Сначала я думала, что меня туда не пустят, потому что я иностранка, но потом выяснилось, что достаточно сдать все экзамены на русском языке.

Нам с моим парнем было важно работать в одной школе или хотя бы в одном городе. Повезло, что нашлась школа, где требовались два учителя с нашими специальностями: французский и английский — у меня, и история и обществознание — у него. Мы пришли на собеседование вместе, с нами пришел представитель программы, а со стороны школы были директор и завуч. С нами побеседовали, затем попросили каждого провести пробный десятиминутный урок. Так два года назад мы переехали в Обнинск. Кстати, в школе знают о том, что мы вместе, хоть мы и не демонстрируем наши отношения на публике.

Я выросла в Бельгии в деревне, хотя до ближайшего города от нее всего два километра. Поэтому с моей точки зрения, Обнинск — большой город. В России город выглядит, конечно, совсем иначе, он кажется больше из-за высоких домов, которых в Бельгии не так много. Обнинск по площади значительно меньше города, рядом с которым я выросла, но население в нем больше раз в семь, потому что все живут в этих огромных домах.

Здесь жизнь организована по-другому: например, все дети, которые учатся в моей школе, живут в соседних домах, не дальше трех-четырех кварталов. Поэтому они ходят домой сами, уже с начальной школы, и постоянно ходят друг к другу в гости. Это все не могло бы случиться в Бельгии: в начальной школе (до седьмого класса) меня всегда встречали и забирали домой родители — там так принято, поэтому дети остаются в школе до шести вечера. Мои бельгийские друзья тоже удивляются, когда я им про это рассказываю. Я думаю, нас так берегли в детстве, потому что в Бельгии в то время было несколько очень громких скандалов вокруг педофилии — и родители боялись. Не уверена, что я могла бы отпускать своего ребенка куда-то одного до 10 лет.

В школе я работаю 17 часов в неделю, веду занятия в нескольких классах, самый старший — восьмой, подростки. Также у меня есть занятия в кружке в начальной школе, где может быть и 5–7, и 20 человек за раз. Школа, где я преподаю, не относится к «трудным». Я знаю, что в программе есть школы в деревнях, где все иначе, но это не наш случай. Обнинск — достаточно большой город, Москва тоже недалеко. Я сама довольно часто туда езжу, чтобы пообщаться с друзьями.

На программе нам не советовали брать по 30 часов в неделю — конечно, так можно заработать побольше денег, но в конце дня ты будешь падать от усталости. Правда, мой молодой человек работает полный день. Но я рада, что работаю только 17 часов, потому что преподаю я, как правило, на русском, и к концу дня сильно от него устаю. В моей школе работают еще шесть человек из программы «Учитель для России», и кроме нас есть еще молодые учителя в начальной школе, которым тоже, как и мне, примерно 25 лет.

Чем отличаются российские школы от европейских

Школа, где я работаю, отличается от бельгийской. Первое, что я заметила —  совсем другие перемены. В Бельгии у нас есть один перерыв на 10 минут в 10 утра, и потом очень длинный перерыв на обед в полдень — 1 час 20 минут, когда нам нельзя заходить в школу. В это время можно сходить домой пообедать или забежать в гости к друзьям.

Другое большое отличие — учителя тут строже. Впрочем, строгость еще ничего, а вот то, чего я бы никогда не смогла сделать, так это накричать на ученика. Я даже не могу представить себе обстоятельства, в которых это могло бы случиться — разве что в случае настоящей опасности. Но уж никак не на уроке.

Мне не нравится, когда кричат учителя, но я не считаю, что вправе вмешиваться в работу коллег. Сама я не очень жесткая учительница — прощаю своим ученикам мелкие ошибки, даю возможность их исправить, потому что хоть я и хочу научить их французскому, мне важнее всего сохранить у них интерес к языку, а не вызвать к нему отвращение. Плохие оценки обычно отбивают желание учиться — так что я стараюсь их не ставить. Правда, под давлением коллег мне приходится ставить больше разных оценок, поэтому иногда я ставлю тройки — но даю возможность их исправить. Троек в четверти я, кажется, не ставила никогда. Могу поставить пятерку ребенку, который выполняет задание не идеально, но очень старается — в качестве поощрения.

Еще одно отличие — отношения между учителями и учениками, дети здесь значительно ближе к преподавателям. В начальной школе они могут даже обнять учителя, а в более старших классах они спрашивают, как прошли выходные, могут, например, похвалить стрижку. Мне нравится это любопытство и искренний интерес, хотя поначалу это стало для меня полной неожиданностью, особенно со стороны подростков — я сама была совсем другой в их возрасте и вряд ли стала бы болтать с учительницей. У нас в Бельгии были совсем другие отношения с учителями — но, возможно, это связано с тем, что в бельгийских школах классный руководитель меняется каждый год, да и сами классы тоже раз в год меняют свой состав, так что особенного сближения не происходит. С другой стороны, можно не переживать, если у кого-то не сложились отношения с одноклассниками и классным руководителем, поскольку на следующий год все снова поменяется. В остальном российские подростки совершенно такие же — смотрят те же каналы на ютьюбе, слушают ту же музыку, носят те же вещи.

И родители, и учителя любят расспрашивать меня про Бельгию. Мои старшие коллеги трогательно заботятся обо мне: говорят, чтобы я тепло одевалась, потому что сейчас все болеют. В основном учителями здесь работают женщины. В Бельгии есть странное разделение между начальной и старшей школой (начальная — до 6 класса, старшая — с седьмого. — Прим. ред.): в старшей работает довольно много мужчин, а вот в начальной почти одни женщины. Не знаю, почему это происходит, — возможно, тут работают какие-то стереотипы.

У учителей в Бельгии приемлемые зарплаты — на эти деньги можно снимать отдельную квартиру, на жизнь тоже будет хватать. В России на зарплату учителя прожить невозможно — приходится выбирать, платить тебе за жилье или покупать еду.

Я не знаю, как справляются мои коллеги по обнинской школе — они очень много работают, но я не уверена, что этого достаточно. Возможно, многие из них живут в собственных квартирах и им не приходится снимать жилье, или им помогают родственники — это все объяснения, которые у меня есть. Мне неудобно обсуждать денежные вопросы с моими коллегами, потому что, будучи участницей «Учителя для России», я получаю намного больше: нам дают 20 тысяч рублей на личные расходы, еще 15 тысяч на жилье. Кроме того, я получаю в школе зарплату в размере семи тысяч рублей.

Чем отличается Россия от Европы

Мне не пришлось так уж сильно менять свои повседневные привычки, когда я переехала в Россию. Правда, мне часто не хватает вкусной еды, особенно сыра и шоколада. Шоколад в Бельгии вообще очень вкусный и качественный. А еще не хватает бельгийской картошки фри, бельгийского пива — хотя в России девушкам, кажется, не пристало пить пиво. Еще в России пьют намного больше чая, чем кофе, а в Бельгии, если вы закажете чай в кафе, вам принесут кружку кипятка с пакетиком «Липтон». В России жизнь, конечно, значительно дешевле, особенно для тех, кто приезжает сюда из Европы, но и зарплаты тут совсем другие.

Еще я долго привыкала к постоянно включенному отоплению — оно такое жаркое, что зимой дома можно ходить в одной футболке. А еще к тому, что обувь при входе в дом принято снимать — хотя с таким количеством снега зимой это и неудивительно. Здесь меня часто спрашивают, как мне русская зима. К сожалению, я часто болею — возможно, это из-за холода и постоянного контакта с детьми. В этом году у меня была пневмония, которая долго не проходила. За то время, что я живу в России, я успела съездить в Питер, Казань, а еще в Черноголовку к родне моего парня. Очень хочу побывать в Сибири, но только не зимой.

В Обнинске я устроилась достаточно удобно. Зимой я много ленилась, но сейчас купила себе абонемент в спортклуб, с удовольствием хожу туда на выходных. Сейчас я учусь водить, чтобы поменьше времени проводить на улице. А летом тут красиво — много парков, я с удовольствием гуляю и ем мороженое. Еще тут есть очень хорошая библиотека, где меня уже знают: там хороший выбор книжек на английском и французском, и каждый месяц я беру штук по шесть.

Я достаточно часто приезжаю домой — на Рождество и другие праздники. Моя мама тоже приезжала ко мне в Обнинск, приходила ко мне на урок, который я посвятила ей. В этом году она тоже приедет, но весной. Мои братья приезжали в ноябре — было уже очень холодно. Впрочем, мои родственники рады, что я тут не одна, потому что в Обнинске в программе «Учитель для России» участвуют три школы, и мне всегда могут помочь — мы все время общаемся в общем чате, если что, мне есть к кому обратиться за помощью и советом.

Подробности по теме
Учитель объясняет, почему школа ничего не должна — ни нам, ни нашим детям
Учитель объясняет, почему школа ничего не должна — ни нам, ни нашим детям

О русском языке и планах на жизнь

Труднее всего было привыкать к русскому алфавиту, особенно к буквам, похожим на латинские. Мне кажется, вам, русским, проще, потому что вы с детства привыкли к двум алфавитам. Но самое ужасное — это падежи, которые я только совсем немного знала из школьного курса латыни (но там нас не учили на нем говорить — только читать и переводить). И глаголы движения — идти, ходить, приходить… — их же невозможно напрямую перевести на французский! Еще я первое время не различала слова «площадь» и «лошадь» — и предложила одному знакомому встретиться на лошади.

Сейчас я неплохо могу говорить по-русски, хотя по-прежнему путаюсь в падежах. Ученики иногда меня поправляют и смеются, если я путаю ударение в слове «писАть», не выговариваю «ы», иногда они могут даже немного подразнить меня своим «ы-ы-ы». Читать я на русском могу — но не Толстого и Достоевского, только Пушкина немного.

На уроках я много говорю по-русски, на нем же говорю с коллегами в школе и с нашими знакомыми в Обнинске — притом что я уже хорошо его знаю, я довольно сильно от него устаю, все же это иностранный язык. С коллегами в школе и с друзьями в Обнинске я говорю в основном по-русски, они часто меня поправляют, а иногда по-доброму смеются над моими ошибками, говорят, что когда я устаю, их становится больше.

Моя программа закончится в мае — я хочу поехать домой примерно на год, отдохнуть и подлечиться. Мой молодой человек, скорее всего, поедет со мной, он еще никогда не жил в Бельгии так долго. Возможно, потом снова вернусь в Россию, но вряд ли стану работать с детьми в качестве учительницы. Я подумываю о какой-то другой роли — например на программе вроде этой в качестве инструктора или организатора. Я знаю, что много денег этим не заработать, но, возможно, мне попадется что-то подходящее.


Прием заявок на участие в программе «Учитель для России» в 2018 году продлится до 13 мая. Кандидаты, которые заполнят анкеты на сайте до этой даты, пройдут конкурс на участие в программе до конца июня. В июле все участники, прошедшие конкурс, пройдут пятинедельный выездной курс педагогики, а 1 сентября начнут работать в школах. Анкету можно заполнить по ссылке.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!