«Афиша Daily» поговорила с тремя девушками, которые испытывают болезненную страсть к покупкам, и спросила у психотерапевта, что делать, если вы не можете обуздать потребительский инстинкт.
Алиса
Менеджер

Проблемы начались в детстве. Я росла в обычной семье — девочка-ботаник, которая не особо обращала внимание на внешность и постоянно получала зуботычины от одноклассников. Стремление это изменить было бешеное. Думала: выучусь, заработаю. В итоге блестяще окончила школу, университет, но так и не заработала.

Потом встретила очень обеспеченного человека, он стал меня баловать. Меня тянуло только к брендам, первым линейкам. Джинсы — только D&G или Dsquared2. Если проходила неделя и я не шла в бутик и что-то не покупала, было как-то беспокойно. Я бежала и покупала что-то, что мне было совершенно не нужно. У меня был кайф, эйфория. Она длилась неделю-две, потом я шла опять покупать, но период эйфории сокращался. У тебя есть деньги — надо срочно их потратить. Дома 33 туши для ресниц — куплю 34-ю. На скидки я даже не обращала внимание, просто хватала. Продавцы все тоже видели и потакали мне: они чувствуют шопоголиков.

Это все продолжалось три года — с 2012-го го 2015-й. Потом получилось так, что денег не стало. Тогда я начала брать кредиты в банках. В итоге я жутко обросла долгами, но это меня не остановило. Я начала ходить по распродажам, а потом поняла, что все, денег нет.

Я поняла, что творится что-то очень страшное: мне нечего жрать, зато шкаф ломится от дорогущих шмоток. Самое ужасное, что я не особо стремилась с ними расставаться. Иногда перерываю это барахло и вижу вещи с этикетками. В какой-то момент ты понимаешь, что не можешь платить. Начинаются звонки из банков: домой, на работу. Потом они не просто звонят, но и приходят.

Сейчас у меня долги порядка 800 тысяч. Мысли по этому поводу были самые разные, думала даже о суициде. Я завидовала мертвым. Останавливала только мысль о сыне.

Потом мне дали телефон хорошего психиатра, он помог мне разобраться в себе. Но период лечения был очень долгим. Сейчас у меня есть шопоголизм, но не такой страшный. Я покупаю что-то не в ущерб семье.

Подробности по теме
Рабочие материалы
Манипуляции, угрозы, ночные выезды: как работают коллекторы
Манипуляции, угрозы, ночные выезды: как работают коллекторы

Теперь я хожу по судам, где-то выигрываю, где-то — не очень получается. Банк дает в кредит одну сумму, а забрать хочет совершенно другую. Накручивает бешеные неустойки, которые порой превышают сам кредит, начисляют проценты на проценты. Банковских махинаций очень много. Закон о банкротстве физлиц очень противоречивый и скользкий, он практически не работает: если у человека нет денег на еду, откуда он найдет 10 тысяч в месяц, чтобы платить финансовому управляющему? Это абсурд.

Как правило, все шопоголики в жутких, нереальных долгах. Раньше я общалась с очень богатыми людьми, ходила только в закрытые клубы, тянулась к людям с более высоким статусом. А потом выяснилось, что многие из них — такие же должники. У них и кредиты, и долги перед приставами. «Бентли» и «ягуары» тоже берутся в кредит. Все это — пыль в глаза. Это наркоманы, вещи — их наркотики.

Сейчас я вспоминаю себя в прошлом и думаю: ненормальная женщина. Я стараюсь выстроить новую жизнь, найти себе увлечение, больше читать. Я научилась радоваться солнцу, наслаждаться тишиной. Если мне чего-то хочется, я стараюсь себя отвлечь, иногда принимаю легкие антидепрессанты, которые прописал врач. Но вообще нет таблетки, которая поможет от этого избавиться. Человек сам должен над собой работать.

В обществе привыкли посмеиваться на шопоголиками, считать это блажью. Но это не блажь, а болезнь. Я постоянно держу руку на пульсе, стараюсь контролировать себя, но понимаю, что эта проблема может в любой момент вернуться. В основном шопоголики помогают друг другу на форумах. Лично мне очень помогли абсолютно незнакомые люди, теперь я тоже стараюсь давать советы другим. Есть один форум должников, на котором я сижу. Там процентов 90 — это шопоголики.

Инна
Бухгалтер

У всех моих родственников были химические зависимости, а у меня — зависимость от еды. Чтобы от нее избавиться, я работала с психологом, а потом начала посещать группы самопомощи, работать по специальной программе «12 шагов», но в какой-то момент осознала, что у меня есть еще одна проблема — компульсивные траты. В итоге я разобралась со своим отношением к еде и справилась с пищевой зависимостью, но у меня начался перекос в сторону шопоголизма. Покупки утешали, давали чувство какого-то покоя, но только на короткое время.

Сначала я даже не предполагала, что у меня есть проблема. Я всю жизнь живу в долгах, моя мама всю жизнь жила в долгах. Я думала, что это нормально. Я брала кредиты на мимолетные нужды, тратила на все, что могла: одежду, еду. Мне все время хотелось праздника. Однажды я взяла кредит на путешествие, оно было незапланированным. Просто я услышала, что мои друзья едут, сорвалась и поехала вместе с ними.

Моим «дном» в транжирстве был последний кредит. Мне вдруг показалось, что я плохо выгляжу, и я взяла кредит на очень дорогую косметику. В тот момент я только что вышла на новую работу. У меня уже были долги и два кредита, но, вместо того чтобы гасить их, я влезла в еще одну яму. Успокаивала себя тем, что теперь у меня зарплата больше, чем на прошлом месте. Хотя она была больше не в два раза, а всего процентов на пять.

В итоге я познакомилась с девочкой из группы анонимных шопоголиков. Теперь я пытаюсь разобраться с этой проблемой. Сейчас я в середине пути, но многое уже изменилось. Раньше меня «несло», я тратилась, не могла противостоять инстинкту. Теперь я могу остановиться. Иногда я иду с работы, и ноги несут меня в магазин. Но я останавливаюсь перед входом и задумываюсь: разве мне что-то нужно?

Я понимаю, что тратила кучу денег непонятно куда, но мне все равно не хватало на себя. Покупала вещи, которыми не пользовалась: какие-то сумочки, сувенирчики, одежду, которую мне не с чем носить, книги, которые так и не прочла. Сейчас я избавляюсь от этих вещей. Постоянно было желание что-то купить, мне казалось это необходимым. При этом мне порой было жаль денег на лишнюю пару теплых колготок, чтобы не мерзнуть. Забота о себе казалась чем-то сверхъестественным.

Интернет-магазины — это отдельная тема. У меня бывали компульсивные траты, особенно меня «несло», когда я делала покупки по ночам. Например, однажды я взяла купон на посещение стоматолога, а потом поняла, что эта акция проходит не в моем городе. В итоге я подарила его друзьям. Теперь я ставлю для себя границы, стараюсь не заходить в интернет после девяти вечера. Еще я всеми способами стараюсь избегать рекламы. Сейчас многие воспринимают рекламу как искусство, а во мне сидит страх, что мне навязывают очередную покупку.

Иногда я читаю в интернете истории о том, как люди берут компульсивные кредиты. Многие говорят, что их зазомбировали, загипнотизировали. Могу ли я сказать такое о себе? Думаю, что нет. Просто внутри меня есть что-то, на что нужно немного надавить, и я готова буду сама отдать деньги.

Шопоголизм — это удел не только богатых, просто у них крупнее долги. Но я общалась с другими шопоголиками, и теперь мне кажется, что чем человек беднее, тем больше у него эта зависимость. Мне кажется, что это проблема духовная: когда человек не чувствует себя любимым, у него появляется вакуум внутри, который он пытается заполнить «наркотиком», чтоб подавить негативные чувства.

Подробности по теме
Инструкция
Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала
Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала
Дарья
Специалист по социальной работе

Как мне кажется, шопоголик — это человек, который идет на поводу у сиюминутных желаний и не может себя остановить.

Мои проблемы начались, когда я была студенткой и только начала получать стипендию. Я начала спускать все на косметику. Хотя я понимала, что есть вещи поважнее, остановить себя не могла. Я заходила в магазин и скупала все, что надо и не надо. А потом складывала в шкаф и не пользовалась. Чтобы родители и бабушка не узнали о моих пристрастиях, я начала прятать то, что купила, и не говорить о своих тратах. Я понимала, что нужно купить какие-то действительно важные вещи, но руки тянулись опять купить косметику.

Когда я начала работать, однажды срочно понадобились деньги, и я оформила кредитную карту. Я не собиралась тратить с нее деньги. Потом наступил мой день рождения, и я решила купить себе небольшой подарок через интернет: я коллекционирую карты Таро. С этого все и началось. Захотелось еще покупать — то одно, то другое, и покатилось. Как бы я себя ни настраивала и ни уговаривала, я все равно брала кредитку и обещала себе, что это точно в самый последний раз.

Я не считаю кредитные карты злом, но они — только для дисциплинированных людей, которые могут контролировать себя. Кредитка дарит ощущение, будто у меня вдруг появились деньги и я могу купить все, что хочется. А про то, что их надо отдавать, стараешься как-то не думать.

В конце концов я решила, что если я и дальше буду так тратить деньги, то так с места и не сдвинусь и никогда не выплачу долги. И я просто заблокировала кредитку. Также очень помогает планирование. Я тщательно планирую свои доходы, пишу планы на месяц, куда и на что потрачу, и строго ему следую. Мне теперь доставляет удовольствие укладываться в заранее отведенную сумму. А еще я начала заходить в онлайн-группы анонимных шопоголиков и увидела, что я не одна такая, и мне стало немного легче.

У меня было непростое детство. Мы жили бедно, игрушки мне покупали редко, а хотела я их часто. А когда выросла, то игрушки заменили вещи. Тем более что сейчас даже в магазин идти не надо. Я ненавижу ходить по магазинам. Большую часть своих покупок я совершала в интернете. Особенно когда предлагали всякие скидки, подарки и прочее. В интернете денег не видно, а в настоящий магазин надо ехать, ходить выбирать — в процессе уже пропадает желание покупать. Мне кажется, онлайн-маркетинг своим удобством способствует развитию шопоголизма. Ведь так удобно сидеть дома и спокойно выбирать, что тебе нравится.

Екатерина Сигитова
Психотерапевт

Существует такое расстройство, как ониомания, оно связано с компульсивными покупками. Человек, страдающий им, чувствует непреодолимую потребность в покупках и не может себя остановить, что приводит к негативным последствиям для него (не только финансовым). Есть еще зависимость от шопинга (шопоголизм) — состояние, при котором человеку нужны покупки как единственный способ справляться со стрессом и проблемами. Кроме таких людей есть еще те, кто просто любит шопинг, использует его для снятия стресса или тратит слишком много денег. Они, как правило, не больны.

Ониоманию отчасти можно сравнить с игроманией. Все аддикции и компульсивные состояния похожи между собой, так как в них задействованы одни и те же структуры мозга. Современная аддиктология считает, что первична скорее зависимая личность с характерными чертами и нейрохимическими механизмами, а на ней уже расцветают какие-то виды аддикций.

Люди, которые приходят на прием к психотерапевту, вполне могут видеть безудержный шопинг как свою основную проблему или одну из проблем. Как правило, если работать с этим в психотерапии, выясняется, что приступы шопоголизма не происходят сами по себе, без причины, а интегрированы в психическую систему пациента, и с ними можно разбираться наравне с другими проблемами.

Если говорить о том, кто чаще страдает от шопоголизма, то официальная статистика противоречива. Одни исследователи находят, что мужчины и женщины в равной степени страдают этими расстройствами — частота встречаемости около 5%. Другие исследования утверждают, что подавляющее большинство шопоголиков — женщины. Это может быть связано с тем, что женщины чаще признают это как проблему, в то время как мужчины могут считать себя «коллекционерами». К психотерапевту — с любыми сложностями — тоже чаще приходят именно женщины, так что личная статистика психотерапевтов не может быть взята в расчет.

Основной способ лечения всех компульсивных расстройств — психотерапия, в частности, с этим прекрасно справляется когнитивно-бихевиоральная терапия. С зависимостями работают почти все направления психотерапии: гештальт, психоанализ, психодинамическая терапия и другие. Однако стоит иметь в виду, что эти состояния часто возникают на фоне более тяжелых расстройств, например депрессии, которые уже могут требовать лекарств и консультации у психиатра.