Десятилетиями в США право прервать беременность опиралось на решение Верховного суда по делу Роу против Уэйда 1973 года. 24 июня 2022 года американки потеряли это право вместе с отменой решения. Штаты получили возможность регулировать аборты по своему усмотрению. Почему так произошло и что теперь будет с правами женщин в США?

Медицинское сообщество, которое в XVIII веке выступало против абортов из‑за беспокойства за жизнь пациенток, теперь единым фронтом выступает против пролайферской политики. Влиятельнейший медицинский журнал Lancet буквально предупредил, что на руки судей ляжет кровь женщин, если они отменят решение и женщины окажутся поражены в правах.

Исторический расизм и мизогиния: запрет на аборты для белых и принуждение к стерилизации для небелых женщин

В США в начале XIX века на аборты смотрели сквозь пальцы: средняя американка рожала 7–8 детей, а вопрос избавления от плода больше всего волновал девушек, «не уберегшихся» до свадьбы. Но рождаемость постепенно начала падать, особенно среди замужних белых женщин среднего и высшего классов.

Аборты среди этой прослойки общества обеспокоили политиков, и в этом была известная доля расизма. Штаты начали жестко ограничивать право женщин на аборт одновременно с появлением законов о принудительной стерилизации. К 1900 году аборты были запрещены во всех штатах. Стерилизации преимущественно подвергались небелые женщины: с 1973 по 1976 год было простерилизовано 3406 женщин коренных народов Америки.

Борьба с абортами и сегодня остается частью расистской политики: поздравляя президента Трампа с отменой решения по делу Роу, республиканка Мэри Миллер заявила, что в Верховном суде была «одержана историческая победа в борьбе за жизнь белых».

Почему отмена решения суда по делу Роу так важна для США?

Правовое регулирование в США устроено для нас непривычно. Огромную роль играет судебный прецедент — принцип, согласно которому необходимо «стоять на решенном и не отступать от устоявшихся положений». Это значит, что решения вышестоящих судов обязательны для нижестоящих.

А самую важную роль играют решения Верховного суда США, потому что он имеет право толковать конституцию. Конституция — старинный документ, созданный во времена, когда многих современных явлений просто не существовало. Верховный суд приспосабливает ее к реалиям дня. Все усложняется, если учесть, что штатам дана большая свобода законотворчества. По сути они могут сами решать все вопросы, о которых ничего не сказано в конституции и не принят специальный федеральный закон, общий для всех.

Такого федерального закона об абортах в США не существовало, не говорилось о них и в конституции. В итоге вопрос свелся вот к чему: если право на аборт можно вывести из конституции, то Верховный суд может указать штатам, что законы, запрещающие аборты, не конституционны, и отменить их.

Чтобы признать запрет абортов неконституционным, требовалась решительная победа в суде. Так появилось дело Роу против Уэйда.

Большая победа активисток в 1970-е

В 1970-е годы юристки Линда Коффи и Сара Веддингтон специально искали истицу, от имени которой они могли бы подать иск к штату Техас. Такой истицей стала замужняя и малообеспеченная Норма МакКорви (в суде ей дали псевдоним Джейн Роу, а Уэйд — это окружной прокурор Техаса). В 21 год она забеременела в третий раз, не смогла получить разрешение на прерывание беременности, даже солгав, что стала жертвой изнасилования. Затем она рискнула обратиться в нелегальную клинику, но заведение закрыла полиция.

Дело Роу было далеко не первым и не единственным, но именно оно дошло до Верховного суда, было внимательно изучено и привело к принятию исторического решения.

Протестующие, одна из которых держит ребенка, стоят вокруг плаката с надписью «Бесплатный легальный аборт» во время массовой демонстрации против законов штата Нью-Йорк об абортах в манхэттенском районе Нью-Йорка, штат Нью-Йорк, 28 марта 1970 года
© Graphic House/Hulton Archive/Getty Images

Судьям предстояло сделать сложный выбор. В своем решении они предпочли опираться на 14-ю поправку к Конституции США. В ней абсолютно ничего не говорится об абортах (как и в конституции вообще).

В поправке говорится, что граждане США обладают равными правами и не могут лишиться их, кроме как в ходе справедливого судебного разбирательства. Из этого положения Верховный суд исторически выводит право граждан на неприкосновенность частной жизни. Логика такова: пусть это право и не перечислено в конституции, но граждан нельзя лишать каких‑то прав без суда просто потому, что их нет в списке.

Наконец, в 1973 году — к этому времени Норма МакКорви уже родила и отдала ребенка на усыновление — Верховный суд голосами семи судей против двоих утвердил, что женщины в США обладают фундаментальным правом выбирать, делать ли аборт, и отменил закон Техаса как неконституционный.

Право не было признано абсолютным. Суд учел, что как у женщины, так и у государства есть в этом вопросе свои интересы. И чтобы гарантировать их соблюдение, использовал концепцию триместровКонцепция триместров значит, что в первом триместре аборт безопаснее, чем роды, и потому право на него не должно ограничиваться властями штатов (если не брать нормальные ограничения, типа требования обращаться к лицензированному медику). Во втором триместре право сильно сужается, потому что в интересах государства защищать здоровье женщины и плода. А в третьем аборт допустим лишь в крайних случаях, например, при необходимости спасения жизни матери. .

Отмена исторического решения по делу Роу

Попытки добиться отмены этого решения предпринимались неоднократно. Штаты упорно принимали законы об ограничении абортов, которые также упорно признавались антиконституционными.

Отмена решения стала экстраординарным событием, ведь делу уже больше пятидесяти лет, и, как правило, Верховный суд отменяет свои старые решения, чтобы расширять права американцев, а не ограничивать их. Даже судья Бретт Кавано обещал, когда шла речь о его назначении, что будет охранять почтенные, освященные временем, прецеденты. Но обещания не сдержал.

США стали одной из четырех стран мира, которые откатили назад репродуктивное законодательство после 1994 года. Другие три — это Польша, Сальвадор и Никарагуа.

Как удалось отменить решение суда по делу Роу?

Изменить мнение суда удалось, вероятно, благодаря смене его состава. За отмену высказались пять судей: Сэмюэль Алито, Кларенс Томас (назначены Бушем-старшим), Нейл Горсуч, Бретт Кавано и Эми Кони Баретт (назначены президентом Трампом). Против — трое: Стивен Брейер (назначен президентом Клинтоном), Соня Сотомейор и Елена Каган (назначены президентом Обамой). И еще один судья, Джон Робертс, хоть и подписался под мнением большинства, заявил, что против отмены решения, и призвал суд быть более сдержанным в таком важном вопросе.

На этот раз судьи рассматривали дело Доббса против Женской организации здравоохранения Джексона (единственной организации, предлагавшей услугу прерывания беременности в штате Миссисипи). Речь шла о принятом штатом законе, который запрещал аборты после 15-й недели, то есть до истечения первого триместра. После аборты допускались только в случае крайней необходимости, даже без исключений для последствий изнасилования или инцеста.

Решение по делу составил судья Сэмюэль Алито, который всегда утверждал, что дело Роу было «чудовищной ошибкой», страдало от «исключительно слабой аргументации» и привело к «чудовищным последствиям». По его мнению, Конституция США никоим образом не подразумевает наличия у человека присущего ему от рождения права на личную неприкосновенность, зато «пренатальную жизнь» необходимо сохранять и беречь на всех стадиях ее развития, а «варварские медицинские процедуры» запретить.

© Stephen Zenner/SOPA Images/Getty Images

Судьи, оставшиеся в меньшинстве, отметили, что будущее поколение женщин будет взрослеть с меньшим набором прав, чем их матери и бабушки.

И отныне женщина может быть лишена всяческих прав с момента оплодотворения, какой бы ценой ей ни давались беременность и роды.

Наши дни: запреты на аборты, поощрение доносов, закрытие клиник и преследование женщин и врачей

К отмене решения в консервативных штатах готовились давно. Губернатор Оклахомы срочно подписал акт, запрещающий аборты с момента оплодотворения с минимальными исключениями и поддержкой доносительства.

Также консервативные штаты стали заранее отслеживать своих «неблагонадежных гражданок», то есть медики обязаны фиксировать данные обо всех, кто сделал аборт. В некоторых штатах женщинам, желающим сделать аборт, приходится звонить на местную горячую линию для консультации. Такими линиями обычно заведуют религиозные организации, которые не предоставляют никаких медицинских услуг. Они лишь пытаются отговорить от аборта и фиксируют данные звонивших. И сохранять тайну переговоров они не обязаны. Поглядывают консерваторы и в сторону Техаса с его законом об «охоте за головами» всех, кто помог беременным перестать быть таковыми.

Одновременно интернет-пользовательницы начали обмениваться советами удалить с телефонов любые трекеры месячного цикла, ведь они тоже могут сдавать информацию о задержках.

А еще рекомендуется покупать гигиенические продукты только за наличные. Это нужно для того, чтобы по данным карт не удалось узнать о задержке менструации.

На данный момент штрафы и лишение свободы угрожают в первую очередь врачам и другим «пособникам». Но консервативные издания подсказывают, что с преступными матерями тоже нужно что‑то делать. Например, христианский новостной сайт Stream предлагает ввести принудительное психиатрическое лечение для женщин, сделавших аборт.

В Техасе запретили делать аборт после шестой недели, и теперь в штате можно заработать 10 тысяч долларов за донос о чужом аборте или даже поделившись с властями информацией о том, что ваш знакомый водитель такси подвез женщину в клинику для прерывания беременности.

Генеральный прокурор Техаса немедленно велел местным клиникам, предоставляющим такие услуги, прекратить свою деятельность. Этот же штат отличился тем, что запретил аборты даже в случае изнасилования, и по данным правозащитников, 9–11-летние жертвы насильников вынуждены вынашивать беременность.

Сразу же закрылись все три клиники в Луизиане и единственная клиника в Южной Дакоте. Таких учреждений изначально было мало, потому что консервативные штаты хотя и не могли полностью запретить аборты, делали все возможное, чтобы усложнить работу медиков.

Помимо простых запретов, начали вводиться всевозможные ограничения, например, требования получения согласия от опекунов для несовершеннолетних беременных.

Настоящий юридический хаос и экономические последствия запрета на аборты

Полностью оценить последствия отмены решения пока невозможно, но они явно затронут общество на многих уровнях.

В злополучных Техасе и Оклахоме уже настолько перестарались с антиабортными законами, что они начали противоречить друг другу.

Активисты против абортов Себастиан Шуфф и Нелли Сасиллас с плакатом «Мы усыновим твоего ребенка». Однако они не могут усыновить детей, потому что не являются гражданами США

США ожидает внутренняя «абортная миграция». Женщины будут пытаться получать медицинские услуги в других штатах. Это сложно, дорого и доступно не всем. Пациенток станет больше и, значит, сроки получения услуги тоже затянутся. Штаты будут пытаться препятствовать помощи со стороны — в Кентукки, например, уже хотят требовать экстрадиции из других штатов людей, поставляющих жительницам Кентукки средства для медикаментозных абортов.

Есть еще две причины, которые угрожают антиутопическими последствиями. Во-первых, мотивом запрета абортов служит идея приравнивания эмбриона к личности, чьи права должны быть защищены в полной мере. Это приводит к идее запрета и медикаментозных абортов, и такие законопроекты уже существуют, несмотря на то что препарат мифепрестон одобрен Управлением по санитарному надзору США. Дальше речь пойдет о запрете контрацепции в принципе.

Вторая же причина такова, что идея приравнивания эмбриона к полноценному гражданскому лицу означает повышенную бдительность в отношении беременных. Всякая женщина, чья беременность прекратилась, рискует оказаться под подозрением в лишении человека жизни. И это даже не футуристический прогноз.

В США уже находятся в тюрьмах более 1200 женщин, приговоренных за последние пятнадцать лет после утраты беременности. Среди них женщины, которые рожали дома, употребляли во время беременности наркотические вещества, просто падали и даже женщина, в которую выстрелили во время ссоры.

Ее обвинили в том, что она полезла в драку беременной, а значит, виновна в смерти плода. По законам некоторых штатов эмбрионы уже наделены правами человека.

Если говорить об экономике в целом, то министр финансов Джанет Йеллен уже предупредила, что отмена права на аборты «повлечет крайне негативные последствия для экономики». Одно исследование Института исследований политики в области прав женщин предполагает, что такие ограничения обойдутся США в 105 миллиардов долларов в год в силу сокращения числа женщин на рынке труда.

Наконец, консерваторы, скорее всего, будут работать над введением закона о запрете абортов на федеральном уровне или попытаются провести такой запрет через тот же Верховный суд.

Так что неудивительно, что отмена решения по делу Роу была встречена массовыми протестами.

Катастрофическая ситуация с материнством

Несмотря на то что последние годы законодательство, связанное с абортами, неуклонно ужесточалось, давнишний тренд на их сокращение развернулсяˆ американки стали реже беременеть, но чаще совершать аборты (в 2020 году рост на 8% по сравнению с 2017 годом).

При этом среди развитых стран США имеют одни из худших показателей младенческой смертности.

Забота о реальных младенцах тоже не радует. Только у одной из пяти работниц частного сектора в США есть доступ к оплачиваемому декретному отпуску. И все это происходит на фоне дефицита детских смесей, который особенно затронул беднейшие семьи.

Президент Байден заявил, что 24 июня стало «печальным днем для суда и страны» и призвал конгресс кодифицировать право на аборт. Сделать это будет непросто. Для принятия такого закона на уровне всего государства нужна поддержка большинства в обеих палатах. Вряд ли республиканский сенат пропустит закон, разрешающий аборты.

Сегодня, согласно опросам, 85% американцев считают, что аборт должен быть узаконен. Такое расхождение между мнением высшего судебного органа и простых граждан, несомненно, повлияет на итоги будущих выборов. Но к этому моменту судьбы многих женщин будут уже решены.